Хватит кормить Россию. ВИДЕО

Жители дагестанского села пошли на власть с камнями

Высокогорное село Гимры (Унцукульский район Дагестана) окружено бронетехникой, военные заблокировали все въезды и проверяют документы у населения. Говорят, ищут «героев» видео, выложенного в Интернете. На нем жители села под крики «Аллах акбар!» забрасывают камнями ОМОН. ОМОН в ответ стреляет в воздух. Как следует из комментариев, так гимринцы добиваются освобождения своих задержанных односельчан. В конце концов поле битвы остается за ними: ОМОН отступает. Задержанные возвращаются по домам. Видео буквально взорвало социальные сети. Пишут, что Кавказ превращается в Палестину. «Есть чему поучиться нашей «оппозиции», — комментирует демократический блогер. — Оказывается, если использовать не только ленточки и шарики, то могут 500 человек у ОМОНа отбить пятерых».

Жители дагестанского села пошли на власть с камнями

Мне, журналисту с немалым опытом работы на кавказских войнах, вообще-то не совсем понятно, с чего это вдруг этот довольно «вегетарианский» инцидент получил столь широкий резонанс. Еще сравнительно недавно опрометчивый визит малочисленного отряда федералов в высокогорное ваххабитское село с большой долей вероятности привел бы к тому, что половина из них вернулась бы к женам и матерям по частям, а другую годами искали бы с помощью общества «Мемориал» и «Комитета солдатских матерей». А они в это время в горах собирали бы черемшу. Ту самую, которая весной продается на московских рынках. Говорят, во время обеих чеченских войн Москва была просто завалена черемшой…

Надо знать, что Гимры — очень непростое село. Это родина имама Шамиля, здесь до сих пор стоит его дом. Сохранился и родной дом учителя Шамиля — имама Газимагомеда, того самого, который первым объявил Российской империи газават — священную войну. Здесь же Газимагомед был убит во время штурма аула отрядом барона Розена.

В 20-е годы прошлого века во время антисоветского восстания жители Унцукульского района, куда относится и Гимры, уничтожили отряд из нескольких сотен красноармейцев, а также захватили и убили председателя ДагЧК Сафара Дударова. Место сражения получило мрачное название «Долина смерти», а советская власть с тех пор махнула на район рукой. Тем более что и добраться туда было очень трудно.

Шариатские традиции здесь не прерывались со времен имама Шамиля. Так что нет ничего удивительного в том, что Гимры стало сегодня ваххабитским центром (а по версии силовиков — и тыловой базой террористического подполья). Женщины здесь носят хиджаб, а по спорным вопросам принято обращаться к шариатскому судье. Вдоль дороги стоят зеленые таблички с арабской вязью, среди них одна на русском: «Трус тот, кто думает о последствиях» — такая надпись была выгравирована на кинжале Шамиля. Из соседнего аула Балахани выехала в Москву смертница Марьям Шарипова, которая в 2010 году взорвала станцию метро «Лубянка».

Одним из организаторов того теракта считается нынешний амир Дагестана Ибрагим Гаджидадаев по прозвищу Рыжий — еще один уроженец Гимры. Он также известен тем, что застрелил «авторитетного» депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова («Гимринского») и взял на себя ответственность за убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Вот в связях с этим замечательным человеком и подозревают троих гимринцев, к слову, задержанных не в селе, а в аэропорту, откуда они собирались лететь в Турцию.

В ответ на задержание молодых людей их односельчане (около 500 человек) заблокировали Гимринский мост, что и стало причиной приезда полиции и последующей стычки. Таким образом местные и федералы разбираются между собой уже не в первый раз. Да и контртеррористическая операция идет здесь практически непрерывно с 2007 года.

Самое идиотское, на мой взгляд, суждение, которое было в связи со всем этим высказано: что Гимры — это типа такая «мини-Болотная» (это цитата) и вот как надо бороться за свои права! Власть-де боится силы, молодец она только против овец, так что стоит только поднажать... Послушайте, эти люди не знают, что такое права и гражданские свободы, и воюют они не за них, а за своих родичей и собратьев по джамаату. Используя в отношении чужаков и неверных древний способ казни: побивание камнями.

На самом деле власть с кавказцами поступает намного более жестко, чем с московскими протестантами, и подстрекателям это прекрасно известно. Москвичи, по счастью, не знают, что такое «зачистки» или как подозреваемые в терроризме исчезают, не успев сделать звонок адвокату. Человек с промытыми ваххабитским учением мозгами — это живая бомба, только пока без взрывателя. Честно, я не знаю, что лучше: ждать, пока эта бомба взорвется, убив сотню невинных людей, или обезвредить превентивно, нарушив права бомбы.

Теперь о продвинутых «патриотах», для которых события в Гимры стали поводом для новых призывов отделить Кавказ, поскольку он, дескать, все равно уже не Россия. (Именно так в конце 80-х валили единую страну: Москву убеждали, что республики — это нахлебники, сидящие на шее у России. А республики — что это они кормят всю страну.)

В один прекрасный день в ответ на их монотонные завывания «Хватит кормить Кавказ» вполне может прозвучать «Хватит кормить Россию». Впрочем, на это они, видимо, и рассчитывают.