Авиаэксперт объяснил, что не так со взрывом самолета Качиньского

«Виновных ищут не там, где их на самом деле надо искать»

11.01.2018 в 15:41, просмотров: 20510

Минобороны Польши обнародовало выводы собственной комиссии, занимавшейся расследованием причин крушения Ту-154М президента Польши Леха Качиньского в 2010 году под Смоленском. По версии польской комиссии, к катастрофе привел взрыв на борту самолета. Следственный комитет России назвал эту версию бездоказательной, однако польская сторона продолжает на ней настаивать. Что на самом деле стоит за этой настойчивостью, «МК» рассказал известный авиаэксперт.

Авиаэксперт объяснил, что не так со взрывом самолета Качиньского
фото: ru.wikipedia.org

Для начала напомню, что с самого начала польская сторона всячески пыталась обвинить в этой трагедии Россию — наши аэродромные службы, диспетчеров и чуть ли не лично Путина, которому, якобы, была выгодна гибель польского президента. Ничего подобного доказать не удалось, но теории антипольского заговора продолжают будоражить польские умы. В результате даже на недавней ежегодной пресс-конференции российскому президенту был задан вопрос о смоленской авиакатастрофе.

Владимир Путин назвал чушью и блефом звучащие в Варшаве заявления о причастности России к крушению самолета Леха Качиньского под Смоленском. А уж если если кто-то и заявляет о взрывах на борту, то этих злоумышленников, по мнению президента, полякам следует искать среди своих. При этом президент заметил: «Не было там никаких взрывов. Это изучено экспертами с польской стороны, и с российской… Мы переживали по поводу этой трагедии вместе с вами. Нет, нужно накручивать на голом месте».

Однако «накручивать» польская сторона не прекращает. Не сумев отыскать «российский след» в этой авиакатастрофе, в Варшаве теперь, видимо по совету нашего президента, пытаются отыскать следы своих собственных «врагов народа».

Так польская комиссия по расследованию катастрофы самолета Качиньского, созданная при их Минобороны, обнародовала технический доклад, где утверждается, что на борту самолета произошел внутренний взрыв, который разрушил левое крыло воздушного судна. Более того, взрывов, как утверждают, было несколько. А потому дерево, за которое самолет, пытаясь сесть, зацепился своим левым крылом, не было первопричиной его разрушения. Повреждения двери воздушного судна тоже, якобы, свидетельствуют о взрывах в салоне самолета.

Официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко в связи с этим напомнила, что обломки польского Ту-154М хранятся на территории России в качестве вещественных доказательств по уголовному расследованию СКР и «никаких дополнительных осмотров или исследований обломков самолета польской стороной, в том числе членами новой польской комиссии по расследованию, с 2014 года не производилось».

Вот как прокомментировал эту ситуацию «МК» экс-заместитель председателя Межгосударственного авиационного комитета (2000-2008 г.г.), ныне исполнительный директор Авиационного Регистра России Александр Книвель:

- Начнем с того, что Международная Конвенция Гражданской Авиации и ее 13-е приложение говорит о том, что расследование авиационных происшествий и инцидентов всегда ведется исключительно в целях устранения причин, которые могут повлиять на безопасность полетов в будущем. А в данном случае, на мой взгляд, идет политическая война внутри самой Польши, и эта трагедия используется одной из сторон в качестве наступательного оружия. Виновных ищут не там, где их на самом деле надо искать.

Попытка доказать взрыв на борту опирается на совершенно несостоятельные утверждения. К примеру, о каком-то анализе удара двери о землю. И это можно считать аргументом? Дверь и так, и сяк могла удариться при падении самолета. Как на этом основании можно определить взрыв — совершенно не ясно.

Однако ясно, что нормой любого утверждения о взрыве как на борту, так и на земле является наличие на месте взрыва остатков взрывчатых веществ. И поскольку этот факт самым внимательным образом изучался изначально — а версия взрыва выдвигалась сразу — и делалось это при непосредственном участии польских специалистов, все было тщательно проверено. Никаких следов взрыва не обнаружилось.

И тот факт, что поляки позже, при своих следующих расследованиях отлучили своих же собственных специалистов, участвующих в совместном российско-польском расследовании, говорит лишь о том, что их просто не устраивают те объективные выводы, которые были вполне обоснованно сделаны изначально.

Фактически поляки сейчас работают на то, чтобы увести следствие от того факта, что в кабине пилотов находился посторонний человек, который их отвлекал. Летчики наверняка бы ушли на второй круг, или другой аэродром, не будь на них постороннего давления и предыдущего случая, когда Качинский летел в Грузию. Напомню: он тогда спешил поддержать Саакашвили во время «революции роз», а пилот из-за плохой погоды отказался сажать его самолет в Тбилиси и ушел на другой аэродром, откуда Качинский был вынужден добираться на машине и потому опоздал. За это летчика, который, между прочим, точно следовал авиационным правилам, уволили. А второй пилот, который тогда был с ним, и над которым тоже пронеслась «гроза», видимо хорошо усвоил этот урок.

Во время смоленской трагедии этот второй пилот стал уже командиром экипажа самолета Качинского. К тому же ему, наверняка, намекнули, что с ним будет тоже самое, что и с его бывшим командиром — уйдет отдыхать навсегда — если не посадит самолет там, где от него требуют. Так что пилот в сложившейся ситуации явно подстраховывался, и сделал это с риском для своей жизни, а также всех тех, кто находился с ним на борту.

Так что считаю, что эта так называемая польская комиссия пытается всю неприглядность этой ситуации как-то нивелировать. Одновременно подобными выводами в Варшаве закладывается «политическая бомба», которая должна взорваться в интересах тех, кому это сейчас выгодно на арене политической борьбы в Польше.

Справка «МК»:

Самолет Леха Качиньского разбился под Смоленском 10 апреля 2010 года. Все 96 человек, находившиеся на борту, погибли. Качиньский летел на траурные мероприятия в Катынь, где захоронены польские военнослужащие, расстрелянные в 1940 году.

Самое интересное за день в «МК» - в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.