Глава Конституционного суда испугался конца света из-за гендерной политики Европы

Это заявление он сделал на Всемирном русском народном соборе

Глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, выступая с речь на открытии Всемирного русского народного собора, высказал обеспокоенность нарастающим в мире беззаконием, которое, по его словам, было предсказано еще апостолом Павлом. К примерам такого беззакония он отнес уравнивание мужчин и женщин, а также пересмотр итогов Второй мировой войны.

Это заявление он сделал на Всемирном русском народном соборе
Валерий Зорькин

По словам Зорькина, которые приводит РБК, «нарастающая опасность беззакония была предсказана еще святым апостолом Павлом, который на заре эры предостерегал о том, что тайна беззакония уже в действии».

В качестве примет «тайны беззакония» Зорькин привел не только нарушение ялтинских договоренностей о послевоенном разделе мира между державами-победительницами, но и гендерную политику Европы: главу КС смутили «нетрадиционные модели поведения сексуальных и гендерных меньшинств», которые признаются нормой на Западе, «попытки уравнивать мужчин и женщин, не принимающие во внимание их естественные биологические различия», а также «вторжение государственных органов и правительственных организаций во вполне благополучные семьи».

Читайте, почему Зорькин боится гей-браков.

В итоге, по мнению Зорькина, противоречие норм законов и «традиционных устоев» несет угрозу самому выживанию человеческого рода.

Отметим, что, ссылаясь на слова апостола Павла, Зорькин цитировал его Второе послание к фессалоникийцам. В нем апостол говорит о появлении в мире Антихриста и втором пришествии Христа. «Тайна беззакония» на момент послания Павла была «сокрыта», однако должна была «открыться» вместе с появлением «беззаконника», «которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего», т. е. конца света.

Ранее Зорькин уже не раз делал громкие заявления, вызывавшие полемику в обществе. Так, он называл крепостное право «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации», и отрицал права человека, считая, что главным правом является «право на безопасность», ради которого могут быть отменены все другие.