Коронация. Версия лайт

Шеф кремлевского протокола рассказал «МК» о разработке церемонии инаугурации

06.05.2014 в 18:20, просмотров: 43637

Два года назад 7 мая Владимир Путин вышел из Дома правительства и поехал в Кремль — на свою инаугурацию. По пустой набережной, что с неудовольствием отмечали тогда некоторые блогеры. Откуда взялась набережная, проход избранного президента через несколько залов Кремля и кого зовут в Кремль на инаугурацию — об этом «МК» побеседовал с Владимиром ШЕВЧЕНКО, который разрабатывал церемониал вступления президента в должность и был шефом протокола Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

Коронация. Версия лайт
фото: Михаил Ковалев
Владимир Шевченко.

— При разработке протокола инаугурации частично использовался американский опыт. Но есть очевидное отличие между нашей церемонией и американской: у них президент — в окружении народа, у нас проезжает до Кремля по пустой набережной…

— Это вопрос не к президенту. Честно скажу, у нас этого не было. Те инаугурации, которые проходили с Борисом Николаевичем Ельциным, были довольно простыми. Уже с приходом Владимира Владимировича Путина и особенно Дмитрия Анатольевича Медведева появился этот проезд и заезд на машине в Кремль со стороны Красной площади. Как так получилось и стоит ли показывать это? Наверное, нет. Может быть, это была какая-то телевизионная ошибка. Конечно, элемент присутствия народа должен быть.

У американцев сложилась традиция — Капитолийский холм. На инаугурацию приглашаются, продаются билеты (довольно недорогие — около 20 долларов). И там собирается огромное количество народа — когда президент проезжает, ему машут, сама инаугурация транслируется на больших экранах. У них погода даже в январе позволяет все это делать на улице. У нас, правда, так сложилось, что инаугурации бывают в теплое время года. Я думаю, что со временем, когда Красная площадь будет не шоу-румом, где можно на погосте танцевать, играть в баскетбол и хоккей, когда она будет, как и была, Красной площадью, тогда можно было бы проводить инаугурацию и там, при стечении народа.

— Отчего не на Васильевском спуске?

— Васильевский спуск больше удобен для митинга: ты стоишь наверху, а внизу все видно. Думаю, со временем это придет. Всенародно избранного президента и должен видеть народ — он его избирал. Так и возникла идея с проходом президента через несколько залов Кремля — чтобы было ощущение, что он избран, что он проходит через народ. Этот проход был сделан, чтобы было какое-то общение с народом.

— Церемония инаугурации рассчитана в немалой степени на публику. Проводились ли какие-то социологические исследования или анализ того, что может понравиться?

— Естественно. В свое время, когда мы разрабатывали церемонию, у нас есть великий геральдист Виллинбахов, есть директор «Эрмитажа» Пиотровский — мы просили их поднять архивы. Все это сопоставлялось, накапливалось и входило в эти церемонии.

— То есть логика такая: если это нравилось 50–100 лет назад, значит, понравится и сейчас?

— Если есть какая-то необходимость в опросах, это надо делать уже не нам. Это уже задача телевидения, по которому покажут церемонию, проводить опрос, понравилось ли.

— Бывало так, что если публике что-то не понравилось, приходилось вносить корректировку?

— Не могу сказать. Но когда церемония разрабатывалась, она рассматривалась и в Администрации Президента, и у президента. Что-то корректировалось, что-то добавлялось. Церемония долгое время была в процессе работы, прежде чем ее вводили.

— По какому принципу приглашаются гости на такую церемонию?

— Мне было проще, потому что две инаугурации проходили практически без меня. Одна, с Горбачевым, еще в советское время, была до моего прихода в Кремль. Вторая — 1996 года — на сцене во Дворце съездов, там все-таки зал на пять тысяч человек, приглашалось много народа. А вот инаугурация Владимира Владимировича была уже изменена, чтобы от старого перейти к новому.

Как на инаугурацию не пригласишь депутатов Госдумы, сенаторов, министров? Руководителей партий, массмедиа? Из того и складывается.

— Но даже если взять их всех вместе, не получается 1000–1500 человек, которых обычно приглашают на церемонию. Кто остальные?

— 700 только одних со значками — депутатов, сенаторов, министров под сотню, Администрация Президента — еще полсотни. Тысяча уже есть. Далее доверенные лица — среди них представители творческой интеллигенции попадаются. Плюс губернаторский корпус — так и набирается.

— То есть примерный состав приглашенных не изменился по сравнению с прежними временами?

— Конечно.

— Бывало так, что на церемонию кто-то просился специально?

— Просились и через Администрацию Президента, и запросы писали: «Пригласите меня». Чтобы виднее их было, они приходят заранее и сами расставляются, раздвигают друг друга локтями, чтобы встать поближе к дорожке. Некоторые приходят за 2–3 часа, чтобы занять место. Когда я видел такую толпу прорывающуюся — вот лезет прямо на президента, возмущался: ну что это такое! А Виктор Васильевич (Илюшин, первый помощник Президента РФ в 1992 году. — «МК») мне говорил: «Владимир Николаевич, ты его видишь каждый день, а этот человек — может быть, раз в жизни. Пусти его поближе».