Фронт, который лопнул

Сергей Бабурин: “У меня пытаются перехватить идею, но очень неуклюже”

В современной России уже был один “фронт” — “Фронт национального спасения”. Он собрал представителей довольно большого количества разнообразных партий (от компартии до Аграрного союза), которые объединяло одно: все они были против действующего президента Ельцина. “Фронт” просуществовал ровно год (с октября 1992-го по октябрь 1993-го) и разбежался после расстрела Белого дома. Основателем и сопредседателем того фронта был Сергей Бабурин. “МК” попросил его поразмышлять о жизнеспособности нового, путинского “фронта”.

Сергей Бабурин: “У меня пытаются перехватить идею, но очень неуклюже”

— Это, конечно, акция беспрецедентная, чтобы партия, монопольно распоряжающаяся властью, вдруг стала создавать еще некий «фронт». Ведь фронт создается для достижения какой-либо цели. Если не для борьбы против чего-то, то хотя бы для борьбы за что-то. За власть, например. Но она у них и так есть…

Поэтому первый вывод: что-то у них там, в «Единой России», не в порядке. По крайней мере лидер партии Путин признал существующие сегодня политические механизмы обанкротившимися. Я с ним согласен. И считаю, что следующим логичным шагом после создания «фронта» было бы распустить Госдуму и Совет Федерации. Вообще упразднить сегодняшнее Федеральное собрание, в котором нет смысла потому, что оно ничего не решает, а выборы превратились в полный фарс. И — созвать Конституционное собрание, которое и решит, как жить дальше. Как реорганизовать политическую систему. Тогда во всем этом будет какой-то смысл. Но боюсь, что этого, второго шага Путин не сделает. А тогда первый выглядит абсурдным.

Конечно, идея «народного фронта» в обществе существует. Но она предполагает избавление общества от партийного монополизма «Единой России». Вот такой «фронт» люди бы поддержали. Жаль, что создать его побоялись эсеры и коммунисты.

— В свое время вы создали «Фронт национального спасения». Не считаете, что у вас позаимствовали идею?

— Идею пытаются перехватить, но очень неуклюже. Наш «фронт» объединял тех, кто против порочных государственных структур, против коррупции. А их «фронт» пытается объединить тех, кто «за»…

— А кстати, почему в свое время развалился ваш «фронт»?

— Российский общенародный союз, который я возглавлял, вышел из «фронта» потому, что «фронт» разрушался изнутри людьми, которых туда внедрила власть. А после переворота 1993 года остатки «фронта» были запрещены.

фото: РИА-Новости

ВОПРОС ПОЛИТТЕХНОЛОГАМ

Насколько удачным пиар-ходом стало создание общероссийского «Народного фронта»?

Игорь МИНТУСОВ, председатель совета директоров Центра политического консультирования «НИККОЛО М»: «Удачный пиар-ход. Это должно расширить политическую базу правящей партии. Ее рейтинг в последнее время медленно, но неуклонно снижался, и объявление о создании фронта сделано, чтобы подчеркнуть всенародность „ЕР“ и привлечь побольше людей, которые пользуются авторитетом в определенных целевых группах. Если уважаемые, но беспартийные люди станут ассоциироваться с „Единой Россией“ — это добавит ей голосов».

Евгений МИНЧЕНКО, директор Международного института политической экспертизы: «Если рассматривать создание „фронта“ не как технологию борьбы за власть, а именно как пиар-ход, то он неудачный. Потому что когда мы говорим о появлении некого „народного фронта“, то получается, что должен быть враг. Против кого этот „фронт“? Кто враг? Интеллигенция, которая традиционно критикует власть? Вряд ли это ее обрадует и добавит очков Путину.

С точки зрения обывателя, если есть фронт — значит, есть какая-то тревога, опасность, которой необходимо противостоять. Тоже хочется понять: а что это за опасность? Откуда она взялась, что такого трагического произошло после 12 лет путинского «устойчивого развития»?»

Олег КУДИНОВ, руководитель Центра политического обучения и консультирования: «Все последние „народные фронты“ в окружающих нас странах вызывают неприятные ассоциации. „Народные фронты“ были в трех прибалтийских республиках. Это — сугубо националистические объединения, которые активно поддерживались Западом. Они боролись против пришлого населения, в первую очередь — против русских. А против кого будет бороться путинский „фронт“?

Позиция непонятна еще и потому, что, с одной стороны, призвали: подключайтесь, двери открыты для всех. А с другой — сразу же прозвучало, что извините, но несистемную оппозицию мы принимать не будем. Так, значит, «народный фронт» нужен, чтобы бороться с несистемной оппозицией? Но зачем это, если кремлевские политтехнологи сами же говорят, что ее у нас просто нет, это кучка жалких отщепенцев…

Сейчас элита не может разобраться в себе — кто из тандема ей более люб. И партия власти, почувствовав, что шатается, решила призвать общество к единению вокруг себя. Почему-то мне кажется, что общество будет глухо к этому призыву».