Путин оговорился по Фрейду, рассуждая об истории и политике

Первая, по словам президента, терпит сослагательное наклонение, вторая - нет

22.06.2016 в 22:12, просмотров: 14036

Владимир Путин впервые провел заседание Общероссийского исторического собрания, объединившего различные исторические общества, ученых, активистов поискового движения и общественных деятелей. Дата встречи - 75 годовщина начала Великой Отечественной войны - была выбрана не случайно и задала тон дискуссии, продолжавшейся около полутора часов. Президент допустил оговорку по Фрейду, признав право истории на сослагательное наклонение, и отказав в таком праве политике.

Путин оговорился по Фрейду, рассуждая об истории и политике
Встреча с участниками Общероссийского исторического собрания.

Г-н Мачинский, руководящий поисковой работой Российского военно-исторического общества, рассказал, что по случаю 75-й годовщины начала ВОВ 50 мальчишек и девчонок в форме подольских курсантов, в сопровождении боевой техники времен войны и офицеров спецназа начали поход по местам боев своих сверстников.

- Это для них небольшой подвиг, потому что они не сидят у экранов телевизора, а идут с винтовкой Мосина, - сообщил он.

- А где они сейчас? - заинтересовался президент, очевидно, мысленно представив себе картину, описанную докладчиком.

- В районе села Ильинское Медынского района Калужской области. Там нет асфальта, это обычные фронтовые дороги. Живут они по уставу 1935 года, в палатках. Завтра им предстоит пройти еще 20 км, - с энтузиазмом отозвался Мачинский, пообещав по окончании собрания сразу же выдвинуться навстречу оторвавшимся от телевизора "героям".

Но Путин выяснил еще не все детали: "А юноши и девушки они откуда, выпускники вузов?".

Оказалось, все не так просто. "Это дети министров, общественных деятелей и простых людей", - с гордостью сообщил Мачинский, к сожалению, не назвав фамилий. Право отправиться в поход с винтовкой Мосина, по его словам, нужно было заслужить - честь выпала лучшим из лучших, которых отобрали региональные отделения РВИО.

Мачинский подчеркнул, что лично от Путина поисковому движению ничего не нужно, кроме поддержки. "Просим передать слова одобрения нашим ребятишкам, которые сейчас где-то идут", - завершил он свое в высшей степени эмоциональное выступление. Президент, конечно же, не мог отказать.

фото: kremlin.ru
Встреча с участниками Общероссийского исторического собрания.

В свою очередь научный директор РВИО Михаил Мягков рассказал, как идет работа над школьным учебником по военной истории, который поручил подготовить президент. Выяснилось, что несколько версий были забракованы министром культуры Владимиром Мединским. Но последний вариант придирчивого "редактора" вроде бы устроил. После прочтения учебника, по словам Мягкова, у читателя отпадут вопросы, был ли героем Александр Невский или он кого-то предал, и существовали ли вообще 28 панфиловцев, по следам которых, как мы помним, сейчас идут дети министров с винтовками Мосина.

Сейчас, продолжал Мягков, историки думают над тем, как по-новому представить роль России в историческом процессе. "Простой пример. А были ли, допустим, Соединенные штаты Америки в 18 веке, если бы не роль России? Как бы сложились международные отношения после Наполеоновских войн, если бы не роль России? И конечно же, 20 век. Как бы жил мир, если бы не было России?" - представил ход мыслей ученых Мягков.

Президент согласился, что такие рассуждения имеют право на существование. "Это политика не терпит сослагательного наклонения, а наука терпит", - заявил он, и это конечно, была оговорка по Фрейду. Понятно, что Владимиру Путину легче представить 18 век без Соединенных Штатов Америки, нежели выборы 2000 года без своего участия.

"Что касается исторической науки, то здесь любопытны все аспекты: и то, что было, и то, что могло бы быть, если бы не случилось того, чего мы добились. Это очень интересная вещь", - подбодрил сочинителей гипотез ВВП, окончательно похоронив классический вариант цитаты "история не терпит сослагательного наклонения".

Многие участники собрания говорили о важности не только учебной, но и обычной исторической литературы. Писатель Сергей Шаргунов просил вслед за кинематографистами, снимающими фильмы на исторические сюжеты, поддержать и писателей, и в качестве примера рекламировал свой собственный 700-страничный труд о писателе Катаеве, отражающем всю "сложную и прекрасную историю 20 века".

А Юрий Вяземский призывал усилить изучение в школах произведений о войне, поскольку они лучше всего "воспитывают громадное чувство нашего русского патриотизма". Тут, правда, Путин поспорил: нужно больше не военной, а хорошей литературы. И привел в пример Твардовского: "Переправа, переправа, берег левый, берег правый". "Когда доходит до "темной воды", - вот это берет за душу", - признался он.

Кинорежиссер Андрон Михалков-Кончаловский раскритиковал современных скульпторов - политические и социальные заказы они выполнять умеют, а создавать "памятники высокого искусства", подобные Петру Первому Фальконе или "Рабочему и колхознице" Мухиной нет. Между тем, эпоха, по его мнению, требует воплотить мощь отдельных исторических личностей.

"Мы должны создавать, хотя бы один памятник или два, который бы говорил об эпохе, в которую мы живем. С этой точки зрения было бы важно восстановить культуру, которую мы немножко утратили, - монументальную скульптуру", - считает Кончаловский. Он пояснил, что монументальная скульптура - это образ, который остается на века и говорит о масштабе личности.