Губернаторский звездопад. Зачем Кремль спешит с выборами

Живем уже третий год с ощущением надвигающейся катастрофы

14.05.2014 в 17:36, просмотров: 9807
Губернаторский звездопад. Зачем Кремль спешит с выборами
фото: Алексей Меринов

Добровольный губернаторский звездопад последнего месяца продолжил вчера глава Оренбургской области Юрий Берг, специально прилетевший в Сочи, чтобы попросить находящегося там президента Владимира Путина о досрочной отставке. Это уже девятый уход главы региона «по собственной воле», начиная с конца апреля. Хотя многие из уволившихся — включая и Берга — могли бы посидеть в губернаторских креслах еще минимум год до истечения срока полномочий, а то и дольше. Но власть рассуждает иначе: «Не откладывай на завтра того, кого можно отставить и переизбрать сегодня».

В результате 14 сентября 2014 года станет самым массовым в новейшей российской истории днем губернаторских выборов: нас ожидает 25 (!) кампаний — это не считая Крыма и Севастополя, где выборы будут непрямыми. А может, и больше: старт избирательной гонке будет дан в начале июня, до этого времени многое может измениться. Для сравнения: в 2012-м, в год возвращения губернаторских выборов, у нас было всего пять кампаний, а в прошлом году — восемь.

Из 25 заменяемых в этом губернаторов только у 9 полномочия закончились сами по себе, подсчитал в беседе с «МК» политолог Александр Кынев. Еще в двух регионах — Ивановская область и Ставропольский край — вакансии образовались осенью прошлого года. Все остальные — досрочные отставки. Иногда они производятся для того, чтобы избрался заново действующий губернатор — так будет с главой Калмыкии (сейчас — в ранге и.о.) Алексеем Орловым, с губернатором Липецкой области Олегом Королевым. Иногда выбывшему из обоймы губернатору уже подобрали замену, как главе Красноярского края Льву Кузнецову. Среди затянутых в электоральную воронку регионов есть как регионы со слабой устойчивостью (Новосибирская область в рейтинге фонда «Петербургская политика» занимает последнее место в стране по этому показателю), так и очень устойчивые (Якутия в том же рейтинге — номер один в России).

Общее у всех этих историй одно: максимум губернаторских выборов концентрируется в сентябре-2014, неважно, будет ли это переназначение или замена. Эксперты объясняют: экономика не растет, производство останавливается, новости о закрытии очередной пары-тройки банков уже никого не удивляют... А тут еще и экономические санкции, наложенные на Россию Западом. Да и Крым, как бы мы его ни любили, объективно потребует финансовых инъекций. Не ждать же социальных протестов! Лучше сразу, как с разбегу в холодную воду. Тем более патриотический подъем «Крым наш!» способствует голосованию за провластных кандидатов.

Разумное объяснение? Да, вот только слышим мы его в последние годы подозрительно часто. Сейчас уже мало кто помнит, что возвращению губернаторских выборов в 2012 году предшествовал точно такой же «звездопад» с досрочными отставками. Закон о выборах уже лежал в Госдуме, уже прошел первое чтение — а власть лихорадочно пользовалась последними днями, когда главу региона еще можно было переназначить указом из Кремля. Торопились так, что кое-что теперь приходится переделывать. Например, главой Ставропольского края тогда быстренько назначили Валерия Заренкова, срок его полномочий истекал аж в 2017 году, но осенью прошлого года он ушел в отставку — в сентябре на Ставрополье снова выборы. Глава Мурманской области Марина Ковтун тоже утверждена в должности в мае-2012 — и снова переизбирается.

Конечно, в 2012 году у Кремля были основания для беспокойства: Болотная, митинги, протесты, губернаторские выборы впервые за восемь лет — кто мог поручиться заранее, чем ни одной кампании власть не проиграет. Но сегодня-то рейтинги власти кажутся железобетонными, даже весеннее падение рубля им не повредило. Однако федеральный центр опять норовит проскочить до кризиса, опасаясь, что «все посыпется». Так и живем уже третий год с ощущением надвигающейся катастрофы, загадывая не дольше чем на один электоральный цикл вперед. Долгосрочное стратегическое планирование? Не, не… не слышали.