Хроника событий Предательство друга: Порошенко завершил политическую карьеру Саакашвили Порошенко назвал протестующих экологов Мариуполя «наемниками Путина» Советника министра обороны Украины уволили за постановочные фото из Донбасса Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко

Стыд и храм

Православная Украина — перед нелегким выбором

13.07.2014 в 14:53, просмотров: 10169
Стыд и храм
фото: AP
Митрополит Владимир

Киевского митрополита выбирает очень небольшая группа людей — 58 человек. Это украинские епископы. Ни московский патриарх, ни украинские священники или миряне в этих выборах не участвуют. В основном это люди без каких бы то ни было публично отстаиваемых богословских, церковных или политических программ. С медийной точки зрения это «семеро с ларца одинаковы с лица». И голосовать они будут не за программу или идею того или иного кандидата. Предстоящие выборы похожи на выбор старосты в пятом классе. «Танечка, почему ты предлагаешь Машеньку?» — «Она хорошая девочка, и я с нею дружу». Отличие только в том, что епископов даже никто не будет спрашивать о мотивах их тайного голосования.

Впрочем, процедура выборов нигде не описана. Тайное голосование или открытое? Сколько туров? Каковы требования к кандидатам? Должны ли они иметь украинское гражданство и входить в число украинских епископов? Может ли на соборе присутствовать представитель московского патриарха и с какими правами? Юридический пофигизм, очень ярко присущий украинской церковной жизни (в уставных документах УПЦ даже не прописано, как формируется управляющий ею синод), проявил себя и в этом молчании.

Процедуру выборов установит сам собор, назначенный на 13 августа. Но вряд ли будут выступления и прения кандидатов с изложением их взглядов. Да и к чему это? Все в этом кружке прекрасно знают друг друга, симпатии и антипатии давно определились. Основной мотив предпочтения в таких условиях вполне очевиден: личные гарантии и обещания. Не будет любимого газетчиками выбора «с Россией или с Европой?» — будет столкновение личных интересов со все же неизбежными заботами о благе всей церкви.

Сначала о первом. Ушедший митрополит Владимир по стилю своего правления был похож на Брежнева. «Сам живу и другим не мешаю». Изряднейшая часть подобранного им епископата — это бонвиваны, люди, живущие по принципу «бери от церкви все». Епископство для них не служение и не крест, а власть, деньги, роскошная жизнь. Молодые люди, вышедшие из бедных семей и не получившие добротного образования, искренне и долго радуются неожиданно выпавшему им счастью. Лет шесть назад я оказался на юбилее 35-летнего украинского епископа. На празднование этой великой даты церковной жизни из Киева к нему приехал митрополит Владимир. После службы — банкет. По итогам банкета грудь шеф-повара украсил очередной церковный орден…

Среди граней этого бонвиванства — всепроникающая коррупция (вплоть до покупки церковных наград, дипломов и санов) и расцвет «голубого лобби» в епископате УПЦ времен Владимира.

…В начале 90-х годов студент московской академии был замечен в приставаниях к младшим семинаристам. Скандал был тем более неприятен, что этот сексуальный активист был иподиаконом (прислужником) патриарха Алексия. По гневному распоряжению патриарха он был отчислен из академии. Но парень оказался с Украины. Он поехал плакаться к митрополиту Владимиру. Тот тут же назначил его благочинным (то есть ответственным за дисциплину монахов) одной из знаменитейших украинских лавр, а через несколько лет поставил его во епископы (опять же — в 30 лет). Образование? Кулинарное училище...

А 10 февраля 2011 года киевский синод «по собственному желанию и в связи с состоянием здоровья» уволил двух архиепископов — Гурия, архиепископа Житомирского, и Пантелеимона, архиепископа Кировоградского. Это была крайне лукавая формулировка: на самом деле архиепископы прославились избытком здоровья. В Сеть тогда попало видео с оральными упражнениями Гурия, а родители подростков, которых домогался Пантелеимон, грозили судом. Пришлось реагировать. Но — как?

Каноны за такие «излишества здоровья» требуют лишения сана, а не почетного увольнения на пенсию. Тут же не было ни лишения сана, ни запрета в служении. Материалы не были переданы в правоохранительные органы. Остальные украинские епископы и поныне не стыдятся служить вместе с хорошо им известными и разоблаченными гомоиерархами.

Понятно, что в обычных условиях люди невысокого нравственного уровня изберут себе в вожди себе подобного. Но нынешние выборы пройдут в условиях необычных.

Растет медийное и майданное озлобление против России и всего, что с ней связано. В этих условиях носить титул главы «УПЦ Московского патриархата» и рискованно, и не очень почетно. От того, насколько успешно сможет вести политику лидер УПЦ, зависит и благоденствие региональных князей церкви. И, значит, в их собственных интересах выбрать не просто друга, приятного во всех отношениях, но и человека, способного являть и отстаивать правду церкви.

Сияние панагии на груди уже не завораживает. Люди смотрят в глаза. Лицо украинской церкви должно быть таким, чтобы люди сказали: да, это не переодетый депутат или банкир. Это не политик и не политикан, не агент влияния, а и в самом деле человек церкви, то есть не вполне от мира сего.

В современном украинском епископате только два митрополита пользуются доброй, именно монашеской славой: черновицкий владыка Онуфрий и тернопольский Сергий. Они дружат со времен своей монашеской молодости в Троице-Сергиевой лавре и конкурировать между собой не будут. Онуфрий полгода назад был избран временным местоблюстителем киевской кафедры (когда Владимир впал уже в кому). Именно он — лидер народных симпатий. Православные Украины его действительно и искренне любят.

Казалось бы, ему и надо навсегда поручить пост главы украинской церкви. Но появление на этом посту настоящего монаха составит очевидную и смертельную угрозу для стиля жизни изрядной части украинских епископов. Вдруг строгий к самому себе Онуфрий станет строг и к другим? Вдруг призовет к реальному соблюдению монашеских обетов?

Два громких увольнения он уже сделал: ликвидировал наградной отдел УПЦ и уволил известного проходимца и торговца дипломами и богословскими учеными степенями ректора Ужгородской богословской академии (кстати, предельного националиста) Виктора Бедя. В состав оргкомитета по подготовке собора он не включил лидера партии бонвиванов и последнюю любовь усопшего митрополита Владимира — молодого 36-летнего митрополита Александра Драбинко (против его посвящения в сан епископа категорически возражал еще патриарх Алексий — но УПЦ независима).

Вот и придется 13 августа епископам делать выбор между личными интересами и интересом церкви. Итог этого выбора станет, в частности, приговором или прославлением для усопшего митрополита Владимира, ибо обнажит человеческое и церковное качество тех, кому он доверил быть церковной элитой.

Митрополит Онуфрий не строил карьерных планов. В обычные времена у него не было бы возможностей для переезда в Киев. Но времена сейчас революционные. В годы смут путь наверх открывается для очень разных людей. Всплывает дерьмо. Но порой на высоту возносятся люди, несколько чужие для прежних властных систем. Те, кто «служить бы рад, прислуживаться тошно». И они неожиданно получают шанс проявить свои таланты.

Украинская смута обнулила электоральные счета «перспективных» митрополитов. Их прежние связи в госаппарате рухнули. Их имиджи устарели. Понятно, что Киев, уставший от «донецких», не воспримет одесского или донецкого митрополита. Кто-то откажется и сам, поняв, что киевский митрополичий трон — это не пропуск на пожизненный банкет, а, говоря словами Набокова, «приглашение на казнь». Кто-то побоится выйти на авансцену, потому что знает свои грешки и понимает, что непредсказуемая смена киевских политических элит может однажды рассекретить неприятные для него архивы.

В общем, я не вижу достойной альтернативы Онуфрию. Непредсказуемы лишь два обстоятельства: 1) смогут ли высокопреосвященные избиратели победить свои амбиции и страсти; и 2) каков будет выбор самого Онуфрия.

Пять лет назад, накануне второго тура соборного голосования, симпатии, пожалуй, большинства русских епископов были на стороне минского митрополита Филарета. Но он, ощущая слабость здоровья, снял свою кандидатуру в пользу митрополита Кирилла.

Онуфрий как монах тоже может совершить нечто неожиданное. Например, отказаться в пользу митрополита Антония (Паканича). Это еще недавний молодой преподаватель Московской духовной академии. Восемь лет назад он вошел в число украинских епископов и по сути возглавил ту группу епископата, которая не считала церковные каноны пустым звуком.

Что эти украинские выборы будут значить для России? Не знаю. На фоне боестолкновений в Донбассе церковные события и связи становятся малозаметными и малозначащими. Не случайно и московский патриарх, и киевский синод по большому счету молчат и никак не вмешиваются в развитие украинских событий.

Эти выборы будут свободными. Новые киевские власти слишком новые, чтобы давить на епископов. С другой стороны, украинские епископы в своей жизни и карьере ничем не обязаны Московской патриархии и патриарху Кириллу. Так что это будет их выбор и их самооценка.

СПРАВКА «МК»

(статистика по Украине на 2012 год, по России — на 2013 год)

Приходов Московского патриархата:

в России — 17 042

на Украине — 11 393

Монастырей:

в России — 499

в Украине — 219

Священнослужителей:

в России — 18 732

в Украине — 10 963

Новая Украина. Хроника событий