Китайское проклятие начинает сбываться

Перемены в стране грядут. Жить будет страшно, но не так душно

Перемены в стране грядут. Жить будет страшно, но не так душно

В беседе с редакцией «МК» возник вопрос: «А что выиграла оппозиция в результате избиркомовского беспредела в регионах?» Честно скажу: оппозиция не выиграла ничего. А вместе с ней ничего не выиграл и народ — и тот, что оставлял ей свои подписи, и тот, что смотрел в телевизорах про «пятую колонну».

Ситуацию можно сравнить с казино, в котором клиент проигрался вдрызг. Вышел, вывернул наизнанку кошелек, ни одна монетка на землю не упала — и со всей ясностью понял: «Больше сюда — ни ногой, все равно обыграют, обмишурят и выставят вон».

Теперь этот игрок стоит на распутье, прямо как рыцарь. То ли пойти обратно и сыграть в выборы через год. То ли налево — в эмиграцию, благо тропка уже превратилась в скоростное шоссе. Еще можно направо — там ждут жена и дети. Забить на все и только с ужасом по утрам включать компьютер, чтобы узнать, чего теперь нельзя. Еда, презервативы, книги — тут моей фантазии не хватит, продолжите сами.

Путь прямо — он ведет аккурат в новый семнадцатый год, и у нашего игрока вызывает интеллигентные сомнения.

Впрочем, на самом деле одну вещь оппозиция из этого казино все-таки унесла: твердое понимание, что легальная политическая борьба кончилась. Когда раньше заходила речь о клептократии (власти воров), нас убеждали, что это слишком резко. И последним аргументом в этих спорах у трубадуров режима всегда оставалась фраза про 86% и «выигрывайте на выборах».

Это, конечно, было довольно смешно: самый настоящий бандитский беспредел, куда там 1990-м, наступал со всех сторон, притворившись государством, а нам все говорили — ну вот же, народ поддерживает, выборы показали.

Еще при блаженной памяти Дмитрии Анатольевиче народ, возможно, и правда поддерживал: можно было при известном умении ездить за границу, жить на манер европейских буржуа, посмеиваться над новостями инноваций, умеренно троллить власть и стараться забыть, что этот сонный президент все «передает Владимиру».

Ну подумаешь — воровство, коррупция: над нами не каплет, нефть бьет фонтаном под сотню долларов. Тогда можно было махнуть рукой на оппозицию и, если что, привести в пример даже парочку оппозиционных депутатов (вашего покорного слугу, в частности).

А потом так и не проснувшегося Дмитрия Анатольича отодвинули в сторону, и показался «обновленный» Путин.

Тут посыпались и «закон подлецов», и «иностранные агенты», и война с Украина — все это опять же могло пройти стороной, но власть вошла в раж. И полезла к гражданам в гардероб, в постель и холодильник, при этом рассказывая о 86%.

Нынешние «выборы» стали последней запятой перед концом этого затянувшегося предложения. Любое безумие теперь — норма, потому как государство забыло, что оно для людей, а не наоборот. Самоценная вещь в себе — и тотальное снятие с выборов всего живого (даже такого отвратительного членистоногого, как «Родина») от Магадана до Калуги это показало.

Даже самые наивные, самые милые и приятные системные либералы — и те уже догадались. После Чубайса их проняло.

Не будет больше «как у европейских буржуа», не получится изящно заигрывать с казино, теперь ты или крупье (он же — шулер), как члены Правительство РФ и иже с ними, — или «до полной гибели всерьез», как Немцов.

Третьего не дано. Одно утешение, что это не надолго. Все-таки Россия не Северная Корея. Прижать к ногтю, как при Сталине, ее вряд ли получится. Как ни обрубают они напоказ все контакты с внешним миром, как ни вопят про врагов, а чуть что — свадебка на Лазурном Берегу, лазаретик в Германии, часики вот опять же швейцарские. Во всяком случае, так я себя утешаю. Да и все примеры последних лет говорят о том, что Отцам и Гениям уже не приходится дожидаться чейн-стоксова дыхания. Собственный народ оказывается быстрее и эффективнее.

И в этом плане — да, выборы принесли хотя и не выигрыш, но пользу. Изберись оппозиция в регионах, получи один-два санкционированных Кремлем мандата — телевизор мог бы рассказать про «низкий уровень поддержки». А когда сняли у всех на глазах, с наслаждением наплевав на закон, и политики, и граждане поняли: их боятся. Они не верят в собственные 86%.

Это — польза несомненная, так как на место демократическому отчаянию приходит глухая злость: «Нас обманывают. На самом деле нормальных людей здесь много, и нас боятся, потому и прикормили «социологов», «избиркомы», «телеведущих». Все только затем, чтобы объяснить: сражаться бесполезно. А оно совсем не бесполезно, хотя выборы тут теперь совершенно ни при чем».

И за эту региональную кампанию многие люди увидели, что выход из этого беспросветного отчаяния есть: они оставляли подписи, они разговаривали не с телевизором, а с живыми политиками, видели альтернативу тому тупику, куда на всех парах несется этот ржавый бронепоезд.

Так что, несмотря на снятие, участвовать в кампаниях стоило. Пусть об этом узнают далеко не все, но круг тех, кто видел прыжки графологов через стол, кто читал про губернаторскую машину, в ночи стоявшую у дверей избиркома, кто слушал про честные выборы, — он стал больше.

И это уже не капли, точащие камень, — это уже дыра в плотине.

Единственное — остается надеяться, что все наши прекрасные слова, благие порывы и тупое кровавое усердие власти не доведут страну до ситуации столетней давности. Исторический опыт должен помочь остановиться в феврале, а не в октябре.

А вообще, над нами, похоже, повисло проклятие китайских друзей: чтоб тебе жить в эпоху перемен. Перемены того и гляди начнутся, жить будет интересно и страшно — но зато не так душно, как сейчас.