Общероссийский народный тыл

должен взять верх над фронтом

23.06.2011 в 22:27, просмотров: 13133
Общероссийский народный тыл

25 июня 2011 года у нас в Москве состоится страшное событие. Съезд партии “Правое дело”, на котором со стратегическим докладом выступит лично олигарх Михаил Прохоров (Куршевельский). По прочтении доклада г-н Прохоров станет начальником партии и поведет ее к успеху на думских выборах, назначенных на 4 декабря.

Не смейтесь и не удивляйтесь. Сюжет с “Правым делом” день ото дня становится все серьезнее. Похоже, Кремль действительно собрался протащить эту партию через 7%-ный барьер, несмотря на то что ее текущий рейтинг не превышает 1%. Чтобы создать в официальной российской политике как бы либеральный полюс — напротив как бы консервативного (“Единой России”).

В бой брошены мощнейшие ресурсы. И речь не только о предвыборном бюджете, который, по достоверным неподтвержденным слухам, может достичь $300 млн. Но и о привилегиях, которые дает вроде-как-оппозиционной партии действующая власть.

“Правому делу” позволено широким бреднем завлекать в свои сети, т. е. избирательные списки, всех популярных людей, даже если еще вчера они были совершенно неприемлемы для Кремля. От Юрия Шевчука и Леонида Парфенова до Алексея Навального и даже некоторых основателей Партии народной свободы (ПАРНАС), которой Минюст только что насовсем отказал в регистрации.

Думается (или хочется надеяться), что Шевчук — Навальный — Парфенов откажутся, а кое-какие “парнасовцы” тем временем могут и согласиться. Но на этом кадровый рекрутинг, он же прохоровский призыв, не заканчивается. До сентября вербовка в “Правое дело” ЛОМов (лидеров общественного мнения) продолжится. Интересная деталь: уже сегодня среди экономических консультантов встающей с колен правой партии замечен Ермолай Солженицын, инвестиционный банкир, сын автора “Архипелага ГУЛАГ”. Как политтехнолог на пенсии не могу не поделиться с “Правым делом” идеей: почему бы не сделать Солженицына-младшего вторым номером, а Бориса Ельцина-младшего (внука покойного президента) — третьим номером партийного списка?

Представляете себе птицу-тройку Прохоров — Солженицын — Ельцин? Многие избиратели обалдеют.

Еще одна милость, которую Кремль оказал партии Прохорова и Ко: правящая “Единая Россия” главным спарринг-партнером для дебатов выбрала “Правое дело”. Это, конечно, игра в поддавки. Тем самым будущему зрителю дебатов дают понять: если тебя тошнит от партии власти, голосуй за “правых”, а третьему выбору не бывать.

Изначально съезд “Правого дела” должен был проходить в Московском планетарии — видимо, чтобы подчеркнуть звездный состав, космические планы партии и астрономические суммы, выделяемые на ее кампанию. Но потом мероприятие перенесли в скучный и банальный Центр международной торговли. Наверное, потому, что в планетарии, только открывшемся после ремонта, что-то важное, как водится, не работает.

На съезде должен решиться вопрос о новом названии партии. Партийным активом предлагаются самые странные варианты типа “ПРО-движение”. Якобы в честь трех букв из фамилии Прохорова, хотя больше напоминает американскую программу развертывания ПРО в Европе. Я, со своей стороны, тоже не могу остаться в стороне от творческого процесса. И предложил бы официально переименовать “Правое дело” в Партию жуликов и воров.

Во-первых, это бренд уже очень раскрученный (усилиями Алексея Навального со товарищи). Узнаваемость партии сразу же подскочит. А во-вторых и главных — это было бы честно. Честность же, как известно, — лучшая политика.

“Правое дело” (как бы его ни переименовали) вообще может выехать именно на честности. Заявляя лозунги, которые все другие партии выдвинуть просто никогда не осмелятся. Например: 1) освободить Ходорковского; 2) похоронить Ленина; 3) увеличить пенсионный возраст. Вполне достаточно для победы.

Собственно, предвыборная кампания прохоровской партии уже началась. А как еще расценить обвинения в неуплате налогов на 2 млрд. руб., которые на днях бросила в лицо самому Михаилу Прохорову Лесосибирская налоговая инспекция Красноярского края (с мая 2009 года олигарх прописан в тех сказочных местах, в отдаленном поселке с характерным именем Еруда)?

Бизнесмен слишком дружит и с Кремлем, и с федеральным правительством, и с красноярским краевым руководством, чтобы этот скороспелый налоговый наезд можно было воспринимать всерьез. Скорее всего, перед нами типичная мистификация, она же инсценировка. Важно показать, что Прохоров — не очередная кремлевская сука, посланная разводить и дурачить избирателей, а независимый герой, которого уже преследуют за его политический выбор. А значит, “Правое дело” — не “вторая нога” власти, а реальная альтернатива. Ну-ну.

Так или иначе, массированное явление “Правого дела” народу заставляет вновь задаться вопросом: а ходить вообще на эти думские выборы или нет?

Есть теория — ее пропагандируют немало умных и порядочных людей оппозиционных наклонностей, — что идти надо обязательно. И голосовать за любую партию, кроме всепобеждающего “ЕдРа”, прикрытого ныне багровой пеленой Общероссийского народного фронта (ОНФ). Согласно этой теории, чем больше голосов получат партии системной оппозиции — КПРФ, ЛДПР, СР и, вестимо, “Правое дело”, — тем скорее власть поймет, что у нас в стране все не так, как надо, ослабнет, обмякнет и отпустит перетянутые поводья.

На это у меня, Белковского, есть некоторые существенные возражения.

Первое. Партии системной оппозиции ничем принципиально не отличаются от “ЕдРа”. Они борются не за власть, а за теплое место при нынешней власти, в кремлевской политической машине. И в этом смысле они заинтересованы в сохранении сегодняшней политико-экономической системы не меньше, чем единороссы.

Вспомним недавнее прошлое. В 1995–1999 гг. у тех же коммунистов было думское большинство. И что? Ельцинских премьеров — от Черномырдина до Кириенко и Путина — утверждали как из пушки. Один только раз прокатили Черномырдина в августе 1998-го, но не из красной принципиальности, а только потому, что их Юрий Лужков, сам желавший тогда стать премьером, пере… скажем так, убедил.

Так что и впредь по всем принципиальным вопросам “оппозиция” будет с Кремлем. А голосовать против осмелится только тогда, когда от ее голосов ничего не зависит. Как сейчас.

Второе. Вот кто-то думает, что размывание думских мандатов между “ЕдРом” и оппозицией ослабляет власть. А я считаю — наоборот. Сейчас попробую объяснить.

Если бы Кремль нынче был склонен к изощренным политическим играм, он бы обеспечил (технологически это несложно) примерно такие итоги думских выборов: “Единая Россия” — 45%; КПРФ — 19% (много, но ниже психологически важного 20%-ного барьера); ЛДПР — 10%; “Справедливая Россия” — 8%; “Правое дело” — 7%. В таком случае “ЕдРо” все равно получило бы свое простое думское большинство и далее решало бы кремлевские задачи самостоятельно, без чужой помощи и ненужных помех. Но зато все были бы страшно довольны.

Коммунисты и жириновцы — приростом своих голосов (“скоро, скоро народ окончательно прозреет…”). Эсеры — что их вообще пустили в Думу после скандала с Сергеем Мироновым. А “Правое дело” и с ним вся либеральная общественность — что в Думе наконец-то впервые после 2003 года появилась настоящая правая фракция. Политбомонд изошел бы сладкими слюнями, слезами и кое-чем еще. Но главное — такие выборы признал бы легитимными Сам Запад! Мы бы услышали из Вашингтона-Брюсселя, что после мрачных времен путинской реакции над нами встает розовая заря медведевской демократизации.

Одним ударом Кремль решил бы кучу своих проблем — и в стране, и за ее пределами.

К счастью, Кремль так не сделает. Он любой ценой продавит огромное большинство для “Единой России”. Обидев в лучших чувствах всех (кроме, возможно, Михаила Прохорова). И нарвется на всеобщий разговор о нелегитимности выборов и всей якобы избранной Государственной думы.

А чем менее легитимна следующая Дума — тем слабее режим.

Вот почему я считаю, что не надо тратить на думские выборы время и здоровье. Лучше сформировать в пику ОНФ ОНТ — Общероссийский народный тыл. Из числа всех, кто предпочтет морозным избирательным участкам чуть теплый уют своих жилищ. Тыл должен взять верх над фронтом.

Но если вы все же хотите идти на выборы — Бог вам в помощь. Я понимаю: вам не хочется расставаться с надеждой, что от вашего голоса что-то зависит. Прямо здесь и сейчас.

А самое главное для человека в политике — это надежда. Неправда, что она умирает последней. Она не умирает никогда.