Кто тут напротив России?

За океаном у нас — родная сестра

08.08.2014 в 17:49, просмотров: 17106
Кто тут напротив России?
фото: Геннадий Черкасов

Иногда надо посмотреть на соседа, чтобы увидеть возможности для решения собственных проблем. В этом смысле далекая Канада, страна, расположенная «напротив» нас в Северном полушарии, — родная сестра России.

Начнем с того, что Канаду первоначально организовали франкоговорящие выходцы из Европы. То есть — давайте отметим это: на место, где были лишь индейские племена, пришли французы и, скажем так, основали страну. Потом с юга, с территории нынешних США, сюда же стали двигаться англоговорящие переселенцы. Далее появился крохотный город Торонто, ныне самый крупный в Канаде. Потом в США была война Севера с Югом, потом эта страна стала независимой. После обретения независимости США активно предлагали Канаде «стать свободной». Но канадцы остались верными Великобритании. И до сих пор английская королева является правителем Канады — впрочем, чисто символическим. К ней чудесное отношение, а в самой Канаде сидит настоящий генерал-губернатор, ее представитель. Так же как королева, он ничего не делает, лишь «представляет», а всем управляет премьер-министр. Эта странная архитектура власти устраивает канадцев, и они предпочитают ничего не менять.

Однако почему же проблемы у нас — одинаковы?

Например, потому, что еще с тех стародавних времен в Канаде встал вопрос: «А кто у нас тут коренное население?» Франкоговорящие канадцы стали обижаться, что их таковым считать перестали. Англоговорящие переселенцы из США принялись строить промышленность, укрупнять крохотный город Торонто и… стараться не брать на работу франкоговорящих. Это была такая ужасная форма сегрегации по языковому принципу, против которой, конечно, франкоговорящие канадцы яростно протестовали. Протестовали они еще и против того, что им платили меньше, считая людьми второго сорта. Унижения добавляло и меньшее представительство в парламенте. При этом нужно заметить, что франкоговорящие канадцы давно перестали чувствовать себя французами и были настоящими канадцами, но им отводили роль китайцев и украинцев, которые также постепенно наполняли страну в середине ХIX века.

Тут уместен вопрос: и как долго это безобразие продолжалось? Вы поразитесь: почти до совсем недавнего 1970 года! Да-да, именно так: уже давно Гагарин слетал в космос; уже развалились «Битлз»; в самой Канаде люди жили в прекрасных домах с бассейнами, а положение «французских» канадцев не менялось. Но вот в Квебеке (это франкоязычная провинция) произошла так называемая «тихая революция». Там поняли, что инфраструктура Канады и ее главные коммуникации идут через Квебек, поэтому решили бороться за свои права. Можете себе представить, что в тихом Квебеке начались настоящие теракты и политический бандитизм — к примеру, захватили английского посла и убили его. Потом террор утих, но был поставлен ребром вопрос: либо Квебеку дают равную, настоящую власть, либо он становится отдельным государством.

При этом на первый взгляд франкоговорящих канадцев уже никто не ущемлял. Никто не запрещал им говорить на своем языке, развивать свою культуру. Но у них была проблема, которая стоила всего перечисленного: они считали себя уязвленными, ибо именно они первыми пришли сюда. И им не хватало уважения к их правилам, традициям и мнению — но не в родном Квебеке, а на уровне всей страны. Не правда ли, знакомая картина?

Они хотели, чтобы их представительство в органах власти было равным с англоязычной Канадой не просто по числу, а по влиянию. Чтобы культура была не просто защищена законами, но и изучалась наравне с англоязычной. То есть их бесило не то, что их ущемляют, а то, что англоязычный мир Канады считает себя их старшим братом, забыв, что страну они строили вместе. И, представьте себе, эта борьба стихла всего лишь где-то десять лет назад, но ее результаты впечатляют: в Канаде два государственных языка, а все официальные документы — двуязычны. И никто не кричит, что «деньги тратятся впустую». Квебекцы получили больше мест в парламенте. Короче, скажем так: формально удовлетворены все их желания.

Но, представьте себе, спор о необходимости отделения не утихает. Периодически проводятся референдумы, а на последнем страна была на грани распада — за отделение проголосовало 45,5% населения Квебека. Но большинство — все-таки за единую страну. Можно сказать, «пока» — потому что никто не мешает в свободной стране проводить референдум и на такую тему. Тут никто никого не арестовывает и не шьет статью за «призывы к сепаратизму».

Как же удается удержать Квебек в составе Канады? Очень просто. Есть госпропаганда, заявляющая о том, что «вместе весело шагать по просторам»; есть различные культурные госпрограммы. Но главное — конечно же, деньги! За последние 30–40 лет центральное правительство в несколько раз увеличило бюджетные суммы, которые отдаются Квебеку. Куда идут деньги? Да куда угодно: строятся мосты и дороги, улучшается инфраструктура. Да и просто на нужды государства Квебек — ведь это, собственно, настоящее государство в составе федеративной Канады. Причем если политическая дискуссия на эту тему беспрерывно ведется, то общественной дискуссии нет, ибо граждане давно поняли, что лучше дать деньги, но сохранить единство. Так что знаменитый российский лозунг «Хватит кормить Кавказ!» в Канаде не проходит — там решено, что лучше «кормить», но сохранить страну в целостности.

Конечно, сепаратистские идеи не испарились, однако жизнь наносит их апологетам неумолимый удар. Оказывается, за все эти годы, пока Квебек кричал об отделении, наиболее состоятельные квебекцы постепенно переезжали в англоговорящую часть Канады. Причина проста: они боялись реального отделения, не понимали, как будет жить Квебек. Они хотели стабильности для своего бизнеса и спокойствия для своих семей. В результате Квебеку с каждым годом все труднее говорить об отделении, ибо своих денег из-за ухода бизнеса все меньше, а с деньгами центрального правительства вообще абсурд, ибо центральное правительство говорит: хотите отделяться — нет проблем, только верните деньги, которые мы давали вам на развитие. Жесткая позиция? Нет сомнений. Но когда разговор идет о разводе, пусть даже цивилизованном, то деньги счет любят.

Та же картина — в парламенте: там даже была одна партия, которая заявила, что «мы тут лишь для того, чтобы завершить отделение Квебека». Но сейчас от этой партии осталось три-четыре человека, а все остальные о сепаратизме уже не говорят.

Как видим, очень многое тут на Россию похоже.

Есть еще одна похожая вещь — устройство власти. В Канаде нет президента, но разве дело в том, как кто называется? Первоначально, если взглянуть на канадскую власть, ее устройство еще хуже российской. На парламентских выборах побеждает некая партия, после чего глава партии становится премьером и формирует правительство. Причем — только из своих! То есть на первый взгляд это «чисто наше»: никакой ответственности перед обществом и тотальная круговая порука. Премьеру нравится все, что делают министры, а правящей партии — все, что делает их любимый лидер-премьер. Но не тут-то было. Все члены правительства обязаны отчитаться о своей работе парламенту и его комитетам. И этот отчет носит далеко не формальный характер.

Монополизм, видимый в устройстве канадской власти, вызывает желание воскликнуть: «Смотрите, да мы тут, в России, демократичнее, чем в Канаде!» И кажется, что это так, ибо канадский премьер, например, может объявить войну по собственному желанию — для этого ему не нужен никакой «Совет Федерации». Диктатура? Еще какая! Но — опять же — только на первый взгляд.

Не забудем, что премьер представляет партию большинства, а это значит, что если в парламенте будет голосование о начале войны, то он выиграет это голосование. Поэтому решено не морочиться с лишними процедурами, как и со случаем, когда «режим ведет страну к экономической гибели». Все прелести наступают потом, когда комитеты парламента начинают по винтикам разбирать действия премьера. А далее — страшные и неумолимые выборы раз в четыре года ставят точку в карьере либо премьера-героя, либо премьера-неудачника.

И тут премьерский эгоизм при решении вопроса играет против самого премьера: он не может «размазать» ответственность, сославшись на кого-то, кто «дал ему разрешение» на тот или иной поступок. Канадская система власти всегда конкретна в части ответственности.

Так и живет эта страна, так похожая на Россию. Кстати, тут есть русские березки.

А коренными канадцами являются, между прочим, индейцы. С них и их бизнесов пожизненно сняты все налоги, ибо и франкоговорящие, и англоговорящие канадцы чувствуют свою вину за прошлое и не забывают постоянно извиняться, не столько на словах, но и на деле, чтобы и они не чувствовали себя «младшими братьями»

Так что и у индейцев нет никакого сепаратизма. Они дома.