Триумфальный Лимонов и выпавшие антикремлевские зубы. Числом 31

Почему разрешили акцию, которую запрещали столько лет?

30.05.2014 в 17:35, просмотров: 6314

Строго говоря, один раз за эти годы разрешение на митинг было получено: в октябре 2010 года. Тогдашний первый замглавы администрации президента Владислав Сурков призвал мэрию к «примирению» с несистемщиками. Столичные власти выдвинули правозащитнице Людмиле Алексеевой, выступавшей в качестве переговорщика, требование снизить число заявленных участников в два раза — с 1500 до 800. Алексеева приняла это условие, а Эдуард Лимонов назвал это «соглашательством». 

Триумфальный Лимонов и выпавшие антикремлевские зубы. Числом 31
фото: Кирилл Искольдский

Теперь на компромиссы идет сам Эдуард Лимонов. Сам он опровергает сравнение с Людмилой Алексеевой, но судите сами. Число участников акции пришлось занизить не в два, а в целых пять раз — как сообщил «МК» пресс-секретарь «Другой России» Александр Аверин, заявку подавали на 500 человек, согласовали всего-навсего 100. Еще уступка — заявителя пришлось сменить: по поправкам в закон о митингах, принятым летом 2012 года, акцию не имеет права заявлять гражданин, осужденный ранее за административные правонарушения, то есть Лимонов — в стоп-листе. До сих пор он из принципа не шел на смену заявителя, а вот акцию 31 мая согласовывал в мэрии старый нацбол Владимир Авдюшенков (он ранее был осужден, но с тех пор прошло больше трех лет).

Наконец, тонкий вопрос — об условиях проведения митинга. В октябре-2010 Эдуарда Лимонова возмутило то, что Алексеева согласилась на проведение акции внутри выставленного полицией ограждения. «Хотим свободу без заборов!» — это был один из лозунгов того памятного дня. Теперь же все изменилось. «Сейчас нам не до заборчиков, нас больше волнуют события на Украине», — заявил «МК» Александр Аверин. По его словам, «другороссы» в субботу перевоплотятся в «новороссов»: принесут на акцию флаги Донецкой и Луганской народных республик.

«Это стопроцентная инфа, что им согласовали? И они готовы выходить согласованно? — недоверчиво переспросил экс-гауляйтер столичного отделения НБП Роман Попков. — Власть боялась, что оппозиция перехватит у Лимонова этот проект, просто отодвинет деда в сторону локтем, и «Стратегия-31» получит второе дыхание. И решили с этим покончить раз и навсегда. Воспользовались тем, что у Лимонова выпали все антикремлевские политические зубы, тем, что он не будет изыскивать возможность продолжать конфронтацию с властью на площадке «Стратегии-31», и просто-напросто согласовали акцию, уничтожив ее».

Эдуард Лимонов между тем вовсю готовится к акции, репетирует речь, которую намерен произнести на площади. «Разве не было целью добиться своего, проводить митинги на Триумфальной по 31-м числам? Было», — заявил он «МК». А мы-то думали, что мечтой «Стратегии-31» были не локальные акции на Триумфалке семь раз в году, а возможность проведения любых мирных акций без согласования с властями — как и предусматривает 31-я статья Конституции...

— Мэрия согласовала акцию — означает ли это, что у нас наступила свобода митингов и шествий?

— Одноразовая пока победа на Триумфальной не означает, что наступила свобода мирных собраний. Речь идет о том, чтобы добиться практической отмены необходимости испрашивать санкции на проведение митингов. Если бы другие политические организации оппозиции были так же тверды, как мы, свобода была бы отвоевана давным-давно.

— С чем связываете согласование акции?

— Согласование акции, как я его объясняю, вызвано тем клинчем, в котором сцепились мы, наша сторона («Стратегия-31»), и власть. Они от этого клинча устали. У мэрии, видимо, есть приказ «замирить» Москву, а тут постоянный очаг неповиновения — семь раз в году. Мы поняли их усталость и пришли к ним с предложением реализовать одно из их давних предложений — сменить заявителей.

— А что мешало сделать это раньше?

— Раньше нельзя было соглашаться на такое их предложение. Теперь, когда позади история Триумфальной, — в самый раз. Мы пошли им навстречу, а они нам. Мы считаем это своей победой. Что считают они — спросите у них.

— Либеральная оппозиция говорит, что, дескать, это вам «награда» от мэрии за поддержку Путина по поводу Крыма...

— Либералы видят то, что им хочется видеть. На самом деле ВВП союзники не нужны. У него есть союзники — ФСБ, МВД, Минобороны.

— А что, если это заигрывание властей с вами? Позиции случайно совпали — вот вам согласование акции, еще раз случайно совпадут — партию зарегистрируют...

— Вы слишком много фантазируете. Партию «Другая Россия» не зарегистрировали в последние дни января этого года, когда моя личная позиция по Майдану в Киеве была давным-давно ясна, так же как и позиция партии.

— Либералы, например Илья Яшин, 31-го на Триумфалку не хотят идти. А вы хотите их там видеть?

— Я никогда не основывал свою политическую деятельность на хотении или не хотении. Наша позиция, что на Триумфальной могут быть все, без различия, остается прежней. Яшин, как и Немцов, немало поимел от Триумфальной, когда туда приходил. Каждый раз это был всплеск внимания к ним в СМИ. «В те годы смутные, глухие» ни один лидер оппозиции не мог оставить без внимания Триумфальную, туда было выгодно приходить. А они нас первый раз предали с Алексеевой, раскололи Триумфалку, а второй раз сманили людей на Болотную (имеется в виду митинг 10 декабря 2011 года. — «МК»), спелись с властью. Такие грязные, они не должны учить таких чистых, как мы, эти ваши либералы.

фото: Геннадий Черкасов

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, давняя участницы «Стратегии-31», весть о согласовании акции 31 мая встретила очень критически.

— Людмила Михайловна, впервые за много лет акцию «Стратегии-31» на Триумфальной согласовали — почему?

— Понятно почему: потому что первый раз Лимонов выступает единодушно вместе с властью — он очень приветствовал аннексию Крыма.

— Вы долгие годы были участницей этих акций, вам даже удалось в 2010 году добиться разрешения...

— Я давно от этого отказалась именно потому, что не согласна с Лимоновым. Я считала, что мы добиваемся, чтобы власть пошла на согласование с митингующими. Но когда мы этого добились — он отказался от этого. Он хотел только неразрешенные митинги, что, с моей точки зрения, было глупо. Зачем мы тогда завки подаем? Ходи сразу на неразрешенные митинги…

Откровения полицейского, работавшего на всех акциях «Стратегии-31»