Президентские законопроекты лишают депутатов голоса

Как Дума заработала «авторитет»

01.12.2016 в 20:34, просмотров: 3934

«В целом укрепился авторитет законодательной власти. Его надо поддерживать, подтверждать делами», — сказал президент. А потом поблагодарил парламентариев «за поддержку законопроекта, который значительно усиливает уголовную ответственность правоохранителей за фабрикацию дел, в том числе с целью помешать работе предпринимателей».

Этот закон, принятый Думой накануне, — наглядный пример «дел», которые авторитет законодательной власти ну никак не «подтверждают».

Президентские законопроекты лишают депутатов голоса
фото: Дмитрий Каторжнов

Новая редакция статьи 299 Уголовного кодекса («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности») была внесена президентом в Госдуму 28 октября 2016 года. Документ готовился на основании предложений специальной рабочей группы, образованной в Кремле после прошлогоднего послания.

Законопроектом, который Дума дружно поддержала в первом чтении 16 ноября, планка максимального наказания за уголовное преследование заведомо невиновного поднимается с 5 до 7 лет лишения свободы. Особо оговаривается ответственность (до 10 лет лишения свободы) за возбуждение уголовного дела «в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности» и в том случае, когда незаконно возбужденное дело причинило ущерб на сумму более 1,5 млн рублей или привело к разрушению бизнеса.

В профильном Комитете по госстроительству и законодательству инициативу президента поддержали, но в заключении отметили, что «некоторые моменты требуют доработки». В частности, члены комитета обратили внимание на то, что, прежде чем уголовное дело будет возбуждено, следователи обязаны провести проверку информации о совершенном или готовящемся преступлении, а Уголовно-процессуальный кодекс позволяет им в ходе проверки истребовать документы и предметы, изымать их, требовать ревизий, что тоже может привести к «воспрепятствованию предпринимательской деятельности», но в законопроекте никакой ответственности за это не предусмотрено. В комитете сочли также, что слова «иная личная заинтересованность» — оценочные, потому что любой преступник «всегда действует в каких-то личных интересах».

В заключении Правового управления Думы тоже говорилось, что внесенный документ «требует серьезной редакционной доработки».

С учетом вышесказанного логично было бы предположить, что ко второму чтению в законопроект внесут хоть какую-то правку. Но 30 ноября Госдума проголосовала за текст сразу во втором и третьем, окончательном чтении, в первозданном виде! «Так получилось, что ни одной поправки на данный законопроект не поступило, а бизнес-сообщество просит нас побыстрей его принять», — сказал с трибуны глава профильного комитета Павел Крашенинников («ЕР»).

Зачем бизнес-сообществу уголовный закон сомнительного качества — сказать трудно. Может, оно надеется, что тем самым будет хотя бы, как говорится, «послан сигнал» прокурорам и следователям.

Но зачем депутаты заявляли о необходимости доработки законопроекта, если не собирались этого делать? А если собирались, почему не сделали? Потому ли, что рука не поднимается на освященный подписью президента текст? Или потому, что в глубине души они считают данный закон мероприятием «для галочки», которое ситуацию не исправит, но позволит отчитаться об исполнении воли главы государства?

Так что эта история — не про авторитет законодательной власти.