Трамп поверил в «вину Путина»

Как понимать нелестные для России высказывания будущего президента и будущего госсекретаря США

Что надо делать, если «друг оказался вдруг» — особенно если этот «друг» является награжденным российским орденом Дружбы кандидатом на должность государственного секретаря США или и вовсе самим следующим президентом Америки? На своей шумной и скандальной пресс-конференции Дональд Трамп заявил по поводу хакерских атак на сервера Демократической партии: «Я думаю, что это была Россия».

Как понимать нелестные для России высказывания будущего президента и будущего госсекретаря США

А на не менее шумных слушаниях в сенате Рекс Тиллерсон высказал мнение, что Россия может представлять опасность и что Обама недостаточно жестко отреагировал на присоединение Крыма к нашей стране.

Краткий ответ на поставленный в начале этого текста вопрос, с моей точки зрения, должен звучать так: ничего не делать или, вернее, смотреть и ждать. Тезис о том, что Трамп и Тиллерсон поддались давлению и отказались от курса, который они намеревались проводить в отношении России, в корне неверен. На той же самой пресс-конференции Дональд Трамп повторил свою излюбленную мысль о желательности хороших отношений с Москвой. А Тиллерсон в сенате высказал еще более крамольную с точки зрения современных западных политических стандартов точку зрения о теоретической возможности признания вхождения Крыма в состав России.

Не думаю, что озвученное кандидатом на должность государственного секретаря США условие такого признания — наличие «более широкого соглашения, которое уважало бы интересы Украины» — является реализуемым в обозримой перспективе. Но это все равно важный политический нюанс — важный и позитивный для России. В прошлом видные американские политики таких заявлений не делали. Их позиция была твердой и совершенно лишенной нюансов: Крым — не ваш, и мы никогда не признаем, что он ваш. Теперь же Рекс Тиллерсон высказался в духе «никогда не говори никогда». В дипломатии такие малозаметные мелочи имеют значение.

Или, если быть более точным, будут иметь значение — будут, если Тиллерсона утвердят на должность государственного секретаря.

Один мой знакомый, заместитель министра иностранных дел Казахстана, как-то раз отправился на слушания в местную нижнюю палату парламента, ожидая, видимо, обычный скучный бубнеж. Вместо этого спикер и другие депутаты засыпали его настолько агрессивными вопросами, что у моего знакомого сдали нервы. Из зала заседаний он в буквальном смысле сбежал, демонстрируя скорость, которой могли бы позавидовать иные участники марафонов.

Однако для России и Казахстана такие случаи — редкое исключение. Для Америки это норма. Из помещений для слушаний сената обычно, конечно, никто не сбегает. Чиновники и кандидаты в чиновники заранее знают, что их ждет. Но в глубине души многие наверняка хотели бы, чтобы у них была возможность оказаться в тот момент в другом месте. Сенаторы, которые никак не зависят от исполнительной власти, частенько обращаются с потенциальными министрами, как деды с салагами — в худшие времена армейской дедовщины.

Рекс Тиллерсон с испытанием «увидеть сенат и остаться в живых» справился как минимум на твердую троечку. Кандидат на должность государственного секретаря, на мой взгляд, достаточно убедительно доказывал сенаторам, что он свой, а вовсе не путинский агент — смотри все его не очень приятные для Кремля заявления. В то же самое время, несмотря на очень жесткое давление со стороны известного ненавистника сената Марка Рубио, Рекс Тиллерсон отказался признать Путина военным преступником.

В целом Тиллерсон сумел пока не дать никаких обязательств, которые лишали бы его свободы маневра в проведении политики в отношении России. Остается ждать, сумеет ли он из кандидата на должность государственного секретаря превратиться в полноценного государственного секретаря. Если сенаторы заупрямятся — а такую возможность на данную минуту исключать нельзя, — то это станет первым крупным поражением новой американской администрации в сфере внешней политики.

Что же касается деятеля этой администрации, который свою новую должность уже получил — самого Дональда Трампа, — то вот что, с моей точки зрения, показала его пресс-конференция: отношения между президентом Трампом и американским политическим истеблишментом будут не сильно отличаться от отношений элиты и «не имеющего никаких шансов на победу» кандидата в президенты Трампа.

По итогам пресс-конференции Трампа обвиняли в грубости и хамстве по отношению к журналистам. И действительно, если смотреть на внешнюю сторону вещей, то, например, поведение избранного президента по отношению к репортеру CNN не сильно отличалось от фирменного стиля Владимира Вольфовича Жириновского.

Трамп гневно отказался отвечать на вопрос CNN: "Вы - фейковый канал"

Смотрите видео по теме

Но если смотреть на суть событий, то претензии Трампа к СМИ и другим пропагандистам наличия «российского компромата» на избранного американского президента абсолютно справедливы.

В 1924 году первое в истории Великобритании правительство Лейбористской (Рабочей) партии во главе с Джеймсом Макдональдом установило дипломатические отношения с СССР. Уже через несколько месяцев кабинет Макдональда был отправлен парламентом в отставку, но у лейбористов оставались вполне реальные шансы получить большинство голосов избирателей на новых выборах. Однако за четыре дня до выборов в СМИ было опубликовано так называемое письмо Зиновьева. Документ, якобы составленный председателем исполкома Коммунистического интернационала и членом Политбюро ЦК ВКП(б) Григорием Зиновьевым, предписывал английским рабочим активизировать подрывную работу в армии и на флоте.

«Письмо Зиновьева» было очевидной подделкой. Но «качественная» британская пресса сделала вид, что речь с очень большой вероятностью идет о подлинном документе. В результате партия Макдональда с треском проиграла выборы.

То, что происходит сейчас с Трампом, очень напоминает британские события 1924 года. Если бы речь шла о любом другом политике, то политическая элита и СМИ точно не стали бы его ни в чем обвинять при таком «обилии доказательств». Но по отношению к Трампу политический истеблишмент занял принципиально иную позицию: он чужак, выскочка, самозванец. Чтобы от него избавиться или хотя бы прижать к ногтю, любые средства хороши.

Любопытно, что именно такая конфронтационная позиция политической элиты в очень немалой степени способствовала неожиданной победе Трампа на выборах. Трамп представил ситуацию так: меня, простого парня из народа, старательно топят завравшиеся жирные коты из Вашингтона и Нью-Йорка. И избиратели такое прочтение ситуации приняли. В 2017 году мы, похоже, столкнулись с новым витком той же самой игры.

В России принято говорить: «Нас мало, но мы в тельняшках». Посмотрим, наличествует ли этот предмет одежды в гардеробе избранного президента США.

Читайте материал «Трампа загнали в угол: Россия стала главным жупелом в США»

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27298 от 13 января 2017

Заголовок в газете: Почему Трамп поверил в «вину Путина»