Путин представил свой план по Сирии из пяти пунктов

И согласился с тем, что любить Америку можно

23.10.2015 в 19:27, просмотров: 18721

«Еще 50 лет назад ленинградская улица меня научила одному правилу: если драка неизбежна, нужно бить первым», — признался Владимир Путин участникам Международного дискуссионного клуба «Валдай», собравшего в Сочи экспертов и политологов из 30 стран. Хотя фраза относилась к действиям российских летчиков в Сирии, она прекрасно подходит для описания всей внешней политики Кремля на современном этапе. Россия больше не собирается ждать милостей от партнеров и намерена всегда «бить первой» — будь то ситуация на Украине, конфликт на Ближнем Востоке или российско-американские отношения.

Путин представил свой план по Сирии из пяти пунктов

Владимир Путин остался верен себе. Его речь на итоговом заседании «Валдайского клуба», как и все последние выступления, оказалась посвящена критике однополярного мира, выстроенного США, и развенчанию основных мифов американской политики. Российский президент обвинил Вашингтон и его союзников в утрате «антивоенного» иммунитета, который сохранялся после двух мировых войн, бесплотных надеждах на то, что в современном конфликте может быть один победитель, и девальвации сдерживающего фактора ядерного оружия. Даже американская киноиндустрия работает на пропаганду конфликтов. «Для зрителей война превратилась в зрелищную медийную картинку, как будто в ходе военных действий не гибнут, не страдают люди, не разрушаются города и целые государства», — посетовал ВВП.

Он сказал, что США попросту обманывали Россию и весь мир, когда говорили, что расширяют систему ПРО в ответ на ядерную угрозу со стороны Ирана. «Дело не в гипотетической иранской ядерной угрозе, которой нет и никогда не было, — отрезал Путин. — Дело — в попытке разрушить стратегический баланс, изменить соотношение сил в свою пользу, чтобы не только доминировать, но и диктовать свою геополитическую волю всем — и конкурентам, и союзникам». При этом к своим стратегическим партнерам США, по мнению президента, относятся как к средневековым вассалам. Если они осмеливаются действовать по своему усмотрению — например не участвовать в односторонних американских санкциях, — их наказывают огромными штрафами. «Разве с союзниками так поступают?» — постарался задеть за живое иностранную часть аудитории ВВП. И тут же на контрасте похвалил себя: Россия в рамках всех международных союзов (БРИКС, ЕАЭС, Шелкового пути, ШОС и т.д.) действует «на абсолютно равноправной основе». Путин напомнил, что в свое время Кремль предлагал США и Европе совместно работать по системе ПРО — «втроем определять ракетоопасные направления, иметь равный доступ к управлению этой системой и т.д.». Но получил отказ. Америка все подгребла под себя, и сейчас существует реальная угроза, что под видом ПРО в Европе (в частности Польше и Румынии) будут размещены ударные комплексы крылатых ракет. «Если одна страна считает, что она создала над собой «ракетный зонтик», тогда у нее руки развязаны в применении любых видов вооружений. Разве это не создает нам угрозу?» — спросил аудиторию президент и сам ответил. Конечно, создает и вообще «меняет саму философию международной безопасности».

Однако главным обвинением в адрес США стала политика Белого дома на Ближнем Востоке. Грубые попытки переустроить этот регион извне, по словам Путина, стали той самой спичкой, которая привела к вспышке многочисленных конфликтов и расцвету террора. При этом Штаты ведут двойную игру — с одной стороны, называют себя борцами с террористами, а с другой — используют их как таран для смещения неугодных режимов и расстановки на ближневосточной доске своих фигур. «Не нужно играть в слова и делить террористов на умеренных и неумеренных, — подчеркнул ВВП. — В чем разница? Наверное, по мнению некоторых специалистов, умеренные бандиты в умеренном количестве и каким-то нежным способом обезглавливают людей». Путин представил экспертам «Валдайского клуба» свой план урегулирования ситуации в Сирии, состоящий из пяти пунктов. Первое: объединение всех сил (регулярных армий, курдского ополчения, оппозиционных групп) и освобождение Сирии и Ирака от террористов. Второе: укрепление государственных институтов в зоне конфликта и создание условий для политического процесса. Третье: вовлечение в процесс политического урегулирования мусульманского духовенства и лидеров ислама. Четвертое: проработка «дорожных карт» по экономическому и социальному возрождению региона и воссозданию элементарной инфраструктуры, жилья, больниц, школ. Пятое: определение формата финансовой помощи Сирии с привлечением стран-доноров и международных финансовых институтов.

Корреспондент Financial Times Ник Бакли задал ВВП вопрос о его отношении к возможному разделу Сирии и дальнейшей судьбе Башара Асада — должен сирийский лидер остаться или уйти? Путин сказал, что категорически против раздела: «Это самый плохой вариант, неприемлемый. Конфликт тогда приобретет перманентный характер, разделенные территории будут бесконечно воевать друг с другом». Что касается Асада, то прямого ответа ВВП, как обычно, не дал, сославшись на волеизъявление сирийского народа. Однако его «план» предусматривает укрепление государственных институтов («Развал официальной власти в Сирии лишь мобилизует террористов», — уверен ВВП.) А национальные интересы России в регионе диктуют сохранение режима Асада любыми средствами, если не в чистом виде, то хотя бы в рамках коалиционного правительства с участием лояльной оппозиции. Кстати, Путин намекнул, что поиск таких сил в зоне конфликта уже ведется.

«Я думал, говорить — не говорить и решил все-таки приоткрыть завесу над содержанием нашего разговора с Асадом, — вдруг сказал президент, и зал замер в ожидании сенсации. — Я спросил Асада, как вы отнесетесь к тому, если мы найдем в Сирии вооруженную оппозицию, которая готова реально воевать с террористами? Как вы отнесетесь, если мы поддержим ее усилия так же, как сейчас поддерживаем сирийскую армию? Асад сказал, что относится положительно. Сейчас мы думаем над тем, как перевести эти договоренности в политическую плоскость», — рассказал президент.

Его пресс-секретарь Дмитрий Песков, комментируя слова ВВП, в пятницу рассказал журналистам, что работа по поиску конструктивных сил в регионе уже ведется. «К сожалению, там нет одной центральной силы, с которой можно было бы сотрудничать. Мы готовы иметь контакты со всеми, кто не является террористами», — сказал Песков, отказавшись тем не менее назвать конкретных участников переговоров, которыми, как предполагают эксперты, скорее всего, являются командиры Свободной сирийской армии и группировки, входящие в так называемый «Южный фронт». По словам Пескова, на встрече с Асадом не обсуждался «турецкий план» урегулирования, предусматривающий 6-месячный переходный период для сирийского лидера и его последующий уход под международные гарантии.

Между тем на заседании «Валдайского клуба» Владимир Путин нашел как минимум одного горячего сторонника своих идей в лице главы иранского парламента Али Лариджани. Он поддержал все сентенции и предложения российского президента, повысив градус антиамериканской риторики до температуры кипения. «Один из вопросов силы ИГИЛ — это продажа нефти через Сирию в соседние государства. Эту нефть они не возят на ослах, они возят на танкерах, которые едут колоннами. Почему же американцы не видят эти колонны? Почему они не сбивают их, почему не ударят? Коалиция играет с терроризмом», — вслед за Путиным сделал вывод иранец. Российскую военную операцию в Сирии он назвал «своевременной и сознательной», тогда как «бумажная коалиция» во главе с США, по мнению иранского политика, не сделала ничего существенного. Услышав вопрос про возможный раздел Сирии, Лариджани буквально подскочил на стуле: «Вы хотите отдать террористам те земли, на которых они находятся? Это будет приз ИГИЛ и грубейшая стратегическая ошибка. Она приведет к тому, что террористы будут захватывать земли в других странах и требовать политического признания!»

Бывший посол США в СССР Джек Мэтлок, оказавшийся на форуме в прямом смысле слова меж двух огней, решил заступиться за родину. Мир сейчас не однополярный и не многополярный, а бесполярный, примирительно заметил дипломат, подчеркнув, что последнее время из рук США забрали «много сил» и их «власть сейчас сильно размыта». Мэтлок благоразумно не стал апеллировать к ближневосточной проблематике, рассчитывая найти точки соприкосновения в «делах давно минувших дней», но не тут-то было. «Это не мы развалили Советский Союз, — публично поклялся дипломат. — Мы старались, как могли, помочь Горбачеву создать добровольную Федерацию и убедить Ельцина сотрудничать с Горбачевым, чтобы сохранить страну единой. Только Прибалтийские республики должны были получить независимость, а остальные 12 объединиться в добровольный союз. Кто же тогда тот лидер, который развалил СССР? Это Борис Николаевич Ельцин». Однако Владимир Путин ни в чем не хотел соглашаться с американцами. «Не думаю, что наши геополитические противники стояли в стороне от развала Советского Союза, хотя для этого были и внутренние причины», — саркастически заметил он. И уже более горячо поспорил с Мэтлоком о последствиях этого шага. «Нет, это трагедия, я продолжаю настаивать на этом, — заявил Путин, услышав, что распад СССР — это любопытный политический феномен и повод выпить бокал шампанского. — В результате 25 млн этнических русских оказались за рубежом помимо своей воли, мы стали самым большим разделенным народом в мире, и это, безусловно, трагедия».

Путин отметил, что на этом попытки США повлиять на ситуацию в России и постсоветском пространстве не закончились, напротив — на это тратятся огромные средства. «Как же принять государственные перевороты? Вы нам здесь Ирак устроите и Ливию устроите. Ведь официальные власти Соединенных Штатов, не стесняясь, говорят о том, что тратят миллиарды долларов на поддержку оппозиции. Разве это правильный выбор?» — обрушился на бедного Мэтлока ВВП. Он сказал, что это Москва должна учить демократии Вашингтон, а не наоборот. «Всем хорошо известно, что дважды в истории к власти приходил президент, который был избран большинством выборщиков, за которыми стояло меньшинство избирателей. Это демократично? Нет. Но мы же не требуем от вас, чтобы вы меняли конституцию. Это как минимум невежливо», — отметил президент.

Но любить Америку все-таки можно, хотя для Путина это удивительный факт. «Если есть люди в России, которые любят Соединенные Штаты, значит, там есть нечто такое, что заслуживает уважения», — признал ВВП, пообещав, что «те, кто принимает решения, будут прислушиваться к такому мнению и искать точки соприкосновения, несмотря на все различия между нашими странами».