Порошенко и провокация

Как Киев воспользуется выборами в Приднестровье

Как Киев воспользуется выборами в Приднестровье

В ближайшее воскресенье, 11 декабря, состоятся президентские выборы в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике. Это будут уже шестые выборы с момента самопровозглашения независимости Приднестровья. И есть основания предполагать, что в этот раз впервые острой предвыборной борьбой, развернувшейся в республике, могут воспользоваться в Киеве.

Основным кандидатом на победу считается председатель Верховного совета ПМР Вадим Красносельский. Ему противостоит пока что действующий президент Евгений Шевчук, который победил в 2011 году вопреки воле Москвы. Тогда, напомним, Россия недвусмысленно поддерживала кандидата от партии «Обновление» Анатолия Каминского, который в итоге с треском проиграл. В результате на Старой площади полетели головы — своего поста лишился даже начальник управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Сергей Винокуров, до того подобным же образом проигравший выборы в Южной Осетии. Однако вопреки законам политической логики и всем необходимым для этого возможностям Шевчук за пять лет нахождения у власти так и не сумел выстроить стратегических отношений с Москвой. На выборах в Верховный совет республики, состоявшихся в прошлом году, кандидаты Шевчука практически повсеместно проиграли. Уровень доверия к нему в самой республике колеблется в районе 10–15 процентов, что многое говорит о его перспективах. Поэтому сегодня спастись от политического одиночества он может попробовать в компании другого политодиночки (и по совместительству земляка из города Бендеры) — Петра Порошенко, которому сейчас как воздух нужны партнеры для провокаций.

Последние заседания Минской контактной группы в очередной раз демонстрируют тотальное нежелание Киева урегулировать гражданский конфликт на Донбассе. Вместо наиболее простого и давно ожидаемого шага — обмена пленных по принципу «всех на всех», которое предложил провести до Рождества спецпредставитель России Борис Грызлов, члены украинской делегации выставляют все новые и новые условия. Естественно, в сложившейся ситуации нежелания вновь поднимать тему Минских договоренностей из-за боязни быть обвиненным в предательстве Порошенко не будет даже пробовать вносить в Верховную раду законопроекты об амнистии и снятия экономической блокады с Донбасса. Не стоит забывать, что все это происходит на фоне ожидания массовых протестов населения в связи с продолжающимся ростом коммунальных тарифов, фактически приостановкой давно анонсированной евроинтеграции в части отмены виз и отказа Запада от поддержки Киева не только в лице «антиукраински» настроенного Дональда Трампа, но уже и финансовых уполномоченных ЕС, объявивших на днях о присуждении Украине «почетного» статуса самой коррумпированной страны Европы. В этих условиях (плюс к этому проигранная война на Донбассе) украинскому лидеру как воздух нужна возможность выпустить пар недовольства, в противном случае протест может смести его самого. Подобным свистком для стравливания пара для Порошенко может стать Шевчук, готовый до последнего драться за свое президентское кресло. Один из депутатов фракции Блока Петра Порошенко в Верховной раде уже заявил о том, что «хватит двух дней» для «освобождения Приднестровья». Поэтому малейшая провокация на украино-приднестровской границе, в которой, не извольте сомневаться, тут же обвинят Москву, в ближайшее время может стать прекрасным поводом — для Порошенко — купировать внутренние протесты, объявив об открытии «нового фронта борьбы с российской агрессией», а для действующего президента ПМР Шевчука — аннулировать результаты президентских выборов, ввести чрезвычайное положение и остаться у власти. Помимо этого есть старый принцип «повязать кровью» уходящего президента США для того, чтобы заручиться поддержкой официального Вашингтона до смены хозяина Белого дома. В общем, поводов хоть отбавляй.

В этой связи особенно важно предотвратить любую возможность подобного развития событий, как в Приднестровье, так и на Украине. Спустя почти три года так называемой антитеррористической операции на Донбассе антивоенные настроения овладевают головами украинцев значительно больше, чем в 2014-м. Пацифизм очень сложно списать на «агентов Суркова», особенно когда в твой город регулярно приходят гробы с телами твоих же солдат. Поэтому есть основания сомневаться в успехе возможной военной авантюры Порошенко — украинцам надоело воевать. В свою очередь приднестровским правоохранительным органам необходимо помнить о неотвратимости наказания за исполнение преступных приказов, от кого бы они ни исходили, и четко следить за соблюдением законодательства в день выборов. Это касается также и возможных фальсификаций итогов волеизъявления. Исходя из данных социологических опросов, второго тура выборов избежать вряд ли удастся, следовательно, данная угроза останется актуальной в течение последующих двух недель, как минимум до 25 декабря. О вероятности подобного развития событий заявлял сам Шевчук, предусмотрительно принявший у себя в республике закон о предотвращении массовых протестов, который тут же обозвали «законом о беременных террористах» (в нем допускается применение силы даже против беременных женщин в случае их сопротивления сотрудникам правоохранительных органов). После этого его заявление о возможном роспуске Верховного совета Приднестровья вопреки конституции уже не вызывает удивления. К слову, ровно по такой же схеме в октябре получилось удержаться у власти у бессменного черногорского премьер-министра Мило Джукановича — в день выборов 16 октября была арестована «группа сербских военных», якобы «готовивших убийство» Джукановича «по заданию российских агентов». Дешевые провокации, увы, иногда срабатывают.

Параллельно с этим на днях прозвучало обещание российских чиновников снять торговые ограничения для молдавских товаропроизводителей, фактически вернув Молдове режим свободной торговли с Россией. В контексте того, что Кишинев имеет свободный режим торговли с ЕС, подобная уступка в связи с победой кандидата от Соцпартии Игоря Додона на президентских выборах в этой стране в ноябре выглядит, как минимум, странно. Потому как, собственно, данный вопрос три года назад стал краеугольным в отношениях не только с Молдовой, но и с Украиной и другими странами — участницами забытого уже ЕС проекта «Восточное партнерство». Тогда ради чего, спрашивается, рядились?

Во всех подобных случаях (Украина, Приднестровье, Молдова) возникает естественный вопрос — какова стратегия Москвы? В эти дни отмечают 25-летие с момента образования СНГ. Произносится много пустых и совершенно ни к чему не обязывающих пафосных фраз. Но в данном случае, мне кажется, стратегия Москвы состоит исключительно в том, чтобы удержать опасный регион от пожара новых конфликтов и войны.