Возможен ли ограниченный ядерный удар без последствий для агрессора

Эксперты уверяют, что ответ будет по-любому

28.02.2018 в 21:30, просмотров: 10183

На конференции по разоружению в Женеве, глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что американские военные постепенно готовят своих европейских коллег к возможности применения тактического ядерного оружия против России. На чем основаны опасения российского министра, попытался проанализировать журналист «МК».

Возможен ли ограниченный ядерный удар без последствий для агрессора
фото: pixabay.com

Напомню, что Россия не раз призывала Штаты вывести свое ядерное вооружение из Европы. По подсчетам специалистов, сегодня на военных базах НАТО в Германии, Бельгии, Италии, Нидерландах и Турции, Вашингтон хранит порядка двухсот авиабомб, что является прямым нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия. Более того, эти авиабомбы в последнее время модернизируются.

Так, например, устаревшей ядерной бомбе B61, которую называли бомбой одиннадцати президентов, США планируют продлить срок службы еще минимум на 20 лет. Новый образец B61-12 будет иметь боезаряды мощностью 0,3 кт, 1,5 кт, 10 кт и 50 кт и сможет более точно поражать цели, так как получит современный хвостовой отсек, где расположится суперсовременная система наведения, использующая спутниковую навигацию. Эти бомбы планируется разместить на европейских авиабазах стран НАТО. Под них так же модернизируют носители — бельгийские, голландские и турецкие F-16А/В, а так же истребители-бомбардировщики «Торнадо» из состава немецких и итальянских ВВС.

Кроме того, комплексы глобальной системы ПРО, которые США развертывают в позиционных районах в Румынии и Польше, фактически имеют двойное назначение. Они могут оснащаться как противоракетами, так одновременно и средствами ядерного нападения. Никакого договорного контроля за этим процессом на сегодня не предусмотрено. Получается, что под видом развертывания системы ПРО, Штаты получают возможность сверх уже имеющихся боеголовок, дополнительно развернуть в Европе еще некоторое количество ядерных боезарядов малой мощности.

Кстати, в общепринятой классификации, малой считается мощность до 20 кт. Напомню: авиабомба «Малыш», сброшенная американцами в августе 1945 года на Хиросиму, была эквивалентна 13-18 кт.

Как подчеркнул в своем выступлении в Женеве глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, Россия не имеет в своем арсенале развернутого тактического ядерного оружия. «Мы сосредоточили имеющиеся боеприпасы на центральных базах хранения на своей национальной территории, - сказал министр. - В этих условиях наличие готовых к применению тактических ядерных вооружений США в Европе — не просто рудимент «холодной войны», а явно агрессивная позиция». По словам Лаврова, «всем должно быть понятно, что тем самым военные США готовят вооруженные силы стран Европы к применению тактического ядерного оружия против России».

В подтверждение слов российского министра, следует сказать, что США своих планов по применению тактического ядерного оружия даже не скрывают. Совсем недавно, буквально в начале февраля, в США была обнародована новая ядерная доктрина, разработанная по поручению президента Трампа, которая предполагает полную модернизацию ядерной триады страны. В доктрине прямо говорится, что для защиты американских интересов и стран НАТО у США есть ядерное оружие передового базирования в Европе. Применить его, в соответствии с новой доктриной, США готовы даже в том случае, если против них, либо их союзников, будет применено не только ядерное, но и обычное вооружение.

Для сравнения: российская доктрина допускает ответное применение ядерного оружия исключительно в случае нападения на нас, либо наших союзников с использованием оружия массового поражения. А так же при таком нападении на нашу страну, когда под угрозу ставится само существование государства .

В варианте американской ядерной доктрины критерии возможности применения ядерного оружия очень размыты. Одновременно особо подчеркивается, что Пентагон готов создавать маломощные ядерные бомбы, которые могут использоваться не обязательно для стратегического, но и для тактического ядерного удара, то есть во время ограниченной войны.

Таким образом, новая ядерная доктрина США как бы готовит мировое общественное мнение к тому, что ядерное оружие не такая уж страшная вещь. Его применение не обязательно ведет к всемирной ядерной катастрофе. Это оружие вполне можно применять локально для нанесения ущерба тем странам, которые в Вашингтоне посчитают врагом или агрессором.

А как умеют «считать» в Вашингтоне мы хорошо знаем: потряс госсекретарь Колин Пауэлл в Совбезе ООН пробиркой с белым порошком, и вот уже есть повод бомбить Ирак. И не важно, что потом никакого химоружия там не нашли, главное — враг и агрессор повержен. А теперь еще против такого агрессора американская ядерная доктрина допускает и применение тактического ядерного оружия.

При этом новая американская ядерная доктрина преподносится миру исключительно как вынужденный ответный шаг США на агрессивные планы Ирана и КНДР, а также Китая и России.

В частности, документ обвиняет Тегеран в создании баллистических ракет, которые теоретически возможно оснастить ядерными боеголовками и тогда они будут «угрожать войскам США, их союзникам и партнерам в регионе и за его пределами». В Азиатско-Тихоокеанском регионе главной угрозой США называет Пхеньян. Но все же самой серьезной проблемой для безопасности США документ объявляет Китай и Россию. А потому, как там говорится, никаких сокращений стратегических ядерных вооружений ждать не стоит. Что касается тактических ядерных вооружений, то их убирать из Европы США тоже не собираются, а напротив, приступают к их модернизации.

Такая позиция, считают эксперты, говорит о том, что в США во власти оказались ряд ряд политиков, которые в основу применения вооруженных сил закладывают тезис о возможности ограниченной ядерной войны. Они уверены, что ядерная война может быть развернута где-нибудь далеко — на Ближнем Востоке, в крайнем случае в Восточной Европе поблизости от России, но уж точно не у территории США, надежно защищенных от нее расстоянием и океаном.

Но по мнению здравых аналитиков, этой большой американской иллюзии не суждено сбыться. На сегодня не существует никаких — ни политических, ни военных, ни экономических — гарантий того, что начавшись, такая война не превратится из ограниченной в глобальную. И главный вопрос, который теперь здесь возникает — это позиция Европы: а захочет ли она, пусть даже из большой любви к США, стать полем боя и одновременно мишенью ограниченной ядерной войны?

Возможно, поэтому в своей речи в Женеве, глава российского МИД Сергей Лавров обратился к залу с такими словами: «Надеюсь, европейским гражданам удастся сказать твердое «нет» размещению на своей территории оружия самого массового уничтожения, причем принадлежащего тому единственному государству, которое уже применило его против населения Хиросимы и Нагасаки».

...Ответное слово теперь за Европой.