Может ли Сирия избежать распада или превратится в Сомали

Эксперт: для сирийцев лучшим сценарием остается выполнение условий «Женевы-1»

12.11.2015 в 13:29, просмотров: 5121

Уже больше четырех лет на территории Сирия продолжается гражданская война. Из-за жесткой позиции России, ветировавшей предлагаемые Западом резолюции (памятуя о печальном ливийском опыте), режиму, олицетворением которого является сирийский президент Башар Асад, удается удерживать позиции. Подъем «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая группировка) и бесчинства джихадистов заставили мировое сообщество отложить в сторону планы по немедленному отстранению Асада от власти; теперь к борьбе с ИГ присоединилась и Россия. Однако, даже если террористов удастся одолеть и вытеснить из страны, внутрисирийское противостояние остается. Можно ли помирить Сирию, избежав ее распада? Возможен ли мирный уход Асада, и какую роль он должен сыграть, покинув президентский пост? Об этом «МК» побеседовал с Аммаром Абдулхамидом, известным сирийским общественным деятелем, в 2001-м году основавшим правозащитный «Фонд Тарва», а в 2005-м вынужденным эмигрировать из Сирии в США.

Может ли Сирия избежать распада или превратится в Сомали

– На фоне включения России в борьбу с ИГ как будто бы на второй план отошла проблема именно гражданской войны в Сирии, длящейся уже больше четырех лет. Насколько, на Ваш взгляд, достижимо внутрисирийское мирное урегулирование, учитывая конфессиональную и этническую ситуацию в стране?

– Позволю себе не согласиться с такой постановкой вопроса. На мой взгляд, гражданская война как раз стала интенсивнее, а вот борьба с ИГ отходит на второй план... Что же касается мирного урегулирования, то, я считаю, оно всегда возможно, если только ключевые фигуры в гражданской войне будут руководствоваться в своих действиях больше прагматизмом, а не идеологией.

- Пока, к несчастью, этого почти не наблюдается, и эксперты теряются в многообразии прогнозов. На Ваш взгляд, возможна ли «сомализация», или, скажем, «ливизация» Сирии? Или же речь может идти о ливанском сценарии?

– Все эти варианты вполне реальны — в зависимости от того, как себя поведут различные участники происходящего. Для сирийцев же, оказавшихся вовлеченными в эти процессы, наилучшим сценарием, разумеется, остается выполнение соглашений, достигнутых в ходе мирной конференции «Женева-1». Оно все еще достижимо, если на каждой из сторон конфликта будут трезвомыслящие люди.

фото: Ренат Абдуллин
Аммар Абдулхамид.

СПРАВКА «МК»

«Женева-1» - первая международная конференция относительно ситуации в Сирии, состоявшая 30 июня 2012 года. Во встрече приняли участие представители России, США, Китая, Великобритании, Франции, Турции, Катара, Ирака, Кувейта, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и верховный представитель ЕС по иностранным делам и безопасности ЕС Кэтрин Эштон. По итогам конференции в Женеве ее участники обнародовали согласованные ими принципы урегулирования конфликта в Сирии. Достигнутые договоренности подразумевали создание переходного правительства с привлечением как официальных властей, так и оппозиционных сил, проведение новых выборов, формирование новых органов госвласти и возможность пересмотра сирийской конституции. Спустя полтора года в Монтре прошла так называемая «Женева-2», где участвовали уже и представители противоборствующих сторон из Сирии. Однако принципиальных новых договоренностей достигнуто на встрече не было. Нарастание кризиса на Украине привело к переключению внимания мировой общественности на Восточную Европу. Недавний визит Асада в Россию многие западные аналитики рассматривали как подготовку Дамаска и Москвы к «Женеве-3».

- Насколько в современной ситуации на Ближнем Востоке сохранение единой Сирии необходимо? Быть может, разделение страны — выход из кризиса?

- Полное официальное разделение страны действительно могло бы положить конец боевым действиям, но федерация или конфедерация была бы более эффективным шагом в этом направлении и также могла бы стать частью разрешения кризиса.

Смотрите фоторепортаж по теме: Путин встретился с Асадом в Кремле
11 фото

– Россия поддерживает Башара Асада, но не секрет, что он выражает чаяния прежде всего отдельной части сирийского общества — в частности, алавитов.

– Вне всяких сомнений, Башар Асад пользуется серьезной поддержкой — причем, не только со стороны алавитов, но и со стороны многих христиан, друзов, а также суннитов и курдов. С политической точки зрения, он по-прежнему является главой партии Баас и лидером для своих политических союзников, и, таким образом, он продолжает на данном этапе являться правителем. Подавляющее большинство сторонников Асада, независимо от их общинной и национальной принадлежности, как правило, являются членами или сторонниками партии Баас или же союзных партий. Именно так Асад и должен восприниматься сейчас — как представитель конкретного политического союза, а не определенного сообщества. То же самое относится и к оппозиции, которая сформировала различные политические движения, союзы и коалиций. И, хотя эти политические образования включают в себя, в первую очередь, суннитов и арабов, это не значит, что там только сунниты и арабы. Поэтому на пути к политическому решению целесообразно рассматривать вещи в политической плоскости, а не в общинных или конфессиональных определениях.

– Западный мир в последние месяцы отошел от своей прежней жесткой риторики, подразумевающей немедленный отказ Асада от власти... Но возможен ли в перспективе «мирный уход» сирийского президента? Какую роль Асад может сыграть?

– Эти вопросы касаются той сферы, где прагматический подход крайне необходим. Несколько месяцев назад, во время первой конференции сирийской оппозиции, проходившей в Астане, я предложил вариант, при котором Асад мог бы стать частью переходного соглашения, невзирая на его преступления против человечности, – не как президент, но как представитель политического альянса, о котором я сказал выше. В подобном случае он и те, кто находятся в оппозиции к нему, могли бы выставлять своих кандидатов на должности в правительство национального единства. Оно, в свою очередь, обеспечивало бы управление переходным процессом, включая, в частности, разработку новой конституции, согласно которой страна стала бы, например, федерацией или конфедерацией. Затем должны последовать парламентские и президентские выборы, которые ознаменовали бы завершение переходного периода и позволили бы новым фигурам выйти на политическую арену в качестве лидеров. Подобные меры позволили бы Сирии открыть новую главу в своей истории и все те потери, что понесла страна за прошедшие пять лет, были бы хоть как-то оправданы и приемлемы. Однако, когда все те же старые персоны стремятся к продолжению «шоу», даже после всех пережитых страной потерь, опустошения, – это неизменный рецепт для продолжения бесконечных конфликтов. Обращаясь к истории вашей страны, можно сказать, что даже конфликт в Чечне не мог бы быть завершен без коренных изменений в политической иерархии — сверху донизу.

Без подобного соглашения сирийскую оппозицию фактически принуждают к тому, чтобы вести переговоры в определенном ключе, когда подразумевается, что она сдастся, а не будет участвовать в будущем правительстве национального единства. Я считаю такой подход нецелесообразным и бесперспективным. Президенту России Владимиру Путину необходимо понять, что он может поддерживать режим, представленный государственными институтами, а не отдельной фигурой или группой лиц. Признание этого позволит найти больше точек соприкосновения с администрацией президента США Обамы, которая крайне встревожена возможным коллапсом государственных институтов Сирии... В действительности, те преимущества, которые сейчас получил Владимир Путин и его иранские союзники в Сирии, должны быть использованы для достижения разумного компромисса. Перегибание палки в данном случае, попытки придать своим выгодным позициям излишнее значение — лишь показатель весьма плохого понимания природы тех процессов, что происходят в Сирии. С самого начала конфликта в стране стало ясно, что любой перевес, который получает какая-либо из сторон, кратковременен, поскольку общая ситуация находится в непрерывном движении. И сейчас остается очень много игроков, которые готовы активнее вмешаться в сирийский конфликт, сводя на нет преимущества остальных действующих лиц. Окончание подобной войны — проблема, требующая гораздо больше прагматического мышления, и гораздо меньше — высокомерия.

– Асад — олицетворение нынешней сирийской власти, но не главная ее часть: речь ведь идет и об опытных государственных и управленческих кадрах из числа алавитов, которые, в случае ухода президента, очевидно, также покинут свои посты. Насколько это опасно для сирийской государственности?

– Несмотря на то, что алавитов действительно чрезмерно много в гражданском, общественном секторе, в реальности опытные управленческие кадры всегда происходили из суннитской и христианской среды. В свете этого, уход алавитов нанесет вред им самим, но не государству. Что же касается военных ведомств и служб безопасности, я верю, что с помощью иранских советников и под их наблюдением, эти институты будут реструктурированы таким образом, чтобы избежать их коллапса и обеспечить их лояльность режиму, если не Ассаду лично. Но, в любом случае, подобных сценариев можно избежать, если будет принято соглашение, о котором я говорил выше, и если будут соблюдаться договоренности, достигнутые в ходе первой женевской встречи.

Ввод российских войск в Сирию. Хроника событий