Крым против НАТО: как Россия вооружает полуостров

Детали планов Минобороны по наращиванию группировки в регионе

Крым ассоциируется теперь не только с ласковым теплым морем и отдыхом, но и с санкциями Запада. Экономисты подсчитывают, чего в связи с присоединением полуострова для нас стало больше: потерь или приобретений?

Такие споры, конечно, имеют право на существование, но все ли возможно измерить цифрами и сиюминутной упущенной выгодой? Даже если не думать о тысячах людей, для которых судьба Крыма и России неразрывна, а рассуждать исключительно прагматично, то как, к примеру, в цифрах оценить тот факт, что с возвращением Крыма угроза безопасности России со стороны американской ПРО в Европе сводится к нулю?

Детали планов Минобороны по наращиванию группировки в регионе

Существует ряд либеральных политиков, которые, говоря о военном значении Крым для России, утверждают, что оно ничтожно. Дескать, не имело смысла ссориться с Западом из-за каких-то ржавых остатков советского Черноморского флота (ЧФ). Так уж ли нам необходим Севастополь с его старинными крепостями-памятниками, которые давно не представляют никакой военной ценности? А Черное море — это лужа, в которой Турция — страна НАТО, контролирующая Босфор, — при желании может запереть наш флот, а потому ЧФ в принципе не может играть для Россия никакого серьезного значения.

Другие политики, их оппоненты, утверждают обратное: Крым только одним своим географическим положением имеет важнейшее значение для безопасности России. Особенно сегодня, когда США развертывают в Европе элементы своей ПРО.

***

Что касается аргументов в пользу первой точки зрения, то действительно, за все годы независимости друг от друга ни Украина, ни Россия так и не смогли создать на Черном море полноценные военно-морские силы, которые были бы способны всерьез влиять на ситуацию в этом регионе.

Зато влияние Турция за это время там существенно увеличилось. Так, например, в 1997 году — к моменту раздела флота — соотношение боевых кораблей в бассейне Черного моря оценивалось как 1:2,5 в пользу Турции, к 2008 году оно было уже 1:4,2. К 2014 году соотношение в цифрах выглядело уже совсем неприлично. К этому времени от 338 кораблей, доставшихся России после раздела флота, «в живых» осталось порядка 35, включая вспомогательные.

Ракетный крейсер «Москва», дизельная подлодка «Алроса», один десантный корабль, пара-тройка кораблей II ранга, да столько же ракетных и артиллерийских катеров — это все, что еще хоть как-то было способно выйти в море. Российские военные, продираясь сквозь политические препоны, выставленные украинским руководством, всячески старались сохранять боеготовность ЧФ, хотя в тех политических условиях это было очень непросто.

К примеру, флагман ЧФ, ракетный крейсер «Москва», принятый на вооружение в 1983 году (мне довелось на нем побывать года четыре назад) выглядел весьма убедительно: ударный комплекс «Базальт» с 16 ракетами по 6 тонн и дальностью 550 км, вертолет с противолодочным оружием, комплекс ПВО — аналог сухопутного С-300, автономный ЗРК «Оса», антенна, которая видит цели за 100 км, бомбовые установки для защиты от подлодок... Все в рабочем состоянии.

Более эффектно смотрелся ракетный катер «Самум» — убийца авианосцев, самый новый на флоте, спущенный на воду в 1992-м, а в 2002-м перебазированный с Балтики в Севастополь. Огромное преимущество «Самума» — воздушная подушка, с помощью которой он может развивать скорость до 55 узлов (под 100 км в час). А значит, способен быстро нанести удар и тут же уйти от противника. На его вооружении 8 ракет, которые американцы зовут «Sun burn» («Солнечный ожог»), в российском варианте — «Москит».

Такая ракета имеет уникальные свойства: она идет над водой на высоте 4–6 м и, поскольку скорость ее огромна, поднимает за собой массу водяной пыли, а потому на локаторе не видна. Ее можно заметить лишь на подлете к цели. В этот момент она делает вираж — встает, как кобра, и бьет сверху по корпусу корабля. Головная часть ее сделана из титанового сплава, температура горения которого — около полутора тысяч градусов. Потушить ее практически невозможно, а потому кораблю, по которому ударила такая ракета, — верный конец.

Тогда моряки в приватной беседе сетовали:

— Нам бы 5–6 таких кораблей, и нашему флоту не будет равных на Черном море. Сейчас этих катеров всего два — «Бора» и «Самум». И, к сожалению, больше таких не строится. Ведь их главное предназначение — наносить удары по межвидовым авианосным группам. А у кого есть такие группы? У США. Но теперь считается, что мы больше не гоняемся за их авианосцами. Потому у нас там, в московских штабах, кто-то решил: такие корабли нам не нужны. К тому же еще двигатели, нагнетающие воздух в воздушную подушку, делались на Украина, а она перестала их выпускать.

Но такие корабли были скорее исключением из правила. Оставшиеся 70% корабельного состава требовали серьезного ремонта. При таком состоянии флота действительно трудно было всерьез говорить о большом военном значении ЧФ для России.

***

Теперь об аргументах в пользу другого мнения: Крым имеет стратегическое значение для безопасности России.

Долгое время в руководстве военного ведомства вслух об этом старались не говорить, так как это влекло за собой всевозможные политические спекуляции и увеличение суммы выплат Украине за пребывание ЧФ на полуострове.

Однако из-за позиции Украины, которая делала все, чтобы наши моряки не могли переоснащать и модернизировать флот, российское Минобороны было вынуждено инициировать принятие Федеральной целевой программы (ФЦП) по перебазированию ЧФ и созданию для него новой базы в Новороссийске.

Причем все понимали: это место никогда не станет равноценным Севастополю ни по политическим, ни по географическим критериям, а потому всячески оттягивали передислокацию до последнего. Все, от вице-премьера Правительство РФ до флотоводцев всех рангов, как мантру повторяли: «Севастополь останется главной военно-морской базой ЧФ как минимум до 2017 года. Несмотря на строительство военно-морской базы в Новороссийске, переводить туда штаб ЧФ и корабельный состав не планируется».

Один флотский офицер, который имел непосредственное отношение к ФЦП по перебазированию ЧФ, мне рассказывал:

— С самого начала перебазирование в Новороссийск было чисто политическим решением. Никакого оперативно-тактического обоснования ни Генштаба, ни 4-го ЦНИИ Минобороны для этого не имелось. Уже после принятия ФЦП нам поручили обосновать с военной точки зрения необходимость такого перевода, что и было сделано. Хотя, говоря объективно, Новороссийск вообще не приспособлен для базирования флота. Частые шторма, знаменитая бора (внезапно налетающий резкий ветер мощной разрушительной силы) вынуждают корабли постоянно выходить в открытое море и бороться за живучесть, что даже при хорошем их состоянии — серьезное испытание. Есть и ряд экономических проблем. Если раньше военным директивно выделяли любые территории из землепользования, то сейчас так уже не сделаешь. Вся территория Новороссийского порта поделена. Кругом частные судоходные компании, и коммерсанты не в восторге, что им приходится тесниться у своих же причалов. Кроме того, в одном месте там сконцентрированы огромный нефтяной терминал, масса гражданских судов, танкеров с нефтью — да еще военные корабли, на которых, между прочим, имеются оружие и боеприпасы. Поэтому я считаю, что в Новороссийск флот переводить нецелесообразно. От него там совсем ничего не останется.

И вот теперь, когда Крым стал российским, военные тут же и с удовольствием скорректировали планы, объявив создание крымской военной группировки приоритетным направлением.

Теперь в Минобороны говорят, что, «не отказываясь от развития Новороссийской базы, очень большое внимание сейчас уделяем главной базе Черноморского флота — Севастополю. Там будут построены новые городки и объекты учебной базы. Процесс уже идет с опережением плана».

А план предусматривает, что «в Крыму будут восстановлены соединения, которые ранее были сокращены, — например, 30-я дивизия надводных кораблей. Кроме того, новые соединения береговой обороны, в том числе бригада береговой обороны и артиллерийский полк. Будут поступления летательных аппаратов в морскую авиацию, укреплено 4-е командование войск ПВО и подразделения разведки, расположенные на полуострове». Кроме того, ЧФ уже получил две дизель-электрические подлодки «Новороссийск» и «Ростов-на-Дону» проекта 636.3 «Варшавянка». Планируется, что к концу года в состав флота войдут еще две — «Краснодар» и «Старый Оскол», а чуть позже еще пара аналогичных субмарин.

В 2015 году на вооружение поступит головной фрегат проекта 11356Р/М «Адмирал Григорович», который сейчас завершает испытания. Вначале 2016-го ЧФ получит такой же корабль — «Адмирал Эссен», а в течение последующих 2–3 лет — еще шесть аналогичных кораблей. В целом военно-морская составляющая в ближайшее время будет усилена десантными подразделениями, спецвойсками, авиацией, противокорабельными частями и войсками ПВО.

***

При этом, когда ставился вопрос о военной группировке Крыма, речь шла не только о флоте. Как заявил Сергей Шойгу, «нагнетание антироссийских настроений со стороны НАТО диктует необходимость формирования полноценной группировки войск в Крыму». В первую очередь это подразумевает развитие наземной и авиационной составляющей, которую сейчас приходится отстраивать практически заново.

То есть руководство Минобороны в полной мере оценивает все преимущества Крыма с точки зрения его потенциала для развертывания сил и средств, особенно в настоящий период, когда базы НАТО все ближе продвигаются к границам России.

Особое значение здесь отводится авиационной группировке, на которую планируется возложить обеспечение ПВО всего полуострова и его военно-морских баз, прикрытие кораблей с воздуха во время их выхода в море, борьбу с наземными и надводными целями, а также воздушную и, главное, радиоэлектронную разведку.

Долгое время авиагруппировка на полуострове была представлена в основном штурмовой эскадрильей на аэродроме Гвардейский, подчиненной командованию ЧФ. Там имелось лишь два десятка бомбардировщиков Су-24 и несколько разведчиков Су-24МР.

Причем все это очень старые самолеты. В России такие давно списали и заменили их на Су-24М и модернизированные Су-24М2. Но в Крым поставлять такие самолеты Украина не позволяла. Поводом для запрета служило то, что Су-24М могут использоваться в качестве носителей тактического ядерного оружия. А это, заявлял Киев, не соответствует безъядерному статусу Украины.

И вот теперь старые самолеты планируется заменить на новые Су-30СМ. Морская авиация ЧФ уже получила три таких первых многоцелевых истребителя. Вскоре закупить планируется еще порядка пятидесяти.

Радиус действия Су-30СМ позволяет действовать им на всей акватории Черного моря, а комплекс вооружения — поражать как воздушные, так наземные и надводные цели. Первые самолеты новой партии поступят в 859-й Центр боевого применения и подготовки летного состава морской авиации ВМФ в Ейске.

Летом прошлого года он также получил обновленные самолеты модификации Ил-38Н. Планируется, что аналогичную модернизацию в ближайшее время пройдут все самолеты Ил-38 в строевых частях, что существенно повысит их боевые возможности по поиску и уничтожению подлодок противника.

Ускоренными темпами идет и модернизация всех военных аэродромов, которыми на полуострове никто не занимался со времен СССР. Одновременно в Крыму идет структурная реорганизация воинских подразделений, ранее подчиненных исключительно ЧФ. Ему ранее подчинялись не только противолодочные Бе-12, бомбардировщики Су-24, но все вертолеты и даже транспортные Ан-26. Теперь ситуация меняется.

Недавно была создана новая 27-я смешанная авиадивизия, которая вошла уже в состав ВВС. Пока там лишь два авиаполка: 62-й истребительный, базирующийся на аэродроме Бельбек (4 самолета Су-30 и 10 Су-27СМ), и 39-й вертолетный полк в Джанкое, имеющий ударные Ка-52, Ми-28Н, а также транспортные вертолеты разных типов.

Однако, как заявили в Минобороны, авиадивизия в скором времени может быть усилена. Причем не только обычными самолетами и вертолетами, но и дальними бомбардировщиками Ту-22М3. И это — самый неприятный сюрприз, который российское военное ведомство может преподнести своим, как их принято называть, американским партнерам. Это решение способно принципиально повлиять на изменение военного баланса не только в регионе, но и Европе в целом. И вот тут географическое местоположение Крыма может как раз сыграть важнейшую роль.

***

Передислокация Ту-22М3 на аэродром Гвардейский позволит выполнять боевые вылеты не только в Черноморском регионе, но и во всех районах Средиземноморья. Как заявляют в Минобороны, «здесь появится необходимое и достаточное количество морских ракетоносцев. Потребность в них на южном направлении была всегда, но именно сейчас появились подходящие условия для их возвращения на полуостров, который раньше называли «непотопляемым авианосцем».

Почему именно Ту-22М3? Этот дальний бомбардировщик (в классификации НАТО — Backfire) имеет крыло изменяемой стреловидности (на низкой скорости крыло почти прямое, а на сверхзвуке его стреловидность достигает 65 градусов), что позволяет использовать его в широком спектре скоростей и высот. Радиус боевого полета — более 2000 км. Основное вооружение — крылатые ракеты Х-22, с дальностью пуска до 500 км и скоростью полета 4000 км/ч, а также ракеты Х-15, с дальностью до 250 км и скоростью до 6000 км/ч.

Причем ракеты Ту-22М3 могут оснащаться и ядерными боеголовками, о чем в годы перестройки и дружбы с США говорить было не принято. Именно тогда из ядерных ракетоносцев их стыдливо перевели в разряд дальних тяжелых бомбардировщиков. Но теперь на Ту-22М3 снова сделана серьезная ставка. Для них разрабатывается новая высокоточная ракета Х-32, которая сможет поражать цели уже на дальности до 1000 км.

Если сложить радиус боевого действия этого самолета и дальность полета его ракет, становится понятно, что Ту-22М3 из Крыма может запросто достать практически до любой точки Западной Европы, не говоря уже о Восточной, куда подтягиваются «средства передового базирования» США и НАТО, включая средства ПРО. Потому факт базирования Ту-22М3 на полуострове весьма неприятен для американцев, так как присутствие Ту-22М3 в Крыму делает для них бессмысленным развертывание элементов ПРО в Европе.

При этом, как мы знаем, в Вашингтоне не устают повторять, что европейская ПРО не направлена против России. С момента появления в Крыму российских Ту-22М3 этому заявлению вполне можно будет верить, так как оно станет реальностью.

Кроме того, в ситуации, когда наш военный министр говорит о формировании «полноценной группировки войск в Крыму», думаю, не будет забыт и ракетный комплекс «Искандер-М».

Про «Искандеры» в Крыму сейчас, правда, говорят только аналитики и эксперты. Военные и дипломаты эту тему пока не трогают. Но мы знаем, что об «Искандере-М» всегда заходит речь, как только России требуется обозначить свой ответ на какие-либо особо недружественные шаги НАТО и США.

Возможности этого комплекса зависят от дальности его ракет — от 500 до 2000 км. Причем ракеты обладают высочайшей точностью и летят, маневрируя по непредсказуемой траектории, оставаясь практически неуязвимыми для систем ПВО и ПРО.

И что особенно важно, ни Ту-22М3, ни «Искандеров-М» слишком много не потребуется для включения в состав крымской группировки, которую с самого начала не предполагалось «насыщать излишним личным составом и избыточными вооружениями».

Эксперты уже подсчитали: чтобы гарантированно уничтожить комплексы ПРО в Румынии и Польше, а также любые корабельные группировки США с системой ПРО в зоне Черного и Средиземного морей (конечно же, в случае их угрозы нашей безопасности), России достаточно иметь в Крыму порядка 22–25 оперативных ракет «Искандер-М» и столько же крылатых ракет на тяжелых бомбардировщиках Ту-22М3.

Не так уж и много, необременительно для военного бюджета. А потому реализовать это решение можно довольно быстро. И как только подобные планы приобретут осязаемые очертания, «непотопляемый авианосец Крым» окончательно потопит идею создания непреодолимой ПРО в Европе, сделав планы по ее развертыванию бессмысленными и утопичными.

Сюжет:

Возвращение Крыма

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26855 от 10 июля 2015

Заголовок в газете: Война и Крым

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру