Выбор «друга России» Тиллерсона госсекретарем США создаст Трампу проблемы

Реальная битва за эту должность только начинается

13.12.2016 в 16:04, просмотров: 21963

В 1975 году президенту США Джеральду Форду пришлось уволить своего министра обороны Джеймса Шлезингера за нарушение субординации. Президент приказал министру нанести военные удары по Камбодже. А тот, формально согласившись с указанием босса, счел его неблагоразумным и ничего не сделал. Не знаю, врезалась ли в память Дональду Трампу, которому в 1975 году было 29 лет, эта история. Но, принимая решение о назначении своего государственного секретаря, он явно подстраховал себя от возможности повторения чего-то подобного.

Выбор «друга России» Тиллерсона госсекретарем США создаст Трампу проблемы
Рекс Тиллерсон

Избранный президент Америки объявил о назначении новым государственным секретарем США нефтяника Рекса Тиллерсона. Для России это очень хорошая новость. Наряду с самим Трампом и будущим обладателем должности помощника президента США по национальной безопасности Майклом Флинном, Тиллерсон считается сторонником нормализации отношений между Москвой и Вашингтоном. Но вот что мешает мне радоваться: количество «дегтя в бочке с медом», которую должен выкатить Трамп, точно исчисляется не ложками. Я бы оценил соотношение меда и дегтя в «бочке Трампа» как 50 на 50.

По моему мнению, речь пока не идет о кардинальном развороте американской политики по отношению к России. Речь идет всего лишь об осторожной заявке на подобный разворот — заявке, которая будет встречена ожесточенным сопротивлением. Еще не приступив к исполнению обязанностей президента, Дональд Трамп создал все условия для грандиозной конфронтации со своими внутриполитическими противниками. И Россия — нравится ли нам это или нет — будет в самом эпицентре этой конфронтации.

Как я уже не раз писал, в американской внутриполитической жизни Россия - или, вернее, тезис о «российской угрозе» - вот уже более ста лет исполняет функцию дубинки, с помощью которой различные кандидаты в президенты США мутузят друг друга в ходе предвыборной кампании. Но обычно «срок годности» этой дубинки заканчивается в момент объявления победителя выборов.

Например, в ходе президентской гонки 1988 года республиканский кандидат Джордж Буш-старший даже отправил через посредника специальное секретное послание Горбачеву. Мол, поймите меня правильно, Михаил Сергеевич! Во время борьбы за голоса избирателей я буду вынужден говорить про вас и вашу страну не очень приятные вещи. Но если меня изберут, то у нас с вами будут вполне гармоничные отношения.

Но 2016 год стал моментом, когда все нормы и правила американской политической игры оказались перевернутыми с ног на голову. Выборы президента закончены — или будут закончены 19 декабря, когда коллегия выборщиков должна будет официально утвердить Дональда Трампа в должности президента США.

Однако дубинка по имени «российская угроза» не просто упрямо отказывается отправиться на «склад» временно ненужных политических причиндалов. Она постоянно растет в размере и имеет вполне реальные шансы нанести очень болезненный удар по носу нового президента США.

«Субстанцией», которая сделала такой рост возможным, является, как известно, атака неких хакеров на серверы руководящих органов Демократической партии США. Я понятия не имею, кто именно стоит за этими атаками и какие цели они преследовали. Но вот конечный результат их действий: выиграть Трампу они точно не помогли. «Страшные разоблачения» о том, что обязанные быть нейтральными аппаратчики Демократической партии всячески чморили несистемного демократического кандидата Берни Сандерса и подыгрывали Хиллари Клинтон, проскользнули мимо сознания американских избирателей.

Зато организаторы компьютерных атак подарили всем оппонентам Трампа идеальное политическое супероружие, «слесарный инструмент», с помощью которого можно попробовать взломать «политическую броню» нового президента США. Как и любое другое массовое сознание, американское массовое сознание построено на парадоксах. Вот один из этих парадоксов: обожая открыто вмешиваться в выборный процесс в других странах, американцы совершенно не приемлют даже намека на то, что иностранцы могут отплатить им той же монетой. Сама мысль о чем-то подобном кажется американцам страшным святотатством, своего рода надругательством над их национальным флагом.

До статуса «реального иностранного вмешательства» в американский выборный процесс хакерские атаки не дотягивают. Но в политике очень часто важным является не то, что произошло на самом деле, а то, как все можно представить, в какую обертку упаковать. Убедившись к своему - и, кстати, не только к своему - изумлению, что нападки на Трампа как на «сексиста, насильника и женоненавистника» не действуют, демократы остро нуждались в новой теме для политической атаки. Действия хакеров им такую тему предоставили.

У демократов появился повод поставить под сомнение патриотизм нового президента и его команды. У демократов появилась возможность внести смятение и раскол в ряды конкурирующей Республиканской партии. Для современной Америки все это — нечто из ряда вон выходящее.

Конечно, патриотизм действовавшего на тот момент президента ставился под сомнением и раньше. Так, например, произошло с занимавшим пост президента в 1945 — 1953 годах Гарри Трумэном. Политические оппоненты обвиняли администрацию Трумэна в том, что она кишит советскими агентам. Репутации и жизни многих политиков и государственных служащих были разрушены.

Но Трумэн был демократом, а его гонители - республиканцами. В нынешней Америки республиканцы неформально считаются обладателями своего рода «монополии на патриотизм». То, что на излете 2016 года демократы сумели кардинально изменить эту ситуацию, уже является их грандиозной тактической победой и даже своего рода политическим землетрясением. Как демократы будут развивать и углублять свой тактический успех? В самом ближайшем будущем Трампа будут атаковать по двум направлениям — с помощью всевозможных расследований, целью которых будет доказать прямую связь между хакерами и Кремлем и во время процесса утверждения членов кабинета министров сенатом.

Как сотруднику исполнительного аппарата президента, Майклу Флинну не придется проходить через это «чистилище». Но вот Рексу Тиллерсону сенатского фильтра не миновать. И проскользнуть через этот фильтр Тиллерсону будет ох как не просто. Это в России решение президента назначить на должность члена кабинета министров того или иного персонажа является окончательным и не подлежащим обжалованию. В Америке сенат с удовольствием пользуется своим правом «обжаловать» президентские решения. Например, в 1993 году Биллу Клинтону удалось назначить министра юстиции только с третьей попытки: двух первых президентских назначенцев сенаторы забраковали.

Рекса Тиллерсона точно будут «прессовать» даже более жестко, чем двух дам, которые в итоге так и не получили должность министра юстиции — Зоэ Берд и Кимбу Вуд. Под сомнение будет с гарантией поставлена пригодность Тиллерсона на роль государственного секретаря.

Назначение на эту должность профессионального бизнесмена, который никогда раньше не занимал государственные должности и не занимался публичной политикой — это в высшей степени необычный шаг. Я, честно говоря, даже не припомню прецедентов. В поисках «порочащих связей» карьеру Тиллерсона будут разве что не просвечивать под микроскопом. Ему придется «разоблачиться перед партией»: рассказать о себе если не все, то почти все.

Но в конечном итоге все решит «состязание воли» между Трампом и антироссийски настроенными республиканцами в сенате. Именно от этого зависит политическая судьба нового президента США. Именно это определит, получит ли Россия внешнеполитическую передышку и долгожданный шанс вновь в меру сил сосредоточиться на своих внутренних делах.