Правда Михаила Бергмана

Интервью представителя президента Приднестровья

30.08.2012 в 13:54, просмотров: 13005

Цикл публикаций «МК» «Конфликт глубокой заморозки» о войне в Приднестровье вызвал громкий общественный резонанс. Представитель президента ПМР (Приднестровская Молдавская Республика) в Москве Михаил Бергман высказал желание изложить свою точку зрения на затронутые в этих материалах проблемы в интервью нашей газете.

Правда Михаила Бергмана
Михаил Бергман

— Михаил Михайлович, давайте для начала определимся в главном вопросе. Вы за независимость Приднестровья или нет?

— Вы намекаете на мое интервью молдавскому телеканалу, которое записали в кишиневском аэропорту, я только прилетел. Оно было специально обрезано. Я там говорю, что раньше выступал за автономию Приднестровья в составе Молдовы, но уже прошло 20 лет, выросло новое поколение, и теперь я вижу, что не может быть никакой автономии. Должна быть ПМР. Когда я находился в Москве, я делал то, что мне говорили делать здесь. Кремль говорил «автономия», и я говорил «автономия». Но сегодня Молдавия пошла к Румынии. А мы Румынию не приемлем. Мы помним Антонеску. Я родился и вырос в Тирасполе. Из моих родственников в Великую Отечественную от румын погиб 51 человек. Отец и дед прошли всю войну. Как я могу выступать за объединение с Румынией?

— Когда вас назначили представителем в Москве?

— Мы с Шевчуком давно дружим. Он говорит: «Михалыч, ты же всех знаешь, помоги». Никаких проблем. Вот 4 марта я прилетел, дал это интервью. А указ президента о моем назначении подписан 5 марта. У меня есть полная версия интервью. И в нем я говорю, кстати, что если бы бывший президент Игорь Смирнов не воровал, то признали бы все три республики сразу еще в 2008 году. Но не признали, потому что увидели масштабы воровства. Семью Смирнова "погубила" Марина (невестка Игоря Смирнова. — М.П.). Она приехала в Москву, ходила здесь по кабинетам... И тогда Антюфеев (экс-министр госбезопасности ПМР. — М.П.), видя, что Смирнов его отодвинул, прислал в Госдуму документы, что она является гражданкой Молдовы.

— Ваше назначение вызвало в Приднестровье очень неоднозначную реакцию. С чем вы это связываете?

— Бывшее руководство республики просто мстит мне за то, что я всегда говорил о них правду. Вы знаете, что сейчас против Смирнова, Антюфеева возбуждены уголовные дела, проводится расследование? В Москве в Следственном комитете расследуется дело против сына экс-президента — Олега Смирнова, в рамках этого дела они по моему заявлению потребовали дополнительные материалы уже по самому Игорю Смирнову и Владимиру Антюфееву.

— Но ведь у Смирнова иммунитет?

— У него в Приднестровье иммунитет, а Россия ему никакого иммунитета не давала! Он гражданин России, имеет здесь дом, прописку в Москве... Российскя помощь до Приднестровья не дошла, и отвечать он будет перед Россией. Бывший председатель Приднестровского республиканского банка Ионова уже в СИЗО Тирасполя и дает показания. Против Антюфеева в Тирасполе возбуждено уголовное дело, но все материалы будут сейчас переданы в Москву, Следственный комитет их уже запросил!

Как стало известно обозревателю «МК» из собственных источников, Следственный комитет в настоящее время расследует дело № 201/713138-11, руководитель следственной группы А.А.Дриманов, о «тяжком преступлении против интересов РФ» в отношении Олега Смирнова и заместителя председателя Приднестровского республиканского банка О.Ф.Бризицкого. Речь идет о хищении 1 579 500 000 рублей, перечисленных РФ в ПМР для выплат пенсионерам и поддержку сельского хозяйства.

— А что вменяется Антюфееву?

— По Антюфееву возбуждено уголовное дело за то, что он забрал из Верховного суда материалы ряда резонансных дел, в частности дело группы «Бужор». Ну и другие. Помните, была такая группа, которая убила Гусара, Остапенко (политические деятели ПМР. — М.П.)? Люди сейчас обращаются к президенту с просьбой пересмотреть свое дело, а документов нет. Когда МГБ возглавил Владислав Финагин, ему доложили, что все дела уничтожены «по сроку давности» — сожжены. А эти дела должны были храниться в Верховном суде, а не в МГБ.

— Есть доказательства, что это сделал Антюфеев?

— Его личная подпись.

— Вы хотите сказать, что дело группы «Бужор» сфабриковано?

— Конечно, полностью.

— А как быть с тем, что главный его фигурант Илие Илашку, находясь на свободе в Румынии, сам теперь заявляет, что «воевал в спецвойсках» министерства национальной безопасности Молдовы?

— Он же ненормальный человек. Вы его видели? Они у нас сидели в комендатуре. Вот я комендант, а тут вдруг всплыла эта группа. Вскрываются убийства. В этой группе находится Валерий Гарбуз, бывший участковый, который подчинялся мне. Когда их задерживают, Антюфеев приходит к Лебедю и говорит: что делать? Молдова их отобьет. Лебедь принимает решение: посадить их в военную комендатуру. Мы их сажаем. Держим. Проходит суд, их осудили. И вдруг Антюфеев отпускает Гарбуза на свободу. Тот приходит ко мне: «Миша, меня подставили, меня застрелят. Вывези меня». Он у меня два дня прятался в комендатуре, и мы его вывезли на Украину. Его подсунул в эту группу Антюфеев, чтобы тот дал нужные показания. Нет, они действительно убийцы! Но считаю, что главный убийца — Гарбуз.

Вы знаете, что у нас сегодня 500 нераскрытых убийств и 2 тысячи нерасследованных дел, где даже трупа нет — просто люди пропали, где-то закопаны. Президент Шевчук обращается в Верховный совет и говорит: давайте отменим закрытие дел по сроку давности и расследуем их. Потому что выросшие дети хотят знать, как были убиты их родители. А все дела уничтожены!

Второй вопрос. Архивы республиканского КГБ (Молдавской ССР) достались Антюфееву. (Когда к власти в Кишиневе пришли националисты, архивы КГБ для сохранности были вывезены в Тирасполь. — М.П.). Где эти архивы?

Теперь по оружию. Когда мы с Лебедем там были, для проведения спецопераций я выдал МГБ 10 бесшумных пистолетов, некоторые из которых были с химическим патроном. И где они? Ничего нет.

А больше всего Антюфеев боится вот этого документа. (Показывает. — М.П.) У нас в комендатуре был офицер Голиков. Его застрелили, и мы задержали убийц. Пистолет Стечкина находился в прокуратуре ПМР как вещественное доказательство. Когда проводили инвентаризацию, вскрылось, что пистолет забрал Антюфеев. Начальник штаба Оперативной группы российских войск в ПМР генерал Сергеев обратился к нему с просьбой вернуть пистолет. Антюфеев отвечает, что пистолет уже отдан в одно из подразделений МГБ. И здесь же пишет: «прошу вас дать указание о возвращении в МВД ПМР 15 единиц стрелкового оружия (14 автоматов АК-74, 1 автомат АКС-74У), изъятого у бывшего сотрудника милиции капитана Румянцева 22 октября 1994 г. в результате провокации, осуществленной Бергманом». Румянцев в МВД был начальником вооружений. Все оружие проходило через него, и он отправлял его в Москву на продажу по команде Антюфеева. Они везли это оружие в багажнике «Жигулей», я его изъял. Румянцев дал показания на камеру, что Антюфеев послал его продавать оружие. Прокурор дает команду: Румянцева передать Антюфееву. Румянцева передали Антюфееву, и в этот же день он исчез. Вот эта бумага сейчас в следствии.

— Прекрасно, а что вы скажете тем, кто спрашивает вас, куда делось оружие, которое вы изымали у защитников ПМР?

— А почему они не спрашивали 22 года? Ведь после того, как закончилась трагедия, в Тирасполь приехала Главная военная прокуратура, которую назначил президент, и проверила все. И дала заключение: никаких претензий нет, ни в чем. Вот я заберу у вас сумку, вы же пойдете в милицию и напишете заявление? Где заявления, что я забрал пистолет, автомат? Вот как должно быть: вот документ, вот номера оружия. Кто подписал? Антюфеев. Куда делись эти автоматы? Когда заработала комендатура, я начал собирать оружие и сдавать на склады, мне приказал это делать Лебедь. Смирнов тоже просил навести порядок. Говорит: «Посмотри, что творится на вокзале. Ящиками вывозят снаряды». Ведь многие приезжали сюда именно за оружием. Казаки вообще считали, что должны выданные автоматы увезти домой.

Так что это просто месть. Вот спросите: почему Москва не признала ПМР в 2008 году?

— Почему?

— Потому что увидела масштабы украденных денег. У них же со Смирновым было все нормально, но доложил Центробанк, что огромные деньги расхищены. И когда вызвали Смирнова в Москву, он даже не захотел лететь и разговаривать с ними. И тогда первым в 2008 году выступил Шевчук и поднял вопрос о российской помощи. Он был председателем Верховного совета. К нему приехал Антюфеев и сказал: если сам не уйдешь в отставку, мы тебя посадим. Тогда он сложил с себя полномочия.

Поэтому Москва приняла решение освободить Смирнова. Поддержали Каминского, как второго человека в республике, председателя Верховного совета. Но главное для Москвы было не поставить именно Каминского, а не пропустить Смирнова. Народ выбрал Шевчука. Выбрали бы Каминского, если бы он не был связан с фирмой «Шериф». Меня вызвали ночью в администрацию президента, там были Винокуров, его заместитель Грачев и сказали: «Михал Михалыч, давай все, что у тебя есть по Смирнову». Я говорю: «А почему вы раньше меня не слушали?» — «Всему свое время». И дали команду «вперед». Я готовил передачу про семью Смирнова по НТВ. Это было правильное решение.

— То-то Винокурова уволили потом из администрации.

— Его уволили из-за Южной Осетии. И как уволили: он пошел на повышение, он сейчас первый заместитель директора СВР.

— По истории с комбатом Костенко, что можете рассказать?

— По нему могу сказать только одно: бандит. У него же справка из госпиталя, что он ненормальный человек. Его из-за этого уволили из армии. Его уволили из-за пьянки, из-за драки. Все военнослужащие об этом знают, что это ненормальный человек был, который никому не подчинялся вообще. Он набрал к себе уголовников, у него были четырежды судимые. И чем они начали заниматься? Они начали грабить и убивать. После событий в Бендерах он приехал в Тирасполь со всем своим батальоном на двух танках, БТРах. Где Смирнов? Смирнов испугался, приехал в штаб армии, забаррикадировался и два дня оттуда не выходил. Когда появился Лебедь, Смирнов, Антюфеев приходят к нему: «Надо задержать Костенко». Лебедь: «А кто это такой? И почему вы сами его не задержите?» — «Да там 120 вооруженных бандитов, мы ничего не можем сделать». Вот мне это надо было или Лебедю? Руководители Приднестровья нас попросили!

Справка МК Справка "МК"

Александр Лебедь в 1981–1982 годах в Афганистане получил звание майора, командовал батальоном 345-го парашютно-десантного полка. О Костенко известно, что он в 1982–1983 гг. был в звании капитана и в должности замкомбата третьего батальона 56-й десантно-штурмовой бригады в провинции Логар. Но туда был откуда-то переведен.

— Лебедь встречался с Костенко в Афганистане?

— Нет, никогда! И как командир дивизии может с лейтенантом пересекаться?

— Костенко был не лейтенантом.

— Ну, капитаном он был. Но Лебедь — это такая величина была! Вы знаете, для чего Лебедь приехал в Приднестровье? Он получил приказ президента Ельцина прибыть в Приднестровье с одной задачей: вывезти семьи военнослужащих и защитить склады 14-й армии от разграбления. Все. Никакой другой задачи ему не ставили. Когда Лебедь прилетел 23 июня и увидел масштабы бойни, он тут же дал шифротелеграмму в Москву, что принимает командование 14-й армией на себя. Меня Смирнов умолял и назначил 25 июня комендантом республики. Мы нанесли удар, войну закончили. Наступает период по Костенко. До приезда Лебедя прокурор республики приходит к Смирнову и говорит: что мы будем делать? Он убивает людей. Уже убито более 120 человек. Людей пытают. Он дает команду Беркуну (помощник прокурора ПМР. — М.П.), который выносит санкцию на арест 24 апреля. И посылает для задержания двух следователей. Он их убивает, бросает в канаву и звонит Беркуну и говорит: ты будешь следующим. Он вышел из подчинения полностью! Он знал, что у него ситуация патовая и ему надо войну разжечь любой ценой. Поэтому то, что случилось в бендерской типографии, это сделал Костенко, чтобы замести следы.

— Какие есть доказательства, что это сделал Костенко?

— Его подчиненные все рассказали под запись!

— В каких условиях они в это время находились?

— Это не важно! Они рассказали правду!

— Но все же стоит помнить, что они рассказывали это, когда находились под арестом у вас в комендатуре. А что вы можете сказать по поводу того, что мне в интервью (см. «Конфликт глубокой заморозки-2». — М.П.) говорят Воробьева и Гусляков?

— Неправду они говорят! Послушайте, кто такой Гусляков?

— Начальник бендерского горотдела полиции. Того самого, около которого начались боевые действия. Который задерживал контрразведчика Ермакова.

— А зачем он задерживал Ермакова?

— Говорит, подъехала неизвестная машина.

— Какая неизвестная, эта машина была с гвардии! Эта машина провоцировала, и все это было подстроено Костенко!

— Правильно, машина была из штаба гвардии — из Тирасполя. Ее послал в Бендеры командующий приднестровской гвардией полковник Лосев. Он же дал приказ этой машине ехать к типографии. Это подтверждают независимо друг от друга два основных действующих лица с двух сторон: начальник отдела молдавской полиции Виктор Гусляков и редактор гвардейской газеты Наталья Воробьева. Именно она попросила Лосева прислать машину к типографии, чтобы забрать напечатанные ею листовки. В машине были сотрудник контрразведки Ермаков и три гвардейца из Тирасполя. Ни один из этих людей не был подчиненным Костенко, не имел никакого отношения к бендерскому батальону гвардии. Со слов Гуслякова, Ермаков подтвердил ему, что его прислал Лосев. Если это и была провокация, то Костенко не имел к этому никакого отношения.

— Жалко, Лосева уже нет. Мне Лосев лично рассказывал, какой Костенко негодяй.

— Лосев мог говорить, что Костенко негодяй, но послал-то Ермакова к типографии Лосев, а не Костенко.

— Лосев к этому никакого отношения не имел.

— Как не имел, когда его машина была и его подчиненные?

— Да они сегодня говорят, что хотят. У меня были допрошены все люди и возбуждены уголовные дела. Воробьева была, когда мы этих людей задерживали?

— Нет, но именно она звонила Лосеву с просьбой прислать машину.

— Да полное вранье. Полное вранье! Костенко находился там и руководил всем. Мы задержали 120 человек. Все говорили: Костенко нам приказал устроить эту бойню. Почему Смирнов сказал: дело замять, всех отпустить? Почему отпустили убийц? Чтобы не узнали, что спровоцировал бендерскую бойню Костенко. Их выпустили с условием, что они будут молчать. И дело закрыто. Ни один человек не осужден.

— Кто же виноват в смерти Костенко?

— Думаю, Антюфеев и Смирнов. Он у них находился! Он ни одного дня не был в комендатуре, он находился в ГУВД.

— Но вы же забрали его из ГУВД?

— Правильно, мы его забрали и сразу повезли на следственный эксперимент. Потому что он обещал показать большой схрон с оружием. А забрали мы его, потому что к Лебедю пришел полковник милиции Богданов и попросил взять Костенко под охрану, опасаясь, что того могут убить. Костенко повезли на следственный эксперимент, а там была организована засада. Вы лучше ответьте на вопрос: почему они зацепились за этого Костенко? Ведь вопрос по Костенко поднялся только после того, как Лебедь поссорился со Смирновым. А до этого Лебедя там на руках носили: он стал почетным гражданином Бендер, депутатом Верховного совета.

— Как же произошла их ссора?

— Они поссорились после событий октября 1993 года. 3 октября Лебедю позвонил Ельцин и начал его матом отчитывать, что, дескать, его люди из 14-й армии воюют на стороне Руцкого и Хасбулатова. Лебедь, весь синий, дает команду: проверить. Мы проверили, кто в госпиталях, кто в отпусках: все люди на месте. Все оружие на месте. Начали выяснять. И выяснили: там был батальон «Днестр» во главе с Окуловым, Шульгой, Дмитрием Соиным, который сейчас депутат. Они выехали в Москву с оружием в руках, Макашову на помощь. Все организовал Антюфеев. Стреляли там, убивали людей.

Тогда мы приехали к Смирнову: Лебедь, я и генерал Тихомиров, начальник штаба. У Смирнова находился Маракуца, председатель Верховного совета. И Лебедь говорит: ребята, вы что делаете? Я даю вам сутки: позвонить президенту Ельцину, признаться, что это сделали вы, и извиниться. Смирнов ни в какую: мы никого не посылали. Тогда Лебедь снял с себя ленту почетного гражданина Бендер и сдал депутатский мандат. Тут же прилетела Сажи Умалатова и за помощь, которую оказал Смирнов антиельцинской оппозиции, наградила его званием Героя Советского Союза.

Вот после этой истории они и поссорились. При Смирнове никак нельзя было поставить Лебедю в Приднестровье памятник. Ведь задача Лебедя была — все вооружение из Приднестровья вывезти! Армия должна была оттуда уйти! Лебедь оставил там армию! Когда он увидел, что происходит, то взял командование на себя и защитил народ. И защитил народ от Костенко. Костенко готовил бойню в Тирасполе. Никто с ним ничего не мог сделать, поэтому пришли к Лебедю, стали на колени, просили помочь. И Лебедь помог.