Проект «Разлюби Россию»: исход идеологической схватки с Западом определит наше будущее

Как Америка будет показывать нам «кузькину мать»

06.11.2014 в 13:00, просмотров: 29069
Проект «Разлюби Россию»: исход идеологической схватки с Западом определит наше будущее
фото: Геннадий Черкасов

«Папа Римский? А сколько у него дивизий?» — эта пренебрежительная реплика Иосифа Сталина во время его беседы с министром иностранных дел Франции Пьером Лавалем в 1935 году является крайне редким примером ошибки «отца народов» в вопросах природы власти. Государство, к созданию которого Сталин приложил руку — Советский Союз, — рухнуло не потому, что кто-то выставил против него тьму-тьмущую дивизий. СССР развалился потому, что «караул устал»: советская элита разуверилась в правоте своего дела и бросила клич «разбегаемся!»

Современное российское общество не должно повторить просчета Сталина.

В одном из своих недавних материалов я написал: исход нынешнего противостояния России с Западом будет решен в сфере экономики. Хочу внести коррективы в эту свою позицию. Содержимое кошельков людей — это, конечно, очень важно. Но содержимое их голов — еще важнее. На пространствах бывшего СССР сейчас бушует грандиозная идеологическая битва — битва за победу той или иной интерпретации происходящего сейчас внутри и вокруг Украины. Именно от исхода этой схватки зависит будущая геополитическая карта Евразии и то, как мы будем жить дальше.

Иллюзии, которые убивают

«Больше четырех столетий тому назад Никколо Макиавелли подсказывал князьям в Италии: гораздо важнее то, чтобы вас боялись, а не то, чтобы вас любили… Однако в современном мире лучше, чтобы вас и боялись, и любили. Некоторые люди думают о власти в узком смысле этого понятия — строго в терминах отдачи приказов и подчинения. Мол, вы обладаете властью, когда принуждаете других сделать то, что в противном случае они бы не сделали... Но в то же самое время власть подобна любви... Обольщение всегда более эффективно, чем принуждение» — написал в своей выпущенной в 2005 году книге «Мягкая сила: способы преуспеть в мировой политике» знаменитый американский политолог, бывший заместитель министра обороны США Джозеф Най.

Наткнувшись в книге пожилого профессора политологии на свойственный больше женским романам термин «обольщение», я сначала впал в некоторое замешательство. Но очень быстро понял, что Джозеф Най абсолютно прав. Если рассуждать о международной политике строго в категориях «соответствует интересам — не соответствует», «выгодно — невыгодно», то во многих случаях можно очень быстро зайти в тупик. Но добавьте в свой «рассужденческий инструментарий» словечки типа «обольщение и соблазнение» — и все очень быстро встанет на свои места.

Возьмем, например, поведение украинского государства в 2014 году. Со стороны оно очень смахивает на поведение человека, который до основания разносит все в собственной квартире и при этом судорожно тыкает в себя ножом. Казалось бы, рационального объяснения таким действиям не существует. Но оно есть.

В 1934 году молодой Джозеф Кеннеди-младший — старший брат будущего президента США Джона Кеннеди — совершил ознакомительный вояж в СССР. Согласно приведенным в книге американского историка Дэвида Нассау «Патриарх» воспоминаниям матери братьев Роуз Кеннеди, из поездки юноша вернулся «полным идей о превосходстве коммунистической системы над капиталистической». Услышав об этом, его отец — обладатель восьмого по размеру состояния в США Джозеф Кеннеди-старший — впал в ярость.

Миллионер вскочил из-за стола, громко хлопнул дверью, а перед этим прокричал своему сыну: «Когда ты продашь свою машину, свой катер и свою лошадь, ты можешь поговорить со мной об этом — но пока ты этого не сделаешь, я не хочу об этом слышать в своем доме!» Однако на будущего президента США гнев отца не произвел никакого впечатления. Внимательно выслушав спор родственников, Джон Кеннеди заявил позднее своей матери: «Кажется, Джо понимает ситуацию лучше, чем папа!»

И юные братья Кеннеди в 1934 году, и современная Украина в 2014 году пали жертвой одного и того же психологического феномена. Называется этот феномен — социальные иллюзии. Обозначает он следующее: «Выдающая желаемое за действительное ложная интерпретация и оценка перспектив изменения социальной реальности».

Молодые братья Кеннеди поиграли немного со своими социальными иллюзиями и быстро о них забыли. А вот Украина попыталась воплотить свои социальные иллюзии в жизни. А если такая попытка предпринята, то обратного хода уже нет. Социальные иллюзии обволакивают своего носителя, ослепляют его и придают ему фанатичную убежденность: «Я наконец вступил на единственно правильный путь, ведущий к свету. Но, когда я находился в миллиметре от успеха, нашлись злые силы, которые накинулись на меня и стали тащить назад».

Современная Украина находится именно на этой стадии агрессивного отрицания реальности. Почитайте украинские ленты новостей и украинский Интернет. Отдельные трезвые голоса тонут в общем «хоре ненависти»: «Мы нашли ключ к счастью, но злая Россия у нас его отняла!» Но тупиковое состояние, в которое украинская политическая элита загнала свою страну, это лишь меньшая половина беды. А вот ее большая половина: социальные иллюзии — это в высшей степени заразная штука. «Бациллам» социальных иллюзий тесно в пределах Украины. Они стремятся вырваться наружу и исковеркать жизнь людей в других странах бывшего СССР.

Лет четырнадцать тому назад я вышел из дому, забыв, что холодная вода в доме временно отключена, а водопроводный кран в квартире открыт. Когда меня разыскали, было уже поздно. Квартира этажом ниже была безнадежно залита. Но ожидаемый мною скандал так и не случился. Я пошел к соседям снизу, был очень вежливо ими принят — и мы быстро согласовали сумму финансовой компенсации. В прошлом году уже меня немного залили соседи сверху. И снова проблема была решена быстро и с положительными эмоциями.

Для государств иметь хороших соседей — это не менее важно, чем для отдельных людей. Добрые соседи — это своеобразный защитный слой, который оберегает страну от агрессивного внешнего воздействия. Если государство-сосед настроено позитивно, то любые спорные вопросы с ним можно решить к взаимному удовольствию. Если государство-сосед настроено враждебно, то самый мелкий вопрос может быть раздут до уровня вселенской склоки.

В лице добровольно ушедшей в «плен» к своим социальным иллюзиям Украины весь бывший СССР получает именно такого, нацеленного на искусственное производство конфликтов соседа. Такой мой тезис может показаться странноватым. Из всех бывших советских республик Украина декларирует враждебность только по отношению к России. Но это впечатление часто является обманчивым.

В восьмидесятые годы я провел значительную часть своего детства в столице советского Казахстана Алма-Ате — городе, где интернационализм и доброе отношение к людям всех национальностей являлись нормой жизни. Из-за губительного воздействия социальных иллюзий современная Украина стала — надеюсь, что временно — генератором идеологии с противоположным знаком: идеологии вражды, ненависти и взаимной подозрительности.

Как конкретно это работает? Снова приведу в пример свой родной Казахстан. «После начала украинского кризиса наши национал-патриоты стали исподволь озвучивать тезис: мы всегда говорили, что России нельзя верить. Теперь сама Россия это доказала, — рассказал мне собеседник из политических кругов казахстанской столицы Астаны. — Эти же люди озвучивают даже еще более радикальный тезис: мол, получается, что, выдавив из своей страны большую часть ее русского населения, покойный президент Туркменистана Сапармурад Ниязов поступил абсолютно правильно. Нет русского населения — нет проблемы!»

Разумеется, в Казахстане эпохи правления Нурсултана Назарбаева подобные идеи останутся уделом политических маргиналов. Как я уже писал, включение Крыма в состав России не вызвало радости у лидеров в Астане. В неофициальных разговорах местные чиновники не выбирают выражений, указывая на «скользкие моменты» в решении Москвы. Но в казахстанской верхушке очень четко осознают свои национальные интересы и их реальную сцепку с интересами России. «В мае этого года мы подписали договор о Евразийском экономическом союзе с пониманием, что РФ вошла вместе с территорией Крыма», — подчеркнул мой собеседник.

Среди рядовых жителей республики реакция на украинские события часто была еще более позитивной для России. «Если судить по социальным сетям, то многие казахи — особенно те, кто смотрит ваше ТВ, — поддержали действия Москвы по Крыму», — сказал мне мой визави из Астаны. Очень сходное явление наблюдается и в Узбекистане — стране, чьи власти отреагировали на включение Крыма в состав РФ крайне неодобрительно.

В начале сентября авторитетный, но очень недружественный по отношению к официальной Москве интернет-сайт «Фергана.ру» опубликовал статью, поразившую меня до глубины души. Вот дословные цитаты из этого материала: «многие жители столицы Узбекистана добровольно перестали покупать продукцию украинской кондитерской компании «Roshen» (принадлежащей Петру Порошенко. — «МК»)…» «Считаю безнравственным платить деньги за продукцию, прибыль от которой идет на уничтожение жителей Донбасса», — говорит инженер-электрик Алишер... Отказ от украинской кондитерской продукции носит массовый характер — во многих магазинах наблюдается затоваривание прилавков шоколадом с надписью «Roshen».

Общественное мнение — штука непостоянная и «склонная к перемене» не меньше, чем «сердце красавицы». Приведенные выше примеры — не повод для самоуспокоенности. Они лишь указание на тот факт, что запущенный на Украине «генератор ненависти» — далеко не всесилен. Новомодная певичка из Киева Анастасия Дмитрук может хоть надорвать себе горло, распевая «мы никогда не будем братьями». Но очень у многих жителей бывшего СССР «заряженность на братство» по-прежнему сильна.

Выскажу даже еще более дерзкую гипотезу. Если бы Россия и Украина вдруг остались наедине друг с другом, то в горизонте нескольких лет острота имеющихся ныне между нами проблем могла бы несколько притупиться. Все в этом мире имеет свойство изнашиваться. Социальные иллюзии — не исключение. Но, к сожалению, уединение двум нашим странам не светит. В наших отношениях присутствует третий. И этот третий никуда не собирается уходить.

Натравливай и властвуй

«Они заботятся о некоем абстрактном идеале нации, а не о людях, которые живут в этой нации. Они игнорируют или говорят неправду по поводу жизненно важных вопросов, касающихся экономики и членства в ЕС... Практические проблемы реального мира никогда не интересовали партии, чья идеология основана на национализме. Напротив, популистские политики... просят людей забыть о реальных социальных и экономических вопросах и искать утешения в своем романтизированном прошлом и в общем желании взять реванш за прошлые и зачастую выдуманные исторические обиды. Национальные проблемы — это всегда вина кого-то еще».

Пламенные строки из предыдущего абзаца блистательный британский писатель Кристофер Сэнсом написал не об украинских, а о шотландских националистах. Но к современной Украине они подходят гораздо больше. Пришедшие в 2007 году к власти в Шотландии местные националисты за семь лет так и не смогли вычленить свою страну из состава Великобритании. Для превращения своей страны в зону бедствия пришедшим к власти украинским националистам хватило всего нескольких недель.

О том, почему украинская элита так поступила со своим народом, было сказано выше. Но вот даже еще более злободневный вопрос, который, на мой взгляд, все еще требует своего ответа: почему с украинским народом так поступили США?

Откройте скандально известный Твиттер-аккаунт госдепартамента «Прогресс для Украины», и вперемешку со злыми насмешками над падением курса рубля и проклятиями в адрес Путина вы найдете там постоянные заклинания: «Мы с вами, народ Украины! Мы вас поддерживаем!» Но, если взглянуть на американскую политику на Украине через призму американских же идеалов, то она выглядит как сплошное надругательство над этими самыми идеалами.

В самой Америке принцип ненасильственной смены власти исключительно через выборы возведен в абсолют. На Украине в условиях уже объявленных досрочных выборов США открыто выступили в роли той силы, которая спровоцировала насильственный захват власти. В Америке никто не считается виновным до тех пор, пока суд не признает его виновным. Уважение к мельчайшим деталям юридических процедур доходит там до форм, которые кажутся нам гротескными. На Украине США, не представив никаких доказательств и даже не дожидаясь начала расследования, сразу объявили ополченцев из Донбасса виновными в гибели малайзийского «Боинга».

Убедительное объяснение этим радикально разным стандартам поведения по отношению к себе и другим я нашел в достаточно неожиданном источнике — в уже упомянутой мной биографии отца президента Джона Кеннеди Джозефа «Патриарх».

Описывая, как Джозеф Кеннеди создал свое огромное состояние в качестве одного из воротил киноиндустрии в Голливуде, автор Дэвид Нассау делает особый упор на отношениях своего героя с самой известной американской кинозвездой 1920-х годов Глорией Свэнсон. Обладая недюжинным обаянием, Кеннеди вошел к девушке в доверие и стал ее главным менеджером, бухгалтером, пресс-агентом, а заодно и любовником.

Через несколько лет любовная идиллия завершилась. А еще через некоторое время актриса обнаружила: менеджер-любовник обчистил ее как липку! Глория Свэнсон возненавидела Кеннеди и весь остаток своей жизни считала его безнравственным подонком. Но, как объясняет Дэвид Нассау, с точки зрения жизненной философии самого Джозефа Кеннеди, он не совершил ничего постыдного или бесчестного.

«Кеннеди был в киноиндустрии для того, чтобы обогатить себя и свою семью. Он заботился о своих интересах и ожидал от тех, с кем он работал, чтобы они заботились о своих. Он не чувствовал за собой никакой вины за то, что он оказался лучшим бизнесменом, чем те, с кем он имел дело».

Политика Америки в бывшем СССР — да и во всех остальных регионах тоже — построена на аналогичных принципах. США заботятся о своих интересах и ожидают от своих партнеров, что они будут заботиться о своих. Если же кто-то из «союзников» — как, например, Украина — этого не делает и добровольно превращается в слепого проводника американских интересов, то это проблема и вина самой Украины. Цинично, но логично. В этом мире преуспевают только те, у кого хватает смекалки жить собственным умом.

Если Америку и можно в чем-то упрекнуть, так это в неправильной интерпретации собственных интересов. Согласно мемуарам экс-министра обороны США Дональда Рамсфельда, вскоре после своего вступления на пост американского президента в 1981 году Рональд Рейган повернулся к своему помощнику по национальной безопасности и заявил: «Мое представление об американской политике в отношении Советского Союза очень простое, некоторые могут даже сказать упрощенное. Его суть: мы побеждаем, они терпят поражение».

После официального окончания «холодной войны» в 1991 году такое «упрощенное представление» стало в США менее выраженным, но окончательно никуда не ушло. В глазах большой части американской внешнеполитической элиты Россия все минувшие двадцать лет оставалась «недопобежденным» врагом, которого неплохо бы поставить на место.

В начале своего президентства в 2000 году Путин попытался переломить эту тенденцию и установить с США по-настоящему равноправные партнерские отношения. Не получилось. Каждый шаг Москвы навстречу в Вашингтоне расценивали как признак слабости и лишь усиливали давление. В результате мы и пришли к тому, к чему мы пришли сейчас.

Такой курс США можно вполне расценивать как близорукий. Пытаясь «додавить» Россию, Америка объективно усиливает своего реально значимого конкурента — Китай. Пытаясь загнать Россию в изоляцию, Америка ослабляет международную коалицию против реального мирового зла — сил терроризма и религиозной нетерпимости.

Но мы не в силах правильно сформулировать за американских политиков их национальные интересы. Задача российской элиты и российского общества более «скромна». Мы должны максимально защитить свои фундаментальные национальные интересы в той точке времени и политического пространства, в которой мы находимся.

А для этого необходимо в первую очередь понять основные характеристики нашего нынешнего пункта «политического местопребывания». С моей точки зрения, эти характеристики таковы: Америка не хочет «второй перезагрузки», о желательности которой иногда упоминают российские политики. Америка настроена «показательно наказать» Россию и намерена использовать для этого «политическое оружие низкой интенсивности». Речь идет о той самой «схватке содержания голов», о которой я упомянул в начале материала.

Эта схватка одновременно вездесуща и незаметна. Она может обретать самые разные и причудливые формы. Эта схватка везде — и она нигде. Когда обстоятельства требуют одного, американские политики и дипломаты могут возвести в ранг высшей добродетели самые грубые площадные ругательства. Когда и.о. министра иностранных дел Украины Андрей Дещица пропел у дипмиссии РФ в Киеве матерную частушку про Путина, местный посол США Джеффри Пайетт назвал его в своем блоге «гордостью Украины».

Когда обстоятельства требуют другого, американские дипломаты могут мастерски поизображать из себя оскорбленную невинность. Я лично видел, как один из боссов посольства США в Москве накинулся в социальной сети на моего коллегу, российского журналиста, за то, что тот использовал такую «грубую» фразу, как «американцы — странные люди».

Оба этих случая — это, конечно, анекдот и не более того. Но вот что анекдотом не является, так это смысловое содержание американского политического курса. Заключается оно в натравливании всех на вся: страны дальнего зарубежья и бывшие советские республики — на Россию, россиян — друг на друга.

В таком, основанном на принципе «натравливай и властвуй», подходе, естественно, нет ничего принципиально нового. Для чего, как вы думаете, перед войной 2008 года американцы до зубов вооружали режим Михаила Саакашвили и с удовольствием слушали его русофобскую риторику? Вряд ли только ради «любви к искусству».

Что изменилось сейчас, так это степень концентрации американских усилий на антироссийском направлении. По «обе стороны» янки «задирали Кремль» с ленцой и как бы походя. Сейчас ни о какой лени речь не идет. В 1959 году на американской выставке в Сокольниках Никита Хрущев заявил вице-президенту США Ричарду Никсону: «В нашем распоряжении имеются средства, которые будут иметь для вас тяжкие последствия. Мы вам покажем кузькину мать!» Никита Сергеевич, как все мы знаем из истории, своего обещания не сдержал. Теперь американцы полны решимости сделать это за него — уже в нашем отношении.

Есть ли у подобных американских планов шансы преуспеть? Я хотел бы ответить на этот вопрос в стиле лозунга «но пасаран». Но не стану этого делать. Политика — это не точная наука, в которой все заранее предопределено. Политика — сродни спорту. В ней возможны самые разные варианты. Бросить вызов американской политической гегемонии — еще не значит победить американскую политическую гегемонию.

Америка ведет схватку с РФ вдали от своих берегов. Россия ведет схватку с США в самом сердце своей среды обитания. Для Вашингтона противостояние с Москвой — своего рода хобби. Для Москвы противостояние с Вашингтоном — основное содержание жизни государства.

Такая ситуация дает россиянам мало основания для душевного спокойствия. И это делает нас особо уязвимыми для разного рода социальных иллюзий. Скажу о тех из них, которые я считаю наиболее опасными для страны. В российской оппозиционной среде распространено мнение: нынешний международный кризис — продукт деятельности Путина. Уйдет Путин — и все наладится. Каждый россиянин сам волен решать, как ему относиться к главе государства. Но приведенное выше мнение кажется мне головокружительным в своей наивности.

Да, присоединив Крым к РФ, Путин резко поднял ставки в игре. Но игра и без того приближалась к своему эндшпилю. Что бы случилось, если бы Москва умыла руки и заявила: «Крым нас не касается»? Теоретически возможно, что ничего страшного. Но гораздо более вероятными являются крайне негативные сценарии: от последующего включения территории полуострова в состав НАТО до гражданской войны в Крыму по донбасскому варианту.

Большое дерево растет не год и даже не пять лет. Точно так же мы сейчас пожинаем горькие плоды политических решений, принятых в предыдущие эпохи — во времена, когда президент Горбачев верил на слово обещаниям не расширять состав НАТО, и во времена, когда министр иностранных дел Козырев проводил политику, основанную на постулате: интересы России идентичны интересам Америки.

Вспыхнувшее в 2014 году острое противостояние с Западом не было добровольным выбором России. Нам это противостояние навязали. А раз схватки нельзя избежать, в ней надо постараться не проиграть.