«Ватник, не человек»: адвокат рассказал о судимых в Одессе россиянах

Мефёдова и Сакауова решили обменять без суда

14.06.2016 в 15:55, просмотров: 15058

Россиян, которые проходят подсудимыми по «делу 2 мая» в Одессе, готовят к обмену — возможно, на Солошенко и Афанасьева, а, возможно, и на других украинцев, осужденных в РФ. Ожидать вынесения приговора россиянам, видимо, не будут. Поскольку по суду приговорить их не получается — не за что их судить, то лучше сразу обменять. О жутковатых деталях украинского правосудия с нами поговорил адвокат одного из подсудимых, Кирилл Шевчук.

«Ватник, не человек»: адвокат рассказал о судимых в Одессе россиянах
фото: Наталия Губернаторова

Напомним, что в ходе уличных беспорядков и пожара в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года в Одессе погибло, по официальным данным, 48 человек. На скамье подсудимых – 20 обвиняемых, все они - сторонники Антимайдана или случайные прохожие. Среди них – двое граждан России. Одному из них, Евгению Мефёдову, в начале июня апелляционный суд изменил меру пресечения на домашний арест, однако под давлением радикалов, которые блокировали здание и угрожали его поджечь, россиянину предъявили новое обвинение за то, что он якобы ругался матом. Теперь Мефедов и Сакауов могут быть обменены на осужденных в России украинцев Афанасьева и Солошенко.

- За что судили россиян и тех, кто продолжает оставаться на скамье подсудимых ?

- Напомню, как развивались трагические события 2 мая 2014 года в Одессе. Все началось с массовых беспорядков на Греческой площади, где в результате столкновений погибли 6 человек. С одной стороны действовали футбольные фанаты («ультрас»), сторонники запрещенного в РФ «Правого сектора», «Автомайдана», РГБ (Совет общественной безопасности) и другие организации «евромайдановского» толка. С другой - сторонники Куликова поля.

Со стороны Евромайдана было не меньше трех тысяч человек, куликовцев - порядка трехсот. Столкновения переместились к торговому центру «Афины», в котором укрылись сторонники Куликова поля, а также случайные прохожие, которые помимо своей воли оказались вовлечены в события.

Около 19 часов у них была достигнута договоренность с сотрудниками полиции о том, что их вывезут в другие районы города и отпустят. Под этим предлогом они вышли из торгового центра и сели в машины сотрудников МВД для перевозки заключенных. Однако полиция их обманула, их не отпустили, а развезли в автозаках по отделениям МВД Одесской области. Это и вылилось в тот судебный процесс, который сейчас проходит в Малиновском суде. Дело это касается только событий, которые произошли на Греческой площади. После них толпа евромайдановцев направилась на Куликово поле, произошел пожар в Доме профсоюзов. Но эти события не рассматриваются на нынешнем процессе.

- Сколько подсудимых и в чем они обвиняются?

- Было задержано порядка 300 человек. В суд направили обвинительное заключение в отношении 20 обвиняемых, из которые двое – граждане РФ Мефёдов и Сакауов, остальные – граждане Украины. Следствие велось с 3 мая по декабрь 2014 года. Сам обвинительный акт представляет собой 250 листов. В отношении каждого обвиняемого абсолютно идентичный текст обвинения. Исключение составляет обвиняемый Суханов, при задержании которого был обнаружен нож, поэтому ему добавили статью «Ношение холодного оружия». Все остальные обвиняются в участии в массовых беспорядках, повлекших за собой гибель людей.

- Кто ваш подзащитный?

- Мой клиент – Дзюбенко Александр Алексеевич. Он 2 мая действительно был в центре города (он там и живет): шел на угол улиц Жуковского и Советской армии, где находятся магазины мобильной связи. Там он рассчитывал приобрести аккумулятор. То есть человек просто в выходной день гулял по городу.

Проходя по Жуковского (эта улица параллельна Греческой), он услышал шум и решил посмотреть, что там происходит. Когда он понял, что происходят массовые беспорядки, то попытался оттуда выбраться, но ему это не удалось. Обратная дорога была заблокирована, там уже толкали пожарную машину, стоял полицейский кордон.

Он был вынужден пойти в сторону торгового центра «Афины», где ему сотрудники полиции порекомендовали спрятаться в торговом центре, чтобы не попасть под камни и палки участников событий. Он так и сделал.

Потом его вместе со всеми вывели из торгового центра и доставили в Белгород-Днестровск. Впоследствии ему вручили подозрение и протокол о задержании и отправили в винницкое СИЗО, где он находился около полугода. После окончания расследования его доставили в Одессу.

В 2015 году мне удалось добиться изменения ему меры пресечения на домашний арест в ночное время с установлением датчика на два месяца. Через два месяца датчик был снят сотрудниками полиции, так как мера пресечения не продлевалась. Сегодня он находится на свободе, регулярно ходит в суд, принимает максимальное участие в заседаниях для того, чтобы доказать свою невиновность. Мой подзащитный – молодой парень, любознательный. Вот за свою любознательность он и расплачивается. Банальная ситуация. Шел за аккумулятором, а просидел больше года в СИЗО.

- Если он будет оправдан, будет ли он добиваться компенсации за этот год, проведенный в СИЗО?

- Да. Они все намерены в ближайшее время направить заявления в Европейский суд по правам человека, даже не дожидаясь решения суда. По поводу нарушений права на защиту, давления на судей, угроз в адрес подсудимых.

- Как проходило расследование дела?

- Расследование проходило с грубейшими нарушениями прав человека. Некоторым обвиняемым, таким, например, как Долженков Сергей Александрович, было вручено подозрение в отношении другого человека – Долженкова Сергея Леонидовича. Подозреваемых все это время держали под стражей без реальных на то оснований. Пятеро до сих пор остаются в заключении. Это два гражданина РФ, Долженков и еще двое людей. Остальным удалось добиться изменения меры пресечения.

Когда материалы дела передали в суд, сторона защиты направила ходатайство об их возврате, потому что обвинительный акт содержит грубые нарушения. В частности, нет индивидуального подхода к обвиняемым. Если 20 человек обвиняются в массовых беспорядках, то можно предположить, что у каждого была своя роль: кто-то бросал камни, кто-то бегал с палкой, кто-то командовал. А по этим обвинительным актам получается, что все они выполняли абсолютно идентичные действия, как под копирку. Суд в первый раз вернул обвинительный акт на доработку. Однако через месяц прокуратура опять направила обвинительный акт в суд без серьезных изменений. И суд принял обвинительный акт в том виде, в каком он есть.

- Что можете сказать о ходе самого процесса?

- В процессе рассмотрения дела суд очень часто игнорирует ходатайства адвокатов, постоянно происходит нарушение процессуального законодательства. Сторона обвинения представляет в суд доказательства, не заверенные должным образом. Это не оригиналы документов, а зачастую просто ксерокопии. Если это пакеты с вещдоками, то они часто имеют повреждения. Некоторые пакеты опечатаны без подписи понятых. Суд принимает эти вещдоки, мотивируя тем, что при вынесении приговора даст им оценку.

Однако в УПК Украины есть статья, которая говорит о том, что в случае, если доказательство очевидным образом является недопустимым, суд не имеет права его даже рассматривать - не то что приобщать к материалам дела. Но суд старается в основном все приобщать.

Вот еще один конкретный пример нарушения законодательства. У 10 обвиняемых заканчивались сроки содержания под стражей. Сторона обвинения об этом просто забыла. Поэтому суд продлил им меру пресечения своим решением, хотя он должен был делать это коллегиально, с участием стороны обвинения и стороны защиты. В тот день, когда сроки закончились, обвиняемых держали пару часов под стражей в СИЗО незаконно, пока не привезли из суда это определение.

Были угрозы родственникам и неравнодушным активистам со стороны так называемых «патриотических» организаций. Людей травили собаками, суд неоднократно захватывали сторонники Евромайдана. Народный депутат Украины Игорь Мосийчук (бывший заместитель командира батальона «Азов» - М.П.), приезжал в суд из Киева, угрожал и заставил судей написать заявления о собственном увольнении. К адвокатам эти активисты тоже испытывают неприязнь, называют нас «сепарами», «ватниками» только потому, что мы защищаем этих людей. То есть происходят страшные вещи.

- Какие доказательства вины подсудимых представило обвинение?

- Дело в том, что ключевым аргументом обвинения являются показания свидетеля Александра Посмиченко, который был задержан в торговом центре «Афины» вместе со всеми. Но этот свидетель имеет весьма сомнительную репутацию. Он был дважды судим, и по свидетельствам людей, которые с ним сидели в СИЗО, является наркоманом. Его вынудили дать показания против остальных под обещание, что он получит условный срок и не будет находиться под стражей до окончания суда. Он сегодня под домашним арестом и под круглосуточной охраной полиции.

- Почему вы считаете показания этого свидетеля сомнительными?

- Посмиченко ранее был дважды судим. Это уже изначально характеризует человека как социально нестабильного, готового идти на вранье ради получения выгоды.

В отношении всех он дает такие показания: «Да, я их видел, они бегали по площади с камнями и палками, правда, кидали ли они камни, я не могу сказать». При этом Посмиченко за одно заседание способен давать показания максимум по 3-5 обвиняемым. Потом он говорит: «Я больше не могу говорить, мне надо вспомнить». То есть создается впечатление, что человека перед каждым заседанием готовит сторона обвинения, рассказывает ему, что и про кого он должен говорить. Например, он дает показания в отношении Мефёдова. Но когда спустя 2-3 заседания сторона защиты задает ему вопрос по Мефёдову, он отвечает: «Я не помню».

На прокуратуру оказывается колоссальное давление со стороны так называемых «патриотических» сил...

- Посмиченко на самом деле был участником Куликова поля?

- Обвиняемые подтверждают, что он там был, но не занимался никакой активной деятельностью. Он просто чем-то помогал, подметал палаточный лагерь, помогал что-то таскать и его за это кормили. Был на уровне разнорабочего. Он просто присутствовал на Куликовом поле. Поэтому видел некоторых людей. Но у него явно плохая память.

- Какие доказательства вины гражданина России Мефёдова представила прокуратура?

- В отношении Мефёдова сторона обвинения предоставила его паспорт гражданина РФ, его вещи, которые были изъяты в ходе обыска, а именно: берцы, камуфляжная форма, шнурки, ремень, жесткий диск, мобильный телефон, ключи, бумажник и все в таком духе.

Мефёдов утверждает что он был на Греческой площади, но приблизительно в пять вечера, когда события уже завершались. Прокуратура предоставила видеозапись, которая якобы подтверждает, что он принимал активное участие в событиях. Однако эта видеозапись свидетельствует лишь о том, что он действительно был на Греческой площади около пяти вечера. При этом он зафиксирован среди евромайдановцев. То есть в момент событий он не находился на стороне активистов Куликова поля. Он приехал к завершению столкновений и просто смотрел, что происходит.

После этого он направился на Куликово поле и оказался внутри горящего Дома профсоюзов. Оттуда он был выведен сотрудниками полиции, находился короткое время в ИВС РУВД, после чего был направлен в больницу с отравлением газами. В больнице его и задержали сотрудники СБУ.

- Какие сегодня есть основания держать Мефёдова под стражей?

- Еще в прошлом году его адвокат заявил ходатайство о том, чтобы на основании действующего законодательства обвиняемому был установлен денежный залог. Суд путем непомерных усилий все-таки принял решение и установил сумму залога. Когда сумму залога внесли, местные «патриотические» организации, узнав, что Мефёдов может выйти на свободу, устроили пикет возле суда, по сути, захватив в заложники судей. И вынудили суд первой инстанции отменить свое же постановление, тем самым опять-таки грубо нарушив действующее законодательство Украины.

Подобная ситуация повторилась и на предыдущем заседании. По заявлению прокуратуры в отношении Мефёдова были изучены все доказательства, допрошены все свидетели. Суд выслушал мнение участников процесса по поводу возможности изменения меры пресечения на домашний арест.

На следующий день суд огласил определение, согласно которому мера пресечения Мефёдову была изменена на круглосуточный домашний арест в помещении, которое сдал обвиняемому его же адвокат. По сути адвокат поручился за своего клиента, предложив ему проживание в своем собственном помещении.

В ответ на это сторонники евромайдановских организаций опять начали штурмовать суд и угрожать судьям, что они сами сядут в камеры или их убьют. Тут же приехал следователь из МВД и осуществил временное задержание Мефёдова на том основании, что на него написал жалобу свидетель Посмиченко. Якобы Мефёдов угрожал ему расправой.

По заявлению следователя, угроза поступила 26 мая в 16.00 в виде сообщения с телефона. Однако это не может быть правдой, потому что в это время Мефёдов находился в зале судебного заседания Малиновского суда на глазах судей, прокуроров, адвокатов и журналистов. Он физически не мог отправить это сообщение.

И даже если предположить, что Мефёдов действительно имеет желание как-то разобраться с Посмиченко, это невозможно, потому что сам Посмиченко находится под круглосуточным домашним арестом и под круглосуточной охраной полиции. К нему просто так не подберешься.

То есть обвинения, предъявленные Мефёдову - это просто предлог для того, чтобы уже по новому обвинению избрать ему меру пресечения в виде содержания в СИЗО. Власть под давлением этих евромайдановских организаций под любым предлогом удерживает человека в СИЗО, не давая ему воспользоваться своим законным правом на защиту, а именно - выйти на свободу и иметь возможность доказывать свою невиновность.

Оснований для избрания ему этой меры пресечения у суда нет.

- А как ведут себя те, кто уже был выпущен из СИЗО?

- 15 человек были выпущены и сегодня находятся на свободе. У них уже по сути нет установленной меры пресечения. Они все регулярно являются на судебные заседания и сами занимаются поисками доказательств своей невиновности, помогая адвокатам.

Но руководитель запрещенного в РФ «Правого сектора» в Одессе Сергей Стерненко заявил, что они требуют, чтобы двоих граждан РФ обменяли на украинских военнопленных в ДНР и ЛНР. Видимо, они уже понимают, что виновность российских граждан доказать не удастся, и суд будет вынужден освободить их из-под стражи. Поэтому радикалы прямо заявляют, что не допустят, чтобы граждане РФ «разгуливали по Одессе».

- Будут ли оглашаться в суде заключения судебно-медицинской экспертизы по шести погибшим во время столкновений на Греческой площади?

- Их должны будут оглашать. Сейчас решается вопрос, будут ли они приобщены к материалам дела. Здесь в принципе нет никакой информации, которая может повлиять на расследование других дел. С момента событий прошло уже более двух лет, все, кто мог быть задержан, задержаны.

Экспертизу нужно показать, чтобы, как минимум, обеспечить право на защиту обвиняемых. Экспертиза должна установить, из какого оружия были убиты люди, показать траекторию полета пули. Это позволит установить, мог ли обвиняемый в момент смерти людей находиться в таком положении, чтобы осуществить их убийство. Если экспертиза покажет, что обвиняемый, например, Мефёдов, не мог быть стрелком, то это докажет его невиновность в гибели этих людей.

- А из евромайдановцев кто-то находится под следствием по поводу массовых беспорядков?

- Есть такой Сергей Ходияк. Он под следствием и обвиняется в стрельбе по активистам Куликова поля на Греческой площади, в результате которой несколько человек были убиты. Однако слушания дела в отношении него постоянно срываются, потому что его друзья и сторонники всячески давят на суд. Этот человек находится на свободе. Ему пытались избрать меру пресечения, однако это не удалось из-за давления все тех же евромайдановцев. Все делается для того, чтобы он не оказался на скамье подсудимых.

- Не возникает ли в ходе процесса вопрос о том, почему участники массовых беспорядков со стороны Евромайдана, которые зафиксированы на многочисленных видео с камнями, палками, коктейлями Молотова не привлекаются к ответственности по той же статье, что и подсудимые?

- Мы задаем такой вопрос, но нам никто не отвечает. К сожалению, роль адвокатов в данном процессе больше схожа с ролью статистов. Наши неоднократные заявления о нарушениях, наши обращения в прокуратуру и другие инстанции просто игнорируются. С нами не хотят ни общаться, ни иметь дела. Потому что на сегодняшний день ситуация в Украине такова: если ты не придерживаешься версии, которая удобна сторонникам Евромайдана, ты – ватник, ты сепаратист, ты не человек, тебя нужно убить или обменять.

Это звучит дико, но именно так обстоят дела. Так же и при общении с официальными властями. С тобой общаются ровно до тех пор, пока ты не задаешь неудобные вопросы. Как только ты задал неудобный вопрос – все, о твоем существовании забывают.

- Приобщены ли к делу видеозаписи журналистов и стримеров, которые работали в тот день в Одессе?

- Пока приобщают только те видеозаписи, которые предоставляет сторона обвинения. Но даже на этих видеозаписях видно, кто защищался, а кто нападал, кто начал агрессивные действия в отношении своих оппонентов, а кто был вынужден обороняться.

Никак 300 куликовцев в здравом уме не могли напасть на толпу численностью около 3 тысяч человек. На записях четко видно, что агрессивные действия были начаты именно евромайдановцами. Невозможно отрицать, что со стороны куликовцев также бросались камни. Но это была уже ответная реакция.

Говорят, что стрелял некий Боцман, который зафиксирован на видео с предметом, напоминающим автомат Калашникова, и в результате его стрельбы были убиты люди. Но это не соответствует действительности. Из тех материалов дела, которые нам были предоставлены для ознакомления, понятно, что не зафиксированы ни попадания пуль в стены окружающих зданий, ни раненые из автомата Калашникова. А ведь они должны быть.

Я не думаю, что Боцман профессиональный снайпер. Соответственно его пули должны были попадать в окружающие здания. Но в материалах дела этого нет. Поэтому можно предположить, что он стрелял холостыми патронами или травматическими.