Плевок в Ломоносова

Почему власть хочет, чтобы наши дети росли безмозглыми

02.02.2011 в 20:03, просмотров: 23113

Вам когда-нибудь было стыдно смотреть в глаза скульптуре?

У меня в рабочем кабинете стоит небольшой бюст Михаила Васильевича Ломоносова. Не могу сказать, что лично мне неловко смотреть ему в глаза. Но есть ощущение стыда за происходящее вокруг.

Плевок в Ломоносова

Звучит, может быть, слишком драматично, но по сути своей правдиво, ведь всем нам хорошо знакомы неприятные чувства, когда какая-то сложная и уникальная работа идет коту под хвост. А если работа эта — многовековая? Труд многих великолепных ученых и замечательных педагогов со времен создания Академии наук и Московского университета и до наших дней, работа по строительству мощнейшей системы образования скоро будет перечеркнута. Обнулена. Превращена в ничто.

Чуть-чуть истории. В чем был прорыв, в чем была главная идея Ломоносова, что развивали основатели российской системы образования? Они строили храмы науки и образования, создавая такую систему и атмосферу, когда в одном учреждении есть доступ ко всем областям знаний. Говоря современно, придумали образовательное “3D-пространство”.

В условиях сословного общества получать такое образование мог далеко не каждый, и было оно лишь верхним этажом всей системы. После революции в XX веке советская власть усилила ломоносовские традиции, спустив этот педагогический подход на самую нижнюю ступень — в школу, сделала такое образование общедоступным. Все это называлось — фундаментальность. Именно эта черта обеспечивала общий высокий уровень интеллекта страны.

Казалось бы, какое нам сегодня дело до истории вопроса? А тут важен вывод. Такой и только такой подход позволял решать три жизненно важные задачи. Первая, главная: найти себя, раскрыть то, к чему у тебя больше всего способностей. Вторая: получить необходимый пакет знаний в самых разных областях, и даже если не все пригодится, что-то забудется — в любом случае натренируются мозги, “загрузится” мышление. У нас сегодня любые папа с мамой, если нужно, вспомнят школьный курс и помогут своему ребенку. Улыбаетесь? А это ведь просто фантастическая, недостижимая для многих “цивилизованных стран” особенность! Третья задача: развиваться многогранно, через соединение естественных и гуманитарных дисциплин, быть насыщенным и даже перенасыщенным информацией. И это особенно важно сегодня! Если мы так любим говорить о технологиях, то надо понимать, что основные открытия делаются на стыке наук: биохимия, биофизика и так далее.

А что же предлагается сегодня для российской школы партией власти? Наверняка вы уже читали и слышали об этом: только четыре обязательных предмета. Физкультура, ОБЖ, Россия в мире, “индивидуальный проект”. Остальное — на выбор. История, география, экономика — выбирай что-то одно. Хочешь еще? Тогда платно. Маленький человечек и его родители будут решать, что важнее — физика или химия, русский язык или литература... А можно не брать ни то, ни другое. Не нужно быть провидцем, чтобы предположить: не все угадают с выбором, не у всех и не на все хватит средств.

И тут мало просто “поплеваться” в сторону Министерства образования и науки да “Единой России”, нужно подумать и о том, зачем это делается. Ведь очевидный маразм не может быть самоцелью. Игнорирование общественного мнения, позиции образовательного сообщества, массовое отупление — это только контекст и следствия. Значит, надо смотреть еще глубже.

“Управление рабами и забота о них является важной частью бизнеса, — писал один американский плантатор в середине XIX века. — Хорошее обращение с рабами, их умеренная работа и естественный прирост — источник большой прибыли для владельца”. Понимаете? Умные мы слишком. А требуется поколение плебеев. “Здоровых и патриотичных” холопов. Но что такое патриотизм для малообразованного человека? Такой патриотизм — это выполнение команды сверху, команды любить или не любить, уважать или не уважать, принести или унести.

Еще одна авантюра: авторы этого “образовательного” стандарта планируют формировать на федеральном уровне только 40% общей учебной программы, остальное — на выбор. Это значит — прощай, единое образовательное пространство огромной страны! Какая же Россия после этого, простите, “Единая”? Переехав в другой город, старшеклассник уже не сведет в уме концы с концами. И самое чудовищное — отсутствие в нашем государстве системы тормозов. Ну просто вопли раздаются вокруг, но как бы кто ни возмущался, верхам — плевать. Безвольные роботы-единороссы нажмут кнопки, поговорят в коридорах, отправят своих чад в Европу — и всё. Едем дальше.

Куда едем? Как власть собирается совмещать модернизацию с этой путевкой в интеллектуальное рабство? Сегодня весь мир ориентируется на две тенденции: максимальный охват молодежи и усложнение учебных программ. А у нас и количество вузов сокращают до 150—200, то есть до уровня царской России, хотя тогда в стране было население в 91 миллион граждан и подавляющая их часть была безграмотной. Говорят, что студентов сейчас слишком много. Хорошо, давайте сравним, какой процент выпускников школ учится в вузах в других странах. В Скандинавии — около 80%, во многих высокоразвитых странах, Германии, Японии — более 80%. Даже в Прибалтике больше 70%. У нас — 54%. И это они хотят сокращать?!

Выходит такая схема. Сначала получаешь в школе стандарт из четырех пустых предметов, неглубоко изучаешь еще несколько, зубришь тесты. Потом — ЕГЭ, и большая часть молодежи отсеивается, так как и вузов, и студентов мало. Оставшиеся получают высшее образование, и, судя по известному заявлению помощника президента, желательно без стипендии. То есть не “учась и подрабатывая”, а “работая и подучиваясь”…

Оторвитесь от дел, забот и телевизора! Вас такое устраивает?

Скорость развития науки, технологий сейчас — колоссальная. Все вокруг меняется. А мы не просто не идем вперед — мы бежим назад. В 1995 году в стране было 600 тысяч научных работников, сейчас — приблизительно 450 тысяч.

Я недавно был в Китае. Они догнали США по количеству научных работников, их стало 1,5 миллиона человек. Примерно столько в странах Евросоюза. Быстро растет количество ученых в Южной Корее, Тайване, Сингапуре. В нас же видят только рынок. Покупайте, перепродавайте, торгуйте! Больше от вас ничего не нужно.

А у нас иного и не хотят. Министр образования и науки Андрей Фурсенко так ведь как-то и заявил: цель российского образования — растить потребителя.

В этом году будет принят и новый закон об образовании. Его проект уже доступен для обозрения. Это закон о том, что закона нет. Никаких конкретных норм, касающихся доли расходов на образование из бюджета. Никаких норм, касающихся зарплаты работников образования и социальных гарантий. Сокращение всевозможных льгот, будь это сельские школы или дети-инвалиды и сироты. Государство больше никому и ничего не должно!

Даже в тяжелые 90-е годы, при цене за баррель нефти в 15 долларов и распродаже всего и вся, система образования выстояла. Была поражена меньше, чем другие социальные сферы. Во многом благодаря тому закону об образовании, который работал последние пятнадцать лет. Долгое время этот закон умудрялся показывать кукиш и кудринскому Минфину, так как предусматривал высокую степень социальных гарантий, в том числе бюджетного финансирования системы образования. Давал образовательным учреждениям немало экономической свободы. Опирался на категорический запрет приватизации образовательных учреждений.

Теперь у государства сумасшедшие сырьевые доходы и резервные фонды. Их бы направить на поддержку образования и науки! Но партия власти одним законом (об изменении статуса бюджетных учреждений) кидает образование в рынок, а другим законом (новым законом об образовании) выключает всю систему из гарантий государства.

Что это? Просто парадокс, безграмотная политика или предательство? Выберете свой вариант ответа. Господин Фурсенко обожает тесты...

Думая обо всем этом, я вспоминаю разговор с одним моим европейским коллегой по работе в Парламентской ассамблее Совета Европы. Нам сложно было найти точки соприкосновения по проблемам экономики, ибо он — “отъявленный” либерал. Но даже он говорил: “Иван, считаю, вам нужно менять в своей стране очень многое. Но не трогайте свою систему образования”.

Ломоносов жил давно. И Советского Союза уже нет. Однако борьба за традиции нашей системы образования — это вовсе не попытка ретроградов зацепиться за прошлое. Это — единственный путь в достойное будущее.

Нельзя сейчас молчать!