«Выбирать приходится между плохим и очень плохим»: кто станет президентом США в 2016 году?

Эксперт оценил, как приход нового главы Белого дома отразится на отношениях с Россией

21.11.2014 в 18:30, просмотров: 47519

Выборы президента США будут проводиться через два года – в 2016-м, однако уже сейчас в некоторых западных СМИ можно встретить прогнозы насчет того, кто может стать новым хозяином или даже хозяйкой Белого дома… Как известно, американская конституция не дает возможности нынешнему президенту страны Бараку Обаме баллотироваться на очередной срок, и первый темнокожий президент Соединенных Штатов будет вынужден оставить Овальный кабинет. Согласно опросу, который проводили компании CNN и ORC в 2013 году, наиболее популярными претендентами на пост американского президента можно считать бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон и губернатора штата Нью-Джерси Криса Кристи.

«Выбирать приходится между плохим и очень плохим»: кто станет президентом США в 2016 году?
фото: Александр Астафьев

Некоторые аналитики даже утверждали, что недавние выборы в американский Конгресс, в результате которых в парламенте США победили представители республиканской партии, смогут повлиять на результаты выборов-2016… Кто по-настоящему является основным фаворитом предстоящей президентской гонки? И как может отразиться приход нового лидера Америки на отношениях с Россией? На эти вопросы «МК» ответил руководитель Центра исследований внешнеполитического механизма США Института США и Канады РАН Сергей САМУЙЛОВ.

– Насколько сильно изменилась политическая конфигурация в США после выборов в Конгресс и как она может повлиять на грядущие выборы президента страны?

– Политика и внутриполитическая жизнь в США очень изменчивы. Велико влияние случайных, преходящих факторов, поэтому на два года планировать или пытаться как-то прогнозировать, что будет через два года в приложении к Америке, – очень сложно. А то, что республиканцы сейчас контролируют палаты Конгресса, это для политической жизни Соединенных Штатов не такое уж необычное событие. Конечно, это поражение демократической партии и лично президента Обамы, но всерьез воспринимать комментарии американской прессы не то что не стоит, а необходимо делать это взвешенно. У них всегда оценки очень эмоционально окрашенные и преувеличенные. То есть так называемое разделенное правление, когда президент принадлежит к одной партии, а Конгресс контролируется другой, это вполне обычное явление. Чего-то такого сверхъестественного нет.

– То есть высказывания о том, что раз Конгресс захватили республиканцы, то Обаме не стоит радоваться, преувеличены?

–  Сейчас, конечно, Обаме проводить через Конгресс свои законодательные инициативы будет сложнее, чем было ранее. Вообще в последние годы наблюдается раскол между обеими партиями, в том числе и до недавнего времени – в приложении к России. Но из-за кризиса на Украине сейчас Обама и его команда, да и вообще демократы, солидаризировались с правыми американцами в отношении России. Разницы в подходах практически нет никакой в отношении нашей страны. А что касается выборов, то я еще раз говорю: американская политика и внутриполитическая жизнь настолько изменчивы, что сейчас за два года пытаться оценить, что там будет в 2016-м, очень сложно.

– Вы сказали, что сейчас подходы республиканцев и демократов к внешнеполитическому курсу фактически слились, то есть неважно, кто будет у руля страны через два года – республиканец или демократ?

– Нет, разница все-таки будет. Если придут республиканцы, они возобновят в отношении нас и СНГ свою политику. В частности, политику по втягиванию Грузии и, наверное, Украины (хотя через два года предсказать, что будет с Украиной, нельзя) в НАТО – то, чем занималась администрация Буша, пыталась безуспешно в 2008 году сделать республиканская администрация. Это если придет республиканец. Если, к примеру, придет к власти в результате выборов Хиллари Клинтон и демократы сохранят за собой президентский пост, то я думаю, что этого втаскивания Украины и, в первую очередь, Грузии в НАТО не будет. Это будет перенесено на неопределенный срок. У нас и сейчас уже сложные отношения с США, но при республиканцах они будут еще хуже. Понимаете, у нас альтернатива такая – выбирать приходится между плохим и очень плохим. Плохо будет, если победят демократы, но еще будет хуже, если победят республиканцы. Такова Америка.

– Кто, на ваш взгляд, является наиболее заметной фигурой среди тех, кто будет баллотироваться на пост президента США?

– Наиболее яркая фигура – это Хиллари Клинтон, конечно. Без всяких сомнений. Она – политический тяжеловес. А среди республиканцев я даже затрудняюсь кого-либо назвать… Нет настолько ярких фигур. Нам лучше, конечно, чтобы победила она, Клинтон.

– Почему?

– Как я уже сказал, при ней осложнения российско-американских отношений будут проявляться в меньшей степени, чем при республиканцах, хотя до этого, во времена Советского Союза, считалось, что с республиканцами мы умеем договариваться, а с демократами нет. Но после крушения СССР ситуация поменялась. И Обама начал перезагрузку без каких-либо предварительных условий. Обычно американцы какие-то условия нам предъявляли: «Вы вот выполните это и это, и тогда мы с вами начнем совместные переговоры». А вот Обама отбросил это высокомерие и начал с нами диалог, перезагрузку без всяких предварительных условий. Но сейчас он встал на позиции республиканцев. Мое представление такое: он считает, что Путин его лично подвел. С самого начала республиканцы говорили, что перезагрузка – это глупость, наивность, умиротворение агрессора. Сейчас из-за кризиса на Украине республиканцы злорадно потирают руки и тыкают в Обаму: «Вот, мы же говорили, что Россия – агрессор, вы и ваша команда не верили нам, а мы оказались правы». Вот такая сейчас ситуация внутри США.

– Иными словами, Хиллари Клинтон сможет проводить гораздо более лояльную внешнюю политику, чем Обама?

– Нет, возвращения к перезагрузке, конечно, не будет. Однако российско-американские отношения, которые сейчас значительно ухудшились, не будут еще сильнее ухудшаться при Хиллари Клинтон, а вот при республиканцах – будут. Вот разница какая. То есть говорить, что этот претендент для нас хороший, а этот – плохой, не приходится. Один плохой, другой – еще хуже.

– Если отвлечься от персоналий, у обычных американцев есть потребность в каком президенте – который бы проводил жесткую политику по отношению к России или наоборот?

– Нет, они не хотят с нами осложнения отношений. Простые американцы погружены в свои внутренние дела. Они даже не интересуются деятельностью федерального правительства, потому что основные проблемы решаются на уровне штатов, на уровне каких-то местных структур и так далее. Это наши люди, здесь, в России, гораздо больше интересуются внешней политикой, чем, скажем, рядовые американцы. Они, естественно, не хотят ухудшения отношений с Россией по той простой причине, что американское общество просто психологически устало от этих длительных бесперспективных тупиковых войн. Я имею в виду – в Ираке и в Афганистане. Политики это прекрасно понимают. И влезать в какую-то там конфронтацию с Россией из-за Украины… Они даже не знают, где Украина. Они думали, что Донецк – это где-то в Пакистане. Но сейчас это им там разжевали эксперты. Конечно, они всего этого не хотят, ведь закон о предотвращении агрессии России до сих пор не принят… Первого мая этого года он был внесен на рассмотрение в Сенат, но он так и лежит в комитете по международным отношениям Сената в верхней палате, не двигается. Почему? Потому что они не хотят влезать в вооруженное противостояние с «ядерной Россией», как они выражаются. В общем-то, правильно.

– Если вернуться опять к гипотетической победе Хиллари Клинтон. Как американцы отреагируют на то, что у них будет женщина-президент?

– Но если уж они избрали первого темнокожего президента, то могут избрать и первую женщину-президента… Обаму избрали, на мой взгляд, для того, чтобы он попробовал замириться с мусульманским миром. Не получилось. И не получилось, потому что возник ИГИЛ, или «Исламское государство». Эту террористическую организацию боятся больше, чем «Аль-Каиду», потому что это объединение претендует на создание исламского государства…