Сукины деятели

Умная власть отбрасывает хвост, как ящерица. Глупая власть отбрасывает копыта

15.12.2010 в 20:54, просмотров: 15900

Волнения, последовавшие за убийством Егора Свиридова, были обусловлены не тем, что его убили кавказцы, но тем, что убийцы были отпущены на свободу ментами. Именно против последних изначально выступали друзья погибшего.

Сукины деятели

Затем гнев оскорбленных был грамотно переформатирован манипуляторами. Ну а политическим группам, заинтересованным в раскачке народного аффекта, осталось только использовать эту — пользуясь футбольной терминологией — замечательную подачу власти, чтобы забить ей красивый гол.

Что делают в таких случаях умельцы от истеблишмента во всем мире? Приносят в жертву тех, кто — в представлении социума — виновен (и не суть важно, адекватно “обвинение” или нет). Важно, чтобы кто-то “наверху” пострадал. Хоть как-то.

Слили бы милицейского начальника, отпустившего дагестанцев, завели бы дела на следователей, дружно оповестили бы об этом оппозиционные СМИ — глядишь, и не дошло бы до бунта, осмысленного и все же пока не беспощадного.

Опять же, допустим, все же “дошло” и взорвалась-таки Манежная? Тогда Рашида Нургалиева — долой! И не важны личные качества министра ВД и/или мера его вины/вовлеченности. Власть обязана быть изворотливой в периоды нестабильности. Так ящерица скидывает хвост, чтобы улизнуть от разборок. Но нашей никто на хвост не наступает. У них (в их представлении) стабильная лепота.

Ну вот убил “Мерседес” нефтяного генерала женщин-врачей на “встречке”. По-любому трагедия. Непоправимая. Однако имидж ведь поправим. Неважно на самом деле, кто виноват с точки зрения ПДД: есть презумпция виновности зарвавшейся элиты. Заслуженная презумпция. Независимо от расследования и реалий конкретного дела тот вельможа должен был раскаяться публично, а его водителя необходимо было в тот же день признать 100% виновным и с барабанным боем посадить. Потом бы выпустили тихонько через месяц-другой, озолотили бы $-компенсацией, был бы счастлив.

Назначили виновного, приговорили сурово = удовлетворили чувство справедливости, народу присущее. И волки олигархические целы, и овцы репутационные сыты до отвала показной справедливостью.

На Западе так и делают. И на Востоке.

Там нет коррупции?

Миллиардная.

Элита не злоупотребляет админресурсом? Еще как! Но по законам жанра соблюдаются элементарные приличия.

И только у нас может родиться такой анекдот: “мерс” полковника ФСБ столкнулся с джипом главы думского комитета — виновной в ДТП признана машина ГАИ, прибывшая на место аварии.

Обратите внимание, шотландский министр транспорта Стюарт Стивенсон на этой неделе был вынужден подать в отставку… из-за того, что на дорогах “образовались заносы и появился гололед”. Нонсенс? Нет, нормальная практика “перевода стрелок”. В былые времена и гонцов казнили за худую весть. А у нас имеет значение лишь преданность вождю. На каждом уровне чиновничьей спирали.

Весной министр сельского хозяйства Словении Милан Погачник подал в отставку со своего поста после того, как его заподозрили в махинациях с земельными участками. А здесь? В отношении “министра подростковой промышленности” Василия Якеменко высказали предположение о причастности к нападению на Олега Кашина, и он не то что в гневе праведном написал заявление премьеру — нет, напротив, был удостоен демонстративной аудиенции у Владимира Путина. Ровно три года назад этому министру запретили въезд в Шенгенскую зону из-за организации нападения на эстонского посла. И как с гуся вода.

“Да, он сукин сын, но это наш сукин сын!” — сентенция US-президента Франклина Рузвельта в адрес никарагуанского диктатора Сомосы перед визитом последнего в Вашингтон стала российским лозунгом.

Сукины дети. Связанные одной цепью. Наши элитарии. Друг друга не сдают, всех остальных просто в упор не видят.

Один из соратников Сильвио Берлускони, министр промышленности Италии Клаудио Скайола ушел в отставку, заявив, что-де не может продолжать выполнять обязанности чиновника. А вменялось ему всего лишь приобретение апартаментов с видом на Колизей за 600 тысяч евро, что ниже их рыночной стоимости вдвое.

В феврале японский министр финансов Сеити Накагава лишился должности после выступления на саммите G7 в Риме — журналисты-соотечественники написали, что им “показалось” (!!!): министр был пьян. “Обвиняемый” оправдывался, что, мол, простудился и употребил сильное лекарство, которое, наложившись на смену часовых поясов, вызвало неадекват. Тем не менее его отставку премьер Таро Ассо принял.

Во Франции уволили министра Алена Жуайянде “за тягу к роскоши”: он потратил 116,5 тысячи бюджетных евро на курортную командировку.

А у нас?

С формулировкой “за расточительность” намеревались зачистить — и об этом объявили в газетах — министра спорта Виталия Мутко: его гостиничный номер стоил $1499 в сутки. Но воз с мигалками и ныне там.

Тот же Нургалиев просто должен был бы написать рапорт после “дела Евсюкова”. Но у нас другие “традиции” — помнится, Михаил Лесин остался на посту министра печати после скандала с шантажом Владимира Гусинского.

И дело вовсе не в проступке, а в том, что об этом стало известно. Не пойман — не вор. Но попалился — сделай харакири, притворное, на утеху репортерскую, но исполни. Прокололся — уходи. Недаром говорят: лицемерие — последнее прибежище добродетели.

Министр обороны Ирландии Вилли О'Ди подал в отставку, признав, что несправедливо обвинил в прошлом году своего политического оппонента в организации борделя: репортер представил запись беседы с неосторожными пассажами.

Там “четвертая власть” учит чиновников отвечать за базар. Наши, повторю, даже не считают нужным вид делать, что рука руку не моет.

По итогам проверки закупки медицинских томографов на 7,5 миллиарда рублей возбуждено 17 уголовных дел, но министр здравоохранения Татьяна Голикова ничуть не устыдилась. Не она же закупала.

И не ее супруг — министр Виктор Христенко.

И не их общий начальник.

К тому же все будет забыто, как только разразится новый скандал. Что это действительно так — наш обильный на снегопад событий декабрь продемонстрировал в полной мере.

Не успел Олег Кашин вжиться в роль жертвы кровавого режима, как внимание общественности переключилось на методы Цапков.

Только начали смаковать подробности, как в бой за титул “Молодой человек месяца” вступил Леонид Парфенов.

Не успели обсудить ЧП в ТВ-бомонде, как грянул “Викиликс” с другим “симпатичным джентльменом” в главной роли. А задержание Джулиана Ассанжа тут же оттеснил на задний план нервный срыв Филиппа Киркорова. Но и горькие слезы Филиппа оказались смыты волной “фанатского” гнева.

А тут и суд над Ходорковским кстати.

У толпы короткая память.

Да и политических трупов у нас не бывает. Так что, казалось бы, винись — и ничего страшного не случится. Через год-другой вступишь в игру по новой.

Между прочим, вышеупомянутый итальянец Скайола в 2002 году, будучи министром внутренних дел, уже сливался всего лишь за то, что пренебрежительно отозвался об убитом “Красными бригадами” эксперте.

Так что отставка — это всего лишь гигиеническая мера. Санитарная. Но на российском олимпе — очевидная антисанитария. Почему-то говорить правду или каяться наши власть имущие ужасно не любят. Думают, и так сойдет. Все что говорят & пишут “там, внизу”, вне рамок кремлевской касты, — для них нечто малозначительное “из жизни муравьев”.

“Ведь им на нас накласть, бэби, ух, как им на нас накласть!” — некогда горевал Саша Градский.

“Антиперестроечный Блюз” приурочен был к Перестройке. Сейчас объявлена Перестройка-Дубль. И если не освоить нехитрые правила приличия, случится очередной февраль, октябрь или август. Со всеми вытекающими отсюда нежелательными последствиями — очередным экономическим откатом, всеобщим мочиловом и провалом на мировой политической сцене. Вернее, Манеже.