Как работал счетчик Гайзера: причины большой зачистки в Коми

Ищите в недрах

21.09.2015 в 18:35, просмотров: 39287

В воскресенье Басманный суд Москвы арестовал всех фигурантов дела ОПГ главы Коми Гайзера до 18 ноября. Так как ни в суде, ни в Следственном комитете до сих пор в деталях не пояснили, какие именно преступления им вменяются, мы попытались самостоятельно разобраться в этом, побеседовав с политиками из Коми и политологами.

Известно, что из 15 подозреваемых свою признал только бывший сенатор от Коми Евгений Самойлов, который теперь занимает должность советника гендиректора ООО «ПИК».

По словам следователей, он уже дает изобличающие показания на своих соучастников. В то же время экс-глава Коми Вячеслав Гайзер, его заместитель Алексей Чернов и зампредседателя правительства республики Константин Ромаданов свою вину не признали. Как бы то ни было, теперь все они сидят в СИЗО «Лефортово», избежать этой участи удалось только бизнесмену Юрию Бондаренко, оказавшемуся под домашним арестом.

По словам источников в правоохранительных органах, оперативная разработка в отношении Гайзера началась в 2011 году, после того, как сыктывкарская лесопромышленная компания не смогла вернуть кредит одному из системообразующих банков России. За прошедшие четыре года были вскрыты незаконные схемы по отчуждению долей в региональных госпредприятиях, схемы преднамеренных банкротств, а также незаконная приватизация таких разноплановых предприятий - например, таких, как молокозавод, завод железобетонных изделий, хлебокомбинат и комбинат по производству фанеры, а также нескольких предприятий ЖКХ Коми. Как говорят, показания на Гайзера дал один из вице-премьеров правительства Республики Коми, а затем ниточка вывела на других предполагаемых участников ОПГ.

«У меня очень плохо связывается образ Гайзера с подобными обвинениями. Для нас это было полной неожиданностью, как гром среди ясного неба. В конце концов, в ближайшее время с него вообще могут снять все обвинения и освободить из-под стражи. Давайте не будем забывать, что у нас есть презумпция невиновности», - сказал «МК» глава «Справедливой России» в Коми Алексей Канев.

У местных коммунистов другая позиция. Еще в декабре 2013 года республиканская организация КПРФ подала в администрацию губернатора 115 подписных листов с требованием об отставке Гайзера. Коммунисты считали, что он необоснованно повышает тарифы на услуги ЖКХ, провалил программу газификации Коми, развел коррупцию и безработицу. Впрочем, подобный «пакет» претензий распространен во многих регионах.

«Мы давно говорили, что верхушка республики прогнила. Два-три года назад немногочисленные оставшиеся независимые журналисты Коми пачками публиковали материалы о преступных схемах, которыми пользовались Зарубин (бывший советник Гайзера - «МК») и Чернов (заместитель Гайзера - «МК»). Мы, конечно, сожалеем, что их арестовали только сейчас, а не год назад, но, видимо, тогда следствию не хватало свидетельских показаний.

Возможно, теперь ситуация в республике изменится к лучшему, так как убрали основных главарей. Причем, возможно, даже не Гайзер был руководителем преступного сообщества, а Чернов, который на протяжении своей работы утверждал политические и кадровые решения в Коми. Следствие и суд должны поставить точку в их иерархии», - рассказал в интервью «МК» первый секретарь Сыктывкарского горкома КПРФ Илья Богданов.

Тем не менее, он признает, что до недавних событий значительная доля жителей республики верила Гайзеру, и считала его эффективным руководителем, но теперь их мнение резко изменилось.

«В воскресенье мы вышли в пикет с плакатами, на которых было написано, что во главе «Единой России» в Коми стоят бандиты. Ещё неделю назад люди доверяли действующей власти, а теперь подходят и говорят, что поддерживают нашу позицию. Только единицы заявили, что вначале нужно дождаться решения суда», - рассказывает «МК» коммунист.

По крайней мере с 2012 года в местных СМИ стала появляться информацию о коррупционных схемах, в которых так или иначе был замешан либо сам Гайзер, либо кто-то из его окружения, с кем он теперь оказался на скамье подсудимых.

В апреле 2012 года журналисты республики стали писать о том, что «Фонд поддержки инвестиционных проектов Коми» сорит бюджетными деньгами. Сначала речь шла о гостинице «Югор», гостиничном комплексе «Сыктывкар» и спортивно-концертном комплексе «Ренова», которые - после приватизации за несколько тысяч рублей - через несколько лет в 2010 году были выкуплены обратно государством уже за несколько сотен миллионов.

В отношении гостиницы «Югор» Гайзер говорил, что такую операцию пришлось провернуть, потому что было решено создать «Центр культурных инициатив «Югор», не имеющий аналогов в России, так как он будет одновременно и общежитием, и выставочной площадкой.

Долю в уставном капитале «Югор» имели Бондаренко, недавно отправленный под домашний арест, предприниматель Евгений Очкасов, который является близким другом бизнесмену-сидельцу Валерию Веселову, сам Гайзер и глава «Фонда поддержки инвестиционных проектов Коми» Игорь Кудинов (все в Лефортово). Самая большая доля «Югор» (52%) принадлежала матери Александра Зарубина (следствие собирается объявить его в международный розыск) москвичке Татьяне Улыбиной. Правда, губернатор и руководитель фонда на момент купли-продажи уже вышли из состава организации.

Еще интереснее выглядит покупатель гостиницы — это «Фонд поддержки инвестиционных проектов Коми», в руководство которого, помимо Кудинова, входил Константин Ромаданов, также оказавшийся в Лефортово на этих выходных. По информации местных журналистов, благодаря этой выгодной сделке, и аналогичных с ней по «Сыктывкару» и «Ренове», в кармане Кудинова осели 153 млн бюджетных рублей. Вот такая государственная инвестиция получилась. Войдя во вкус в 2011 году по схожей схеме обошлись с гостиницей «Авалон» в Сыктывкаре, на которой фигуранты нажили около 300 млн рублей.

Из других источников известно, что в уголовном деле в отношении Гайзера и его свиты присутствует вывод акций ОАО «Птицефабрика Зеленецкая». Участники преступной ОПГ обменяли ее активы на акции неликвидных компаний и впоследствии недоплатили в бюджет республики более 900 млн руб., которые следовало заплатить в качестве дивидендов, полагают знакомые с уголовным делом люди.

фото: Иван Скрипалев

Эпидемия у мэров

Задолго до того, как глава Республики Коми Вячеслав Гайзер со всей своей свитой очутился в Лефортово, на скамье подсудимых оказалась целая плеяда мэров республики. Десять глав городов или осуждены, или под следствием. Вот лишь некоторые из бывших представителей местной власти.

В понедельник по Сыктывкару пронесся слух, что мэр города Иван Поздеев в ближайшее время может добровольно уйти в отставку. Первоначально местные жители стали привязывать новость к аресту главы Гайзера, однако градоначальник опроверг сплетни. Ни к чему он не причастен, но вот отпуск не повредит.

Хотя арест мэра для Коми — почти обыденность. Еще задолго до скандального задержания половины правящей элиты Коми по региону прокатилась волна задержаний глав муниципалитетов. Так, в 2011 году Поздеев принял пост из рук Романа Зенищева, который из мэрии отправился на скамью подсудимых.

Зенищев обвиняется в трех преступлениях, которые подпадают сразу под несколько статей УК РФ: получение взятки в крупном размере, растрата в особо крупном и крупном размере, злоупотребление должностными полномочиями. Общий ущерб, который, согласно обвинению, нанёс своими действиями Роман Зенищев бюджету Сыктывкара и ряду иных субъектов, превышает 100 млн. рублей, из которых более 22 млн. фигурируют в деле как взятки. Разумеется, свою вину он не признает.

В сентябре 2014 года был арестован мэр Ухты Олег Казарцев. Первоначально бывшему градоначальнику вменялось 13 эпизодов необоснованного предоставления квартир и жилых комнат в малосемейках. В дальнейшем большинство этих жилых помещений были приватизированы и выбыли из муниципальной собственности. В числе получивших жильё оказались сотрудники правоохранительных органов, несколько работников структурных подразделений администрации Ухты, судебный пристав, налоговик, а также два сотрудника отдела УФСБ по РК. Ущерб, нанесённый казне города, оценивался в 30 миллионов рублей.

Следователи полагали, что Казарцев действовал в составе преступной группы. Однако обвинение не обнаружило личной заинтересованности мэра в деле с муниципальным жильем. По предоставлению пяти квартир Ухтинский горсуд оправдал Казарцева. За необоснованное предоставление ещё восьми жилых помещений суд признал его виновным и приговорил к штрафу в 80 тысяч рублей.

Бывший мэр Вокруты Анатолий Пуро в 2013 году был обвинен в превышении должностных полномочий. По данным следствия, действуя в интересах своих знакомых предпринимателей в период с мая 2011 года по сентябрь 2012 года он и его подчиненные оформили ряд документов, на основании которых в частные руки были переданы в аренду котельные в поселках Сивомаскинский, Елецкий, Заполярный и на промплощадке бывшей шахты «Юнь-Яга» по заведомо заниженным ценам. За время пользования данным имуществом муниципальный бюджет получил ущерб в 6 млн. рублей. В июле прошлого года его осудили на два года лишения свободы в колонии-поселении. Правда, две недели назад он вышел по амнистии, и теперь думает продолжить работу где-нибудь за пределами Коми.

Бывший глава Печоры Василий Торлопов - вообще завсегдатай судов. В апреле 2013 года он оказался на скамье подсудимых по подозрению в мошенничестве с использованием служебного положения, совершенном в особо крупном размере. По версии обвинения, в феврале 2013 года Торлопов, будучи главой района, составил подложное письмо в ОАО «Птицефабрика Зеленецкая» о выделении благотворительной помощи ряду муниципальных учреждений. Доверившись письму предприятие перечислило на их счета 4 млн. рублей. В дальнейшем он приказал руководителям бюджетных учреждений подписать акты якобы выполненных ремонтных работ, пообещав, что ремонт будет выполнен в ближайшее время. Денежные средства в размере свыше 3 млн. рублей он обналичил и присвоил.

Свою вину экс-глава Печоры признал и получил 10 лет лишения свободы. Причем судили его, когда он уже находился в местах лишения свободы. В декабре 2012 года Верховный республиканский суд Коми признал его виновным в превышении должностных полномочий и получение взятки, за что получил 7 лет тюрьмы и штраф в размере 5 млн рублей.

Битва за недра

Ситуацию с масштабной зачисткой руководства Коми, а за полгода до этого — арестом губернатора Сахалина Хорошавина в стане политологов связали с непростой участью добывающих регионов, приносящих в бюджет страны основные доходы. Главам «нефтегазоносносных» областей порекомендовали быть на стреме, поскольку и их вскоре может коснуться карающая рука правосудия.

Однако, если разобраться, то чистка в Коми — это скорее финал драмы, чем ее начало. С 2010 года все мало-мальски значимые «добывающие» субъекты поменяли свое руководство не без подачи Кремля. Началось все с практически неприкасаемых до этого республик — Башкирии и Татарстана. Причем если Минтимер Шаймиев ушел достойно, без скандала, то в Башкирии без показательных «масок-шоу» не обошлось. Главу региона Муртазу Рахимова пришлось попугать уголовным делом против его сына Урала Рахимова.

Смена власти в другом богатом на недра регионе — в Ханты-Мансийском АО — в том же, 2010 году также не обошлась без «тонких намеков» действующему на тот момент главе Александру Филипенко, который намеревался составить конкуренцию креатуре Кремля Наталье Комаровой во время очередного переназначения. За месяц до истечения его полномочий прокуратура возбудила дело на его ближайшего соратника — мэра Нефтеюганска Виктора Ткачева. А затем в розыск был объявлен заместитель губернатора Владимир Карасев.

У пришедшей ему на смену Натальи Комаровой пока проблем с законом нет. Не далее как 13 сентября она была избрана на свой пост местными законодателями. А предвыборные попытки неких сил нарыть компромат на главу ХМАО закончились плохо для самих организаторов атак. Говорят, в ФСБ зачинщиков грязной кампании строго предупредили, и компромат быстро испарился.

В Удмуртии, также относящейся к «нефтяному поясу», замена многолетнего главы Александра Волкова на Александра Соловьева состоялась год назад — 22 сентября 2014 года. Во времена правления Волкова республика уверенно входила в пятерку самых коррумпированных. Наверное, поэтому ушел он тихо, без особого сопротивления.

В тот же период произошла замена в рядах руководства Ненецкого АО, который называют «северным Кувейтом». Игорь Федоров, руководивший на тот момент регионом, был заменен на своего ярого оппонента Игоря Кошина.

Так что на данный момент все основные битвы «за недра», похоже, завершены. Но нельзя не отметить одну тенденцию: до 2015 года смену власти в регионах предпочитали проводить по-тихому — либо делая главам регионов выгодные предложения, либо запугивая уголовным делом, но не доводя до крайности.

С этого года все изменилось: проштрафившихся губернаторов убирают жестко, бескомпромиссно. Видимо, с началом экономического кризиса время мягких мер прошло. Теперь зарвавшихся глав будут карать показательно, дабы остальные всегда держали в уме: «сколь веревочке не виться». Причем касается это не только глав добывающих регионов. Просто у тех — размах изначально шире, поэтому и бумеранг бьет их сейчас больнее.

АНЕКДОТ ДНЯ

Приходит к очередному губернатору спецгруппа СКР его арестовывать. Врываются в кабинет и начинают обыск. Взламывают огромный сейф — а там набор пластиковых ручек BIC. Взламывают следующий сейф — там двое старых часов «Полет». С помощью подрывников вскрывают сейф невероятных размеров, вмурованный в стену: там — документы на моторную лодку. Все в шоке, извиняются перед губернатором, Первый канал срочно выпускает о нем хвалебный сюжет. Когда все уже расходятся, разжалованный и уволенный начальник следственной группы подходит к губернатору и спрашивает: «Мужик, уже все равно дела не будет. Но информация-то о том, что ты очень много берешь, у нас точная была. В чем дело? Где все?» Губернатор помялся, осмотрелся и шепчет бывшему следователю на ушко: «Мужик, понимаешь, у меня единственное хобби — я платиновые сейфы коллекционирую».