«Голубым каскам» не место в гражданской войне

Ввод российских миротворцев в Ливию не имеет смысла в условиях вооружённого противостояния

08.06.2011 в 17:19, просмотров: 2103

На днях председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров заявил, что не исключает возможность участия российских миротворцев в операции по стабилизации обстановки в Ливии, если её решит провести Совбез ООН. Такое заявление было сделано на фоне визита спецпредставителя президента России по Африке Михаила Маргелова в Бенгази, где он встретился с лидерами оппозиции. Повстанцы высоко оценили усилия России, направленные на разрешение конфликта. «МК» побеседовал с Виктором Озеровым о шансах на появление наших миротворцев в Ливии и о перспективах России в качестве посредника между Триполи и Бенгази.

«Голубым каскам» не место в гражданской войне

-Для того, чтобы была проведена миротворческая операция, должны быть созданы определённые условия. Прежде всего, стороны должны согласиться приступить к мирному разрешению противоречий, которые есть в Ливии. Когда это согласие будет получено, оно должно быть подкреплено Совбезом ООН и ООН в целом. Если будет принято решение о вводе миротворческих сил, тогда будут созданы условия. Но , чтобы это было реализованы, необходимо обращение Совбеза ООН к России и это должно быть воспринято президентом России.

- Вы заявили о том, что готовы поддержать соответствующее предложение Дмитрия Медведева, в случае, если он выразит готовность послать российских миротворцев в Ливию. Насколько вероятно принятие такого решения?

-Конечно, когда я говорил о поддержке со стороны Совета Федерации, я имел в виду, в первую очередь, себя и Комитет по обороне и безопасности. Мы за последние три года дважды возвращались к вопросу об участии РФ в миротворческих операциях под эгидой Совбеза ООН. Тогда мои коллеги были единогласны в том, что для России как постоянного члена Совбеза, участие в таких операциях — это и норма Устава ООН, и престиж нашего государства. Понятно, что любая операция сопряжена с определённым риском. Конечно, когда президент будет принимать решение, будут взвешены все «за» и «против». Кроме того, мы должны понимать, что за каждой такой операцией наступает мир, и, очевидно, те люди, которые участвовали в восстановлении этого мира, имеют большие шансы участвовать в восстановлении экономики, сотрудничестве. Поэтому российское участие в миротворческой операции сыграет важную роль для дальнейшего российско-ливийского сотрудничества.

-Не должен ли Африканский союз взять на себя основную роль в миротворческой деятельности в Ливии?

-Говоря об участии России, мы не имеем в виду, что должны быть главными. Нам немаловажно, под чьим командованием и в каком качестве мы будем принимать участие в миротворческой операции. Важно не быть второстепенными подчинёнными, которыми командуют люди из Африканского союза или из НАТО — роль России должна соответствовать нашему мировому статусу члена Совбеза ООН и как державы. Когда я говорю о взвешивании «за» и «против», я думаю, что этот фактор тоже будет учитываться. Если сейчас та благородная миссия, которую выполняет Михаил Маргелов, приведёт к каким-то положительным результатам, то с учётом исторических взаимоотношений между Россией и Ливией, россияне не будут там отвергнуты местным населением и восприниматься, например, со стороны войск Каддафи, так же, как государства НАТО, которые бомбили их территорию и воевали против них.

-Есть сейчас реальная возможность дипломатического урегулирования российской стороной?

-Если бы такой возможности наши партнёры по «восьмёрке» не видели — они бы не обратились к России, чтобы мы выступили наравне с Африканским союзом в качестве посредника для начала мирных переговоров. Думаю, это оценивается мировым сообществом.

-Насколько результативны сейчас действия этого сообщества?

-То, что сейчас происходит в Ливии, с большой натяжкой попадает под те меры, которые указаны в резолюции Совбеза ООН. Даже генсек НАТО Расмуссен признаёт, что военной операцией мира в Ливии не установить. Мои коллеги из европейских государств тоже понимают, что надо искать компромиссы на дипломатическом, а не на военном фронте.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Фёдор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

-Российские миротворцы могут оказаться в Ливии лишь в случае, если там прекратится война и будет некий политический процесс либо создания нового коалиционного правительства, либо раздела страны на зоны контроля нынешнего правительства и повстанцев. Но, в любом случае, должна существовать какая-то договорённость сторон и международные гарантии. Тогда, на основании решения Совбеза ООН, в Ливию могут быть направлены миротворческие силы для поддержания ситуации, а не для принуждения к миру, разведения противоборствующих сторон. Именно для военно-юридических гарантий некоего политического соглашения. Но пока там такого и близко нет. Что касается политического посредничества, то пока оно производит странное впечатление. С одной стороны, спецпредставитель президента Маргелов поехал в Ливию, где посетил лишь одну сторону и заявил об успехах. При этом министр иностранных дел подчёркивает, что Россия не претендует на полноценную посредническую миссию — это лишь часть международных усилий, но Россия не хочет брать на себя ответственность за попытки усадить стороны за стол переговоров, ссылаясь на Африканский союз. Мне кажется, что пока чёткого представления о том, как должна быть организована миротворческая дипломатия, каковы могут быть её цели — этого ничего нет.

Александра ТКАЧЕНКО, руководитель Центра изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Института Африки РАН:

-Миротворческие операции связаны не только с финансовыми затратами, но и с повышенным риском потерь среди миротворцев. Крупные державы — США, Россия, Франция, Британия — крайне неохотно идут на участие своих людей в подобных операциях. Поэтому к решению посылать или нет миротворцев в Ливию надо подходить очень осторожно. Если такое решение будет принято, то оно не может быть иным, кроме как консолидированным решением крупнейших мировых держав при одном обязательном условии. Это условие заключается в том, что обе стороны, участвующие в гражданской войне в Ливии, должны отложить оружие и чётко продемонстрировать желание пойти на политические переговоры. Выполнение этого условия резко снизит риски потерь среди миротворцев. Есть и более предпочтительный вариант — африканцы сами должны выполнить роль миротворцев, и они могут выполнить эту роль. Сейчас проблема в том, чтобы как-то поддержать Африканский союз в её выполнении. Наиболее правильно было бы продвигать идею о том, что «голубые каски» в Ливии должны быть представлены воинскими контингентами самих африканских стран. Касаемо того, что Россия могла бы на индивидуальной основе послать миротворцев — здесь больше оснований для скептицизма.

МЕЖДУ ТЕМ

По меньшей мере 60 авиаударов нанесли по Триполи силы НАТО 7 июня, в день 69-й годовщины Муаммара Каддафи. Сообщается, что в результате налётов погиб по крайней мере 31 человек, число раненых неизвестно. Основная часть ударов пришлась на район Баб-эль-Азизия, где располагается резиденция полковника. Натовское командование утверждает, что во время налётов были поражены военные цели, в то время как в самом Триполи говорят о разрушении гражданских объектов. Сам полковник, не смотря на бомбёжки, решил появиться на публике, выступив с очередной гневной речью в адрес Запада: «Не пугайте нас смертью. Мы приветствуем смерть. Лучше умереть, чем жить под сапогом НАТО. - заявил Каддафи - Лучше умереть, чем испугаться ваших ракет и самолетов. Нам это не нужно. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, в свою очередь, заявил, что альянс намерен продолжать операцию в Ливии до победного конца. Пока что значимого перевеса в противостоянии Каддафи и поддерживаемых альянсом повстанцев не наблюдается. На востоке страны линия фронта по-прежнему проходит между Адждабия и Брегой. В то же время, появилась информация о том, что на западе Ливии повстанцы заняли город Яфран, в 100 километрах к юго-западу от Триполи.

Свержение Каддафи. Хроника событий