Коррупционеры в законе

Народ «заботливо» ограждают от информации о жуликах и ворах

12.07.2015 в 16:25, просмотров: 38531

Стыд и позор! Позор и стыд!

На наших глазах происходит спецоперация. Цель — отныне ворующий жулик-чиновник будет защищен от глаз общественности даже не с помощью взятки или связей, а с помощью закона.

И не одного, а целых двух законов, цель которых — сделать воровство и коррупцию невидимой для общества.

О первом документе уже писали — это так называемый «Закон о забвении». Теперь можно будет требовать от поисковых систем убрать любую информацию о себе, если она «недостоверна» или с момента ее публикации прошло три года. Исключение — информация о незакрытых уголовных делах.

Стыд и позор!

А ну-ка, вспомните, сколько чиновников сейчас — под уголовными делами. Пересчитаете на пальцах одной руки. Но раньше следы их воровства и грабежа страны можно было накопать в Интернете. Заметим, что не прокуратура копала, не Следственный комитет, а блогеры — так появился Фонд борьбы с коррупцией Навального и прочие общественные организации неравнодушных людей, которые кладут на стол факты о «пилящих» Россию. Вернее, «кладут на стол» — это сильно сказано: они публикуют расследование у себя на сайте, предлагая следственным органам взять уже готовое, открыть следствие, проверить факты и осудить преступника.

Но документы игнорируются, а следствие не открывается.

Раньше была надежда, что в стране что-то изменится и жулик окажется за решеткой. Но Дума приняла «правильный» закон: отныне вор может потребовать убрать материалы расследования как «недостоверные», а через три года, пока верные дружки из следственных органов подержат документы под сукном, — и вовсе похоронить интернет-расследование «за сроком давности».

Позор и стыд!

И сделан этот закон так откровенно по-хамски, с таким смачным плевком в собственных граждан, что просто диву даешься. А ведь достаточно было одного вопроса, чтобы закон не прошел. Вопрос простой: «А кто определяет, что документ недостоверный? Сам жулик и вор? Так для него любой документ о его преступлениях всегда будет недостоверным».

Но против этого закона из всей Госдумы проголосовал один (!) депутат — Дмитрий Гудков, в чем не было сомнений. Все же остальные с улыбкой подмахнули право ворья и дальше дербанить страну.

Однако стыд и позор немедленно был продолжен. Но уже ФСБ.

Эта чудесная организация, которая, по идее, должна заботиться о безопасности всех граждан страны, озаботилась безопасностью… сейчас поймете кого.

Итак, предложение пламенных дзержинцев состоит в том, что они «с горячим сердцем и холодным разумом», как и полагается подобной организации, предлагают сделать тайной… имена владельцев недвижимости.

Нет, конечно, в стране гибридной политики эта преступная законодательная инициатива, как обычно, совершается под благовидным предлогом: люди «с горячими сердцами» указывают, что открытые данные о недвижимости «могут использоваться в преступных либо компрометирующих целях».

Этот «благородный» тезис требует оценки.

«Преступные» цели понятны — имеются в виду «черные риелторы», которые идут на убийство стариков ради их квартир. Да, такое бывает, но при чем тут засекречивание? Неужто непонятно, что эти уголовники всегда действуют в связке с сотрудниками регистрирующих органов, которые, за деньги, и подбирают им стариков и их квартиры. Все остальное — бред и вранье, ибо, глядя на многоквартирный дом, вы никогда не угадаете, где живет ваша потенциальная жертва.

Нет, разговор о бабушках — это только прикрытие, о котором ФСБшники пишут откровенно, не стесняясь, — ведь дальше они пишут о «компрометирующих целях», откровенно признаваясь в главной цели своей спецоперации.

«Расчехляясь», как принято сейчас говорить.

Простой вопрос: как можно дискредитировать человека, если его недвижимость куплена легально, на его доходы?

Да никак.

Только жулики и воры покупают квартиры пачками, переписывая их на жен, столетних бабушек и годовалых детишек. До этого дня схватить за руку откровенное ворье было просто: можно было без проблем получить выписку и узнать, кто владелец очередного дворца. Без шуток — это было мощнейшее средство борьбы с коррупцией, ибо все на виду.

Но теперь на защиту ворья становится главная служба безопасности России! Именно она, с Дзержинским в сердце, предлагает сделать компрометацию ворья невозможной.

Теперь будут стоять дворцы, но у них «не будет хозяев». Крым, который «наш», немедленно будет усеян дачами у кромки моря. Но никто и никогда не докажет, что все это построено на деньги, украденные у страны, а значит, у граждан, ибо имя вора будет засекречено, а открыть уголовное дело против него будет невозможно. Почему? А нет причины! Да, вор живет в этом доме, там живут его дети. Он приглашает туда на шашлык других воров — из домов по соседству. Да, когда он уезжает в Ниццу, то сдает этот дом.

Но это «не его дом», потому что имя владельца не разглашают. И сравнить нищенскую зарплату вора со стоимостью его недвижимости отныне невозможно.

Так как же все это назвать? Как назвать мощные и скоординированные действия институтов государства по крышеванию жуликов? Как назвать факт, что, в общем, последний оплот законности в России — ФСБ — резво включился в процесс расширения зоны беззакония и коррупции?

Как назвать?..

Знаете, вообще-то точное имя этому было бы, видимо, названо на специальном парламентском расследовании. Но у нас именно парламент штампует законы, помогающие ворью. Так что парламент — отпадает.

Могли бы помочь выборы, где мощные оппозиционные партии смели бы жулье, — но в России нет оппозиционных партий, они разгромлены.

Могло бы помочь телевидение — но телевидение занимается поиском фашизма на Украине.

Мог бы помочь Уголовный кодекс — но скоро все упоминания об этих принятых законах будет удалены из Интернета как «недостоверные».

Однако остались точные слова в русском языке, которые пока не преданы забвению и не несут информации о владельцах-ворах.

Но они несут точное определение той ситуации, когда страна все больше и больше отдается на разграбление:

— Стыд и позор! — точнее не скажешь.


|