«Журналистишка из болота»: Маркина обвинили в воровстве текстов для книги

Он заявил, что совпадения случайны и объясняются описанием одних и тех же материалов дела

08.09.2016 в 09:20, просмотров: 11054

Официальный представить СК Владимир Маркин вступил в публичный конфликт с журналисткой «Новой газеты» Надежды Прусенковой, обвинившей его в воровстве своей статьи для книги «Самые громкие преступления 21 века в России», которая была представлена 1 сентября и сейчас продается в крупнейших книжных магазинах.

«Журналистишка из болота»: Маркина обвинили в воровстве текстов для книги

Прусенкова в Facebook привела свою статью «Объект они называли Аней», посвященную суду по делу об убийстве Анны Политковской, и скан страниц книги Маркина, отметив дословные совпадения значительного объема текста.

Журналист заявила, что «что никакого разрешения редакция на использование (текста — ред.) не давала, договоров не заключала (никто, впрочем, разрешения и не спрашивал), никаких ссылок на открытые источники в книге нет». Также она отвергла подозрения в том, что является «литературным негром» Маркина.

Кроме того, Прусенкова отметила фактические ошибки книги сотрудника СК (отец Анны Степановны Политковской назван Сергеем), а также фразу киллера после убийства, которую посчитала вымышленной в связи с тем, что она отсутствует в материалах дела.

Последним обвинением журналиста в адрес пресс-секретаря СК стало то, что в тексте он говорит об убийстве Политковской как о раскрытом деле, окончательному наказанию виновных в котором помещала лишь смерть якобы организовавшего преступление Бориса Березовского. Журналист не считает эту версию состоятельной и напоминает, что «заказчик не найден. Преступление не раскрыто».

После того, как запись Прусенковой стала расходиться по СМИ, на нее обратил внимание и сам Маркин, прокомментировавший ее у себя в твиттере. Он задал вопрос, «чем еще может прославиться никому, кроме своего болота, не известная и не нужная журналистишка?». После этого генерал заявил, что дословные совпадения объясняются описанием «одних и тех же конкретных обстоятельств, зафиксированных материалами уголовного дела».