Эксперт по экстремизму раскритиковал претензии Генпрокуратуры к Ходорковскому

Директор центра «СОВА» считает неправомерными претензии правоохранителей к высказывания бывшего главы «ЮКОСа»

Генпрокуратура усмотрела признаки экстремизма в заявлениях Михаил Ходорковский, прозвучавшие в ходе его недавней пресс-конференции. Замгенпрокурора Владимир Малиновский принял решение направить материалы соответствующей прокурорской проверки в Следственный комитет - «для решения вопроса о проведении процессуальной проверки и возбуждении уголовного дела».

Директор центра «СОВА» считает неправомерными претензии правоохранителей к высказывания бывшего главы «ЮКОСа»

 Напомним, что Ходорковский заявил, в частности, о неизбежности в Россия революции. «В отсутствие института честных выборов» прочих законных механизмов корректировки политической системы иных способов смены власти, по его словам, не остается.

«Вопрос в том, - продолжил Ходорковский, - как сделать революцию хотя бы относительно мирной и эффективной с точки зрения восстановления демократического управления страной». Свою задачу он видит, «в  представлении обществу альтернативы, в помощи людям, готовым стать этой альтернативой, желающим приобрести для этого политический опыт».

«Сделав в ходе указанного мероприятия ложные заявления о репрессивности и противоправности действующего законодательства, нелегитимности парламента, незаконности выборов президента России и зависимости судов, Ходорковский предложил саботировать законы, - считают в Генпрокуратуре. - Ходорковский призвал к совершению революции как единственному и необходимому способу замены власти, указав, что им для этого уже предпринимаются определенные меры».

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский (в сферу интересов центра входят проблемы экстремизма и политического радикализма) заявил в интервью «МК», что совершенно не согласен с такой оценкой: «Под экстремизмом в нашем законодательстве понимается насильственная смена конституционного строя. Там не сказано, что нельзя хотеть смены конституционного строя. Не говоря уже о смене власти. Нельзя стремится к этому насильственным путем. Поэтому разговоры о мирной революции не могут быть противозаконными сами по себе».

Революции бывают разные, подчеркивают эксперт. И приводит в качестве примера мирных, «бархатных», крах коммунистических режимов в Восточной Европе на рубеже 1980-х - 1990х годов. К той самой категории Верховский относит и «падение советской власти», которая не сопровождалась - по крайней мере, со стороны «людей, которые хотели извести советскую власть» - никакими актами насилия. Иными словами, действия такого рода революционеров нельзя расценивать как экстремизм. Есть, конечно, и другие примеры смены власти. Однако Ходорковский , по словам эксперта, «специально подчеркнул, что хочет не вообще какую-нибудь революцию, а мирную».

Прокуратуру, по мнению эксперта, «должны волновать не цели революционных действий, а средства». Цели же «не могут быть противозаконными». Вот если бы Ходорковский предложил блокировать транспортными магистрали или еще что-нибудь подобное, тогда у правоохранителей действительно появился бы повод для проверки. В этом же случае прокуроры, считает эксперт, «занимаются ерундой».

Для справки: согласно закону «О противодействии экстремистской деятельности» по таковой понимается в первую очередь «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации». А также: «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность»; «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни»; «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности» и еще ряд столь же ужасных деяний.

Ни к чему такому Ходорковский вроде бы действительно не призывал. Впрочем, у Следственного комитета может быть иное мнение на сей счет.