Мединский оправдал открытие памятной доски союзнику Гитлера Маннергейму словами Сталина

Присутствовавший при этом Владимир Чуров выразил неудовольствие исторической неточностью на монументе

16.06.2016 в 16:28, просмотров: 44371

Министр культуры РФ Владимир Мединский выступил на открытии в Петербурге памятной доски Густаву Маннергейму, офицеру царской России, последующему союзнику Гитлера и президенту Финляндии.

Мединский оправдал открытие памятной доски союзнику Гитлера Маннергейму словами Сталина

Фигура Маннергейма до сих пор вызывает неоднозначное отношение в российском обществе и особенно в Петербурге в связи с тем, что финские войска под его руководством обеспечивали блокаду Ленинграда с севера. При этом существуют разные версии того, как видел Маннергейм судьбу города. Одни историки считают, что ни он, ни Гитлер не собирались вводить туда войска, чтобы избежать потерь, и специально ограничились блокадой. Другие уверены, что Маннергейм сотрудничал с нацистами лишь в интересах Финляндии и поэтому препятствовал разрушению города и полному прекращению его снабжения.

На фоне этих раздоров сегодня на Захарьевской улице Санкт-Петербурга и произошло открытие памятной доски Маннергейму: на ней он назван «генерал-лейтенантом русской армии с 1887 по 1918 годы».

Улица перед открытием была специально, как указывает «Фонтанка», перегорожена, что не спасло церемонию от протестующих, выкрикивающих «Позор!».

Читайте об отношении в Финляндии к советским солдатам.

В ответ на это председатель Военно-исторического общества РФ (РВИО) Мединский и заявил, что «не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма».

По всей видимости, министр имел в виду историю, в которой Сталин со словами «Не трогать» вычеркнул имя Маннергейма из списка финских военных преступников, составленного Херте Куусиненом.

Читайте о смерти последнего представителя рода Маннергеймов.

Впрочем, открытие памятной доски сопровождалось еще одним инцидентом: экс-глава ЦИКа и руководитель научного совета РВИО Владимир Чуров, присутствовавший на церемонии, выразил неудовольствие тем, что скульпторы допустили «неточности при воспроизведении орденов». Отметим, что выбор орденов именно времен службы Маннергейма в Российской империи мог быть обусловлен нежеланием отображать на памятной доске награды нацистской Германии, в частности, врученный Маннергейму лично Гитлером орден Германского орла с большим золотым крестом.