Зачем парламентарии придумывают странные законопроекты

Депутатский бред: польза или вред?

20.04.2016 в 18:20, просмотров: 5903

«Запретить потребление чеснока», — предложил три года назад депутат от ЛДПР Сергей Иванов. Это единственный случай за 5 лет работы Думы, когда, скажем так, неоднозначная законодательная инициатива оказалась первоапрельской шуткой. Запретить доллары и евро, ввести 12-часовой рабочий день, отмечать государственный праздник — день трезвости, штрафовать за секс с проститутками, изменить дизайн сторублевой купюры, потому что на ней видно причинное место Аполлона, — все это депутаты предлагали на полном серьезе. В разгаре законотворческой вакханалии родилась даже инициатива эту вакханалию прекратить: сенатор Константин Добрынин предлагал законотворцам сдать мандаты, чтобы не дискредитировать Федеральное собрание. В чем причина появления массы одиозных законопроектов и стоит ли их бояться, разбирался «МК».

Креатив — признак здорового парламентаризма

Жанр курьезного законотворчества характерен не только для России. Например, депутат штата Миссури в США Гэри Нодлер заявил, что отмена закона «Не спрашивай и не говори» (действовал в Штатах с 1993 по 2011 год и запрещал служить в вооруженных силах США сексуальным меньшинствам, если они не скрывали свою ориентацию. — Авт.) создает угрозу террористических атак, мол, наличие открытых гомосексуалистов в армии может оскорбить и разозлить террористов, исповедующих ислам. Многие СМИ тут же растиражировали эту новость под заголовком «депутаты предлагают приравнять права гомосексуалистов к терроризму». А депутат штата Аризона Сильвия Ален предлагала сделать обязательным посещение церкви, чтобы вернуть стране моральный облик. Чем не наша мизулинщина и милоновщина?

Отличались и законодатели с восточного полушария, так, депутат Законодательного совета Гонконга Альберт Чан предлагал заработать на бунте против избирательной реформы, продавая в качестве сувениров туристам кирпичи, которыми бросались протестующие в Монг-Коке.

«Так работает любая здоровая законотворческая машина, — говорит Екатерина Шульман, доцент Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, специалист по проблемам законотворчества. — В любом парламенте сидит много народа (в России только в Госдуме заседает 450 человек, еще около 4 тысяч депутатских мест приходится на заксобрания регионов. — Авт.), поэтому, чтобы выделиться на общем фоне, депутаты пользуются доступными им инструментами привлечения внимания: комментируют события дня или вносят законопроекты, которые они, в отличие от ведомств и сенаторов, не обязаны ни с кем согласовывать. Свобода законодательной инициативы — это нормально».

Присяга на верность и подготовка к выборам

То, что курьезные законопроекты создаются для привлечения внимания, подтверждают и некоторые из их авторов. В их логике известность играет им на руку и в аппаратной борьбе, и в борьбе за избирателя.

«Работу депутата оценивают в том числе и с точки зрения информационной известности, — говорит депутат от «Единой России» Евгений Федоров. — Исходя из этого, партия решает, выдвигать ли этого человека на очередные выборы». Депутат от КПРФ Вадим Соловьев видит принцип работы узнаваемости немного иначе. «Когда человек читает список кандидатов на избирательном участке, из десяти фамилий какая-то одна покажется ему знакомой и известной, — поясняет он. — Напротив нее он и поставит галочку. Человек зачастую и не задумывается, откуда он знает эту фамилию».

У этой медали есть и обратная сторона. «Риски повышения известности через скандальные заявления высоки, так как сразу формируется радикальный образ, который сложно расширить», — говорит член правления Российской ассоциации политконсультантов Валентин Бианки. Проще говоря, условный политик — рассудительный философ в платоновском понимании, скорее всего, получит на выборах больше голосов, чем условный политик — обладатель славы Герострата, потому что ему проще понравиться разным людям.

Так почему же депутаты все-таки выбирают этот неоднозначный способ повышения узнаваемости? Сами политики дают этому феномену довольно однообразные объяснения. «СМИ по какой-то причине скорее схватятся за откровенно дурацкую инициативу, нежели за серьезное предложение», — говорит депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев. «Если партия окажет помощь детскому дому, это мало кого заинтересует, — рассуждает ЛДПРовец Ярослав Нилов. — Но если партийный активист с кем-то подрался, даже в бытовом конфликте, то это тут же начинают обсуждать, придают политический окрас и делают из незначительного инцидента горячую новость».

Дело, конечно, не только в СМИ. «Отдельным смыслом в скандальной известности является «присяга», — говорит Валентин Бианки. — Условно: политики считают, что, показывая, что они готовы отстаивать самые радикальные варианты действий в рамках «курса партии и правительства», они, во-первых, доказывают, что готовы на все, чтобы «попасть в обойму», а во-вторых, облегчают принятие мягких вариантов: выступлю за запрет Интернета, после этого запрет одной соцсети будет выглядеть как либеральная мера».

Не так страшен бред, пока он не попал в тренд

Особенно бояться бесконечного потока оригинальных законодательных инициатив не стоит. «В среднем на 5 внесенных законопроектов приходится один принятый», — говорит Екатерина Шульман. Если по числу внесенных проектов лидируют депутаты, то большая часть принятых — тех, что становятся законами, — разработана кабинетом министров. Бывает довольно часто и так, что проекты министерств и ведомств в Госдуму вносит не само правительство, а дружественные той или иной структуре депутаты. Что касается последних, то из информации в базе данных Госдумы следует, что за проходными законопроектами, как правило, стоят одни и те же люди. Например, глава комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин, глава комитета по безопасности Ирина Яровая, глава комитета по бюджету Андрей Макаров. Законопроекты же радующих нас своей оригинальностью депутатов просто отклоняют. А законодательный бред может нанести вред правовому полю, только если его примут. Это может произойти, если инициатива попала в политический тренд.

«В ситуации здорового парламентаризма работают законодательные фильтры, которые отсеивают подобные инициативы: оценка профильного комитета и 3 чтения на пленарном заседании палаты, — поясняет Шульман. — В нашем случае ситуация осложняется тем, что эти фильтры ослаблены. Инициатива, которая попала в тренд, может проходить быстро и без публичного обсуждения».

В таком случае отрасль, к которой применяется «трендовый» закон, сталкивается с проблемами, и начинается долгий и болезненный процесс правок документа. Например, в 2014 году был принят закон, запрещающий рекламу на кабельных каналах. Под угрозу закрытия попадали региональные и муниципальные каналы, из-за этого закона они лишались большей части источников финансирования. Через месяц после вступления в силу закон был отменен. Спрашивается, почему риски для отрасли не были просчитаны до принятия закона? Или штрафы за неиспользование системы «Платон». Чуть ли не в момент принятия закона их снизили почти в 100 раз, с полумиллиона до 5 тысяч рублей. В этом случае вопрос в том, откуда была взята первая цифра и обратили ли бы внимание на проблему возможных сбоев в поставке продуктов, если бы не массовые протесты дальнобойщиков? Или закон об НКО — иностранных агентах? Четыре года третий сектор бьется над корректировкой понятия «политическая деятельность», а получится ли что-то исправить — неизвестно. Работа почти сотни НКО встала, потому что свое время они тратят на суды и ведение документации.

Вывод у всей этой истории простой: сам по себе креатив депутатов не страшен. Страшно то, что не всегда работают законодательные фильтры и законы принимаются наспех. А последствия, которые депутаты вовремя не просчитали, могут наносить отрасли серьезный урон, а это значит, что в конечном счете пострадают компании, предприниматели и простые люди.

ТОП ДЕПУТАТОВ, ПРОСЛАВИВШИХСЯ ОРИГИНАЛЬНЫМИ ИНИЦИАТИВАМИ:

■ Евгений Федоров — фракция «Единая Россия».

Большинство инициатив депутата ограничилось публикациями в прокремлевских СМИ, которые рассказывали лишь о намерении внести законопроекты на рассмотрение Госдумы.

Инициативы:

— Ввести сбор за «нерусскость» с российских компаний с иностранными названиями.

— Запретить российским компаниям проводить операции в долларах и евро на территории России.

— Лишать госнаград за антироссийские призывы: в частности, Андрея Макаревича за то, что тот выступил на Донбассе.

— Убрать из преамбулы Конституции положение о том, что российский народ является частью большого сообщества.

— Убрать из Конституции запрет на идеологию.

— Отменить Международный женский день 8 марта и вместо него 6 марта праздновать день объединения России — по факту день окончания смуты 1610–1613 гг.

Цитата: «Такие инициативы, как и театральное действо, мало кто воспринимает всерьез. Но вся наша политическая система, а вместе с ней и Дума, выполняет единственную функцию — отвлекают на себя внимание общества, демонстрируя ему этот политический спектакль».

■ Михаил Дегтярев — фракция ЛДПР.

Согласно рейтингу, составленному в партии, Дегтярев находится в первой образцовой зоне для вхождения в предвыборный список ЛДПР на выборах в Госдуму.

Инициативы:

Вернуть России имперский флаг.

Перекрасить Кремль в белый цвет.

Печатать в паспортах россиян гимн и контуры государства в разные эпохи. Ввести еще один официальный государственный праздник — день трезвости. Запретить доллар на территории России.

Цитата: «Я не собираюсь пиариться на своих высказываниях. Я искренне считаю, что флаг — черно-золотой флаг — смотрится величественнее. Я искренне считаю, что нужно Кремль перекрасить в белый цвет по той лишь причине, что наши деды помнят Мавзолей на фоне белого Кремля. Надо мной все потешаются, но никто не знает истории страны».

Фото: kprf.ru

■ Вадим Соловьев — фракция КПРФ.

Инициативы:

— Ввести в Уголовный кодекс статью за клевету на государство.

— Запретить пользоваться мессенджером в России.

— Ввести обязательную клятву гражданина.

— Накладывать штрафы до 5 миллионов за использование государственных символов СССР и России (например, серп и молот или российский флаг) без согласования в коммерческих целях.

Цитата: «Любая информация лучше запоминается, если она подкреплена положительными эмоциями. В этом смысле от оригинальных инициатив еще больше пользы. Прочитал человек про запрет каблуков или про перекрашивание Кремля, посмеялся, получил позитив. А потом на избирательном участке увидел фамилию того депутата, и вот уже ассоциация с чем-то приятным. Вот и голос».

Другие интересные предложения:

■ Олег Михеев из фракции «Справедливая Россия» предлагал ввести штраф за секс с проститутками.

■ Роман Худяков из фракции ЛДПР предлагал изменить дизайн сторублевой купюры, поскольку на ней можно разглядеть причинное место Аполлона.

■ Ярослав Нилов из фракции ЛДПР предлагал клеймить пьяных водителей в прямом смысле слова. По его мнению, клеймо в виде буквы П на руке пойманных в нетрезвом виде водителей, а также соответствующие метки на номерах, в паспортах и правах существенно помогут улучшить ситуацию на дорогах.