Лавров о работе «Шарли Эбдо»: «Карикатуры безвкусны»

Глава МИД РФ подвел итоги 2014 года и рассказал о внешнеполитической ситуации

21.01.2015 в 16:49, просмотров: 30964

Министр иностранных дел России Сергей Лавров провел очередную пресс-конференцию по внешнеполитическим итогам прошедшего года и по текущим событиям. Учитывая напряженные отношения России с ЕС, США, а также непрекращающийся украинский кризис, вопросов у медиа-сообщества к главному отечественному дипломату накопилось немало.

Лавров о работе «Шарли Эбдо»: «Карикатуры безвкусны»

О переговорах в нормандском формате в Германии: «Мы очень озабочены очередной вспышкой насилия на юго-востоке Украины. Ей предшествовали грозные заявления из Киева, объявление президентом Порошенко новых волн мобилизации - начиная со 100 тысяч человек. К юго-востоку в период относительного затишья подтягивались новые вооружения, военная техника, воинские контингенты. Висела в воздухе подготовка к очередной попытке подавить сопротивление силой и отказаться от политического урегулирования проблем, которые возникли в результате государственного переворота. Поэтому когда искра была высечена и нынешний раунд противостояний перешел вновь в военную фазу, мы делали все необходимое, чтобы прекратить это кровопролитие. Необходимо перестать пытаться отбивать то один, то другой населенный пункт и самое главное – немедленно прекратить обстрелы… Мы будем добиваться незамедлительного прекращения огня. Об этом мы в том числе будем говорить в нормандском формате с тем, чтобы наши партнеры, в данном случае Франция Германия, которые участвуют вместе с Россией и Украиной в этом формате, возвысили свой голос и призвали украинское руководство не допустить к скатыванию к военному сценария в очередной раз».

О попытках изолировать Россию: «Мы слышим немало заявлений со стороны наших западных партнеров о том, что Россию нужно и дальше изолировать. Президент Обама счел возможным в своем послании к нации заявить примерно об этом же. Все эти попытки не приведут к результату. Несмотря на подобное поведение наших западных партнеров, в своем обращении к Федеральному собранию президент Путин подчеркнул и ясно дал понять, что Россия никогда не пойдет по пути самоизоляции, подозрительности, поиска врагов. Мы проводим активную внешнюю политику, последовательно отстаиваем наши национальные интересы и при этом не ищем конфронтации, всегда готовы к разумным компромиссам, опирающимся на баланс интересов и стремимся воздействовать на международную обстановку в интересах ее оздоровления и в интересах укрепления безопасности».

Об отношениях с США: «Американцы взяли курс на конфронтацию, абсолютно некритично оценивают собственные шаги. И послание президента Обамы показывает, что в центре их философии стоит только одно – «мы номер один», и все остальные должны это признать. Это немножко несовременно, это не отвечает нынешним реалиям, показывает то, что США хотят доминировать в мире, а не быть первым среди равных. Но мне кажется, это пройдет. Это займет, наверное, немало времени, но придет осознание того, что невозможно эту позицию поддерживать бесконечно. Американцы уже вынуждены обращаться за помощью и в одиночку они не одну проблемы решить не могут, формируют коалиции. Они выстраивают Европу в том числе по «российскому» вопросу. Это в крови американцев – вот эта философия, что «мы номер один». Она формировалась не один год и не одно десятилетие, поэтому изменить эту философию и этот генетический фон будет непросто. Я бы предпочел, чтобы все страны перешли на философию сотрудничества, а не диктата. Убежден, что логика партнерства возобладает...»

О диалоге с ЕС: «У нас никаких предубеждений в отношении Евросоюза. Наоборот. Мы заинтересованы в том, чтобы отношения, которые охарактеризованы как стратегическое партнерство, соответствовали этому качеству, соответствовали этому термину. Печально, что ЕС пошел по пути конфронтации, последовав за американцами в продвижении санкций в отношении РФ. Более того, лидеры ЕС в ответ на жалобы и призывы европейского бизнеса не следовать подобному курсу заявили, что ЕС исходит из того, что в отношениях с Россией по украинскому кризису политика должна преобладать над экономикой. Поразительное заявление. Мы знаем, что в ЕС высказываются разные точки зрения, но нынешняя стадия, когда около половины стран-членов или чуть менее, может быть, уже начинают настойчиво выступать за снятие санкций, показывает, что когда принимаются такие – основанные на круговой поруке решения вслед за американскими партнерами, отрулить очень трудно…»

О карикатурах в «Шарли Эбдо» и терактах в Париже: «Здесь есть несколько аспектов. Во-первых, терроризм неприемлем ни в каких формах, независимо от его мотивов и независимо от его обличия. Это позиция международно-правовая. Второе – что касается карикатур и вообще поведения журналистов в связи с религиозными контекстами. Есть мое личное отношение: карикатуры безвкусны. И есть международно-правовая ситуация, которая описана в ряде конвенций, включая международный пакт о гражданстве и политических правах. В нем говорится, что всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации и насилию, должно быть запрещено законом. Говорится в этом пакте также о том, что права на свободное выражение мнения налагают особые обязанности и особую ответственность. И такое право может быть сопряжено с некоторыми ограничениями, которые должны быть установлены законом… Так что когда мне говорят мне мои уважаемые коллеги, что нет никаких ограничений на свободу слова, я с этим не согласен».

Об инциденте в Гюмри: «Я еще раз хочу подтвердить наши глубочайшие соболезнования по поводу этого ужаснейшего преступления в отношении абсолютно невинных людей. Скончался 6-месячный Сережа. Я специально позвонил по этому поводу моему коллеге – Эдуарду Налбандяну и еще раз выразил все наши чувства. Важно, что преступник задержан, он уже дал признательные показания. Состоялся телефонный контакт между нашими президентами. Глава СК России Александр Бастрыкин выехал в Ереван, там он встречался с президентом Сержом Саркисяном. Мы подтверждаем, что судебное разбирательство будет осуществляться на территории Армении, оно будет максимально отрытым. Я уверен, что суд быстро вынесет адекватный вердикт ужасному преступлению, которое было совершено. Что касается общего контекста наших отношений, то говорят: в семье не без урода, и именно такое отношение сейчас проявляют все военнослужащие и командование нашей военной базы в Армении. Мы видим попытки политизации этой ситуации – они исходят не от руководства Армении, не от руководства России. Немало желающих использовать эту трагедию, чтобы получить какие-то геополитические выгоды. Это отвратительно, это недопустимо…»

О приглашении российской стороны на торжества по случаю годовщины Холокоста в Польшу: «Не было официального приглашения президенту Путину – было письмо директора музея и комитета, который проводит вот эти мероприятия по случаю годовщины Холокоста, на имя посла, где сообщалось, что будет такое мероприятие. Хотите приезжайте. Если захотите – скажите, кто приедет. На такое приглашение можно и не отвечать. Мы обязательно будем представлены. Мы никогда не забудем эти трагические и героические страницы Второй мировой войны».

Об обвинениях в отправке российских войск на территорию Украины: «Что касается потока войск и вооружений, мы это слышим многократно. Я всякий раз говорю: если вы это с уверенностью утверждаете, покажите факты. Нам никто фактов показать не хочет. Прежде чем спрашивать нас, когда мы что-то прекратим делать, предъявите нам доказательства, что мы это делаем... По поводу вооружения мне добавить нечего. Доказательством будет предъявление вещдоков».

О ситуации в Сирии: «Главное, это нарастающая убежденность – в том числе и на Западе, что политический процесс неизбежен. Что особенно важно, задача номер один сейчас – борьба с «Исламским государством». Мы давно говорили, что искоренение терроризма и недопущение превращения Сирии в террористическое государство является неизмеримо более важно задачей, чем смена режима и создание какого-то органа – лишь бы объявить, что Асад ушел. Возвращаясь к выступлению Обамы, кусок речи, посвященный задаче борьбы с ИГ, был сформулирован достаточно по-новому. Задача борьбы с этими террористами названа главной, по сравнению с остальными. Хорошо, что это понимание растет. Что касается московской встречи (между сторонами конфликта в Сирии – «МК»), мы с самого начала говорили, что хотим подготовить новый раунд переговоров, который бы учитывал предыдущие ошибки таких мероприятий».

О возобновлении дипломатических отношений между США и Кубой: «Надеюсь, что США исходят из своих национальных интересов, а не из желания кому-то насолить, хотя бывают и примеры иного рода. Просто сейчас вспомнилось, когда осенью Обама по пути на саммит НАТО неожиданно заехал в Эстонию и тогда представитель администрации США объявил: остановка Обамы в Эстонии - это сигнал русским, что их поведение неправильно. Что касается потепления между Кубой и США, мы давно говорили, что политика изоляции Кубы контрпродуктивна. Хорошо, что США одумались и приняли такое решение и что это было сделано на паритетных началах. Кубинская сторона не поступилась принципиальными вопросами. Мне кажется, это взаимовыгодный процесс. Это никаким образом не скажется негативно на российско-кубинских стратегических отношениях».

О задержании пятерых уроженцев Чечни во Франции: «Пока еще мы выясняем подробности задержания пятерых граждан – судя по всему, они российские граждане. Я не буду вдаваться в детали. Наши спецслужбы остаются в контакте по двусторонним каналам со своими французскими коллегами. Так происходит и в отношениях с другими странами, которые выражают интерес к взаимодействию с нами в сфере антитеррора, борьбы с организованной преступностью, наркотрафиком».

Об итогах года: «Ситуация была сложной, более сложной, чем в предыдущие годы. Добавились новые опасные очаги напряженности. Особое беспокойство вызывает ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Угрозы со стороны сил экстремизма и терроризма, которые выплескиваются и за его пределы и на которые мы давно обращали внимание наших партнеров. Сохраняются риски углубления межконфессиональных, межцивилизационных раздоров. Безусловно, ситуация в мировой экономике далека от определенности. Мы исходим из того, что все события последних лет убедительно говорят о том, что решение проблем глобальной безопасности и стабильности можно добиться только сообща, но налаживаю совместных солидарны действий мирового сообщества препятствует ряд негативных тенденций. Среди них прежде всего отмечу фундаментальные противоречия между объективным процессом рассредоточения глобальной мощи, процессом формирования полицентричного, более демократического мироустройства, с одной стороны, и с другой стороны - настойчивыми попытками исторического Запада любой ценой удержать лидерство…»

«Я абсолютно согласен по всем пунктам с Сергеем Викторовичем, – заявил «МК» завсектором внешней и внутренней политики США ИМЭМО РАН Федор ВОЙТОЛОВСКИЙ, комментируя высказывание Лаврова о США. - Я могу сказать, что в условиях глобальной экономической взаимозависимости такие факторы, как военная сила, в которой США превосходят все остальные страны, становится фактором, который продолжает иметь значение, но структура миропорядка и развитие новых, глубинных взаимосвязей между процессами – внутренними, международными, транснациональными – принципиально меняет условия деятельности США как глобального лидера, и, соответственно, должно измениться само лидерство и понимание роли США в мире, но пока Вашингтон не сильно продвигается на этом пути.

Я могу добавить, что самая первая администрация Обамы начинала или во всяком случае пыталась продемонстрировать готовность к пониманию большей сложности системы международных отношений. И она особенно в условиях финансового экономического кризиса была в большей степени ориентирована на компромисс, на взаимодействие с другими глобальными игроками и на то, чтобы использовать новую модель американского лидерства, построенную не на принуждении, а на кооперации и лидерстве в этом процессе коллективной трансформации мироустройства. Но вторая администрация Обамы очень сильно отличается от первой, потому что она в гораздо большей степени тяготеет к традиционным моделям американского лидерства, выстроенным на представлении о примате интересов США и о том, что США являются субъектом, который может определять судьбы всего мира и на представлениях об особой избранности США. И это ее приближает к первой администрации Буша».

«Я думаю, что обе стороны рассматривали это затишье как временное, – комментирует «МК» замгендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН высказывание Лаврова о ситуации на Украине. - Обе стороны стремились максимально подготовиться к новой волне боевых действий. Другое дело, многие ожидали, что это будет не зимой, а весной, но, действительно, так как конфликт достаточно активный, ситуация взорвалась раньше. Я думаю, что это был обоюдный процесс, потому что обе стороны друг другу не доверяют, обе стороны воспринимают друг друга не как противника, не как соперника, а как врага. Позиции умеренных и там, и там чрезвычайно слабы. Порошенко, может быть, и хотел бы о чем-то договориться, но такой возможности у него реально нет. Большинство в Раде — не только в Раде, но и в его собственной фракции – настроено весьма и весьма решительно. В то же время, когда Захарченко и Плотницкий подписали минские соглашения, они оказались под огнем критики собственных командиров. Плюс нужен посредник, который обладает достаточным ресурсом — миротворческими силами, чтобы разделить стороны, Такого посредника нет. Республики хотели бы, чтобы миротворцем выступила Россия, а украинцы рассматривают Россию как сторону и как участницу конфликта. Украинцы были бы не против каких-нибудь международных сил, но здесь уже республики считают, что это недопустимо. Ресурса, который есть у ОБСЕ, не хватает. Поэтому изначально стороны готовились к продолжению».