Двигателем революции в Армении стала убогая экономика: треть граждан нищие

И майдан, и не майдан

24.04.2018 в 14:30, просмотров: 23243

Премьер-министр Армении Серж Саргсян под давлением протестующих покинул свой пост. Власть временно перешла к первому вице-премьеру Карену Карапетяну. Но лидер протестов Пашинян не успокаивается. Завтра он намерен провести переговоры с Карапетяном о «передаче власти». Многие уже усмотрели параллели между армянскими событиями и украинским майданом, между Саргсяном и Януковичем и напророчили Москве скорый «уход» из Армении, а там и с Южного Кавказа в целом. Есть ли основания для таких опасений?

Двигателем революции в Армении стала убогая экономика: треть граждан нищие
фото: AP

Сталкиваясь с несправедливостью и произволом со стороны власть имущих, «маленький человек», как правило, утешает себя мыслью, что «высшие силы» обязательно накажут обидчика. Я не считаю, что каждый непременно получает по заслугам еще при жизни. Иначе некоторые субъекты современной политики были бы испепелены ударом божественной молнии прямо у нас на глазах. Однако пример постсоветских стран демонстрирует одну интересную закономерность: способ прихода политика к власти предопределяет способ его ухода.

В 2003 году Эдуард Шеварднадзе ушел с поста президента Грузии под давлением массовых уличных протестов. К власти пришел Михаил Саакашвили. Спустя 9 лет партия Саакашвили проиграла выборы на фоне массовых уличных протестов, и его планы продолжить править Грузией уже из премьерского кресла оказались сорваны.

В Абхазии тандем Сергей Багапш – Александр Анкваб пришел к власти на волне уличных протестов, главным «режиссером» которых считают Анкваба. После кончины Багапша Анкваб стал первым лицом республики. Однако в 2014 году он был вынужден досрочно покинуть пост президента на фоне народных волнений.

3 февраля 1998 года первый президент Армении Левон Тер-Петросян ушел в отставку. Сделать это ему «настоятельно порекомендовали» ближайшие соратники: премьер-министр Роберт Кочарян, министр обороны Вазген Саркисян и министр внутренних дел и национальной безопасности Серж Саргсян. Новым президентом вскоре стал Кочарян, затем его сменил еще один участник дворцового переворота - Серж Саргсян. Оба политика – выходцы из Карабаха. Поэтому их было принято обозначать как «карабахскую группу», которой противостояла «ереванская» - группирующаяся вокруг Тер-Петросяна столичная либеральная прозападная интеллигенция.

Впрочем, все эти деления достаточно условны. В случае Армении привычные схемы не работают. Каждый ее житель – это прежде всего армянин, а уж потом – либерал, коммунист, западник или евроскептик. Все это вторично, а первично то, что Армения это одна большая семья, и все внутренние разборки там – это разборки между своими. В этом смысле она похожа на Абхазию. Хотя то, что главный смутьян – Никол Пашинян – в 2008 году был членом предвыборного штаба кандидата в президенты Левона Тер-Петросяна, наводит на определенные размышления.

Мы поговорили с двумя признанными специалистами по Армении: политологом Сергеем Маркедоновым и известным армянским экспертом и журналистом, бывшим главным редактором газеты «Республика Армения» Арменом Ханбабяном.

- Можно ли назвать происходящее в Армении цветной революцией?

Сергей Маркедонов: «Я довольно скептически отношусь к идее цветной революции. В каждом конкретном случае на постсоветском пространстве – будь то Украина, Грузия, Киргизия, Абхазия, Армения - очень разные причины и разные последствия.

У нас принято считать, что в результате массовых протестов всегда получается что-то антироссийское. Но в Абхазии два раза власть менялась в результате массовых протестов, и ничего антироссийского не произошло. В Киргизии произошли две революции, но в результате американскую базу из страны выдворили. Поэтому не совсем корректно говорить, что за массовыми протестами обязательно стоит госдеп и американские интересы».

Армен Ханбабян: «Я не знаю, насколько эта революция может носить название цветной, но на самом деле в Армении произошла революция. А вот какого она цвета, пусть каждый определяет на свой вкус».

- Чем же вызваны массовые уличные выступления в Ереване?

Маркедонов: «Было большое недовольство лично Сержем Саргсяном, а также социально-экономической ситуацией. Это недовольство возникло не на пустом месте. В 2008 году приход Сержа к власти сопровождался силовыми действиями. Ленин в свое время говорил, что «страна беременна революцией». Так и армянская власть была беременна нелегитимностью. Недовольство было связано и с тем, что значительная часть населения считала выборы в 2008 и 2013 году сфальсифицированными. Вот этот коктейль дал определенный результат».

Ханбабян: «Серж несколько раз говорил ранее, что после окончания своего второго срока не будет претендовать ни на какую государственную должность, но свое обещание нарушил, поддавшись уговорам «товарищей по партии», как он сам говорил, и решил стать премьер-министром. Это очень негативно восприняли в обществе. Но это лишь повод. Причина совсем в другом.

Положение в Армении очень тяжелое. Экономическое, социальное, психологическое. Официально 30% населения находится за чертой бедности. 5% называются «крайне бедными», что означает нищету. Практически отсутствуют социальные лифты. Людям очень трудно пробиваться, строить карьеру или бизнес, потому что царит тотальная коррупция. Человек не может поступить на работу, потому что у него не хватает денег дать взятку. Не может получить новую должность по той же причине. Люди не уверены в завтрашнем дне. Больше всего возмущает несправедливость сложившейся ситуации».

Справка «МК». "Официальная средняя зарплата в Армении составляет около 185 тысяч драмов (23700 рублей), однако, если исключить из общего списка олигархов, то большинство зарабатывает чуть больше половины от этой суммы (около 12 тысяч рублей). При этом, по официальным данным, 18% армян безработные, а 30% находятся за чертой бедности.

Катастрофические цифры объясняются тем, что пенсия в Армении составляет 41 тысячу драм (около 5200 рублей). И это несмотря на то, что за зиму жителям Еревана за один только газ приходится платить до 60 тысяч драмов (около 7,7 тысяч рублей), а летом — до 20 тысяч драмов (около 2,5 тысяч рублей).

Что касается продуктов питания в Ереване, то они ненамного дешевле московских. Например, цены на колбасу начинаются от 1,5 тысяч драмов (200 рублей), макароны — 450 (58 рублей), десяток яиц — 700 (80 рублей), сыр и мясо — 1,7 тысяч драмов (217 рублей)".

- Чем было вызвано решение Саргсяна уйти в отставку?

Маркедонов: «Он достаточно сильный политик, который испытывал прессинг много лет и умеет работать в жесткой парадигме. Почему он решил уйти? Думаю, он в какой-то момент не захотел повторения ситуации 2008 года. Были опасения, что могут произойти столкновения, а это может спровоцировать Азербайджан на какие-то действия в Карабахе. Не исключено, что внутри правящей элиты ему были сделаны определенные подсказки. Думаю, было опасение, что прольется кровь».

Ханбабян: «Дело в том, что никто не ожидал, что в результате десятидневных протестов Серж Саргсян подаст в отставку. Однако это произошло. Он мог бы подавить эти выступления силой, правда, в таком случае пролилась бы очень большая кровь, что в Армении не прощается.

Уход Сержа явно был настойчиво подсказан ему со стороны. А вот с какой стороны – надо еще посмотреть. Это станет ясно после того, как начнет работать новое правительство. Сейчас первый вице-премьер Карен Карапетян назначен исполняющим обязанности премьера. Так что в обозримой перспективе ничего пока не изменится. Хотя Армения и встала на путь парламентской республики, в стране есть президент - Армен Саркисян. Так что никакого безвластия не будет».

- Сыграла ли какую-то роль в событиях борьба «ереванского» и «карабахского» кланов?

Маркедонов: «Понятие «карабахский клан» более характерно для эпохи Кочаряна, чем Саргсяна. Очень много людей сегодня во власти, которые никакого отношения к Карабаху не имеют. Карена Карапетяна тоже называют карабахским, но он просто оттуда родом, а фактически его карьера связана с Газпромом, и его скорее можно назвать газпромовским, чем карабахским».

Ханбабян: «Этот момент сейчас вообще не рассматривается. Карабах - это та «священная корова», которую ни при какой ситуации затрагивать нельзя. Если представить, что во время масштабных протестов вдруг в Карабахе возникла бы тяжелая ситуация, то на следующий день на улицах не было бы ни одного человека, и масса людей отправилась бы в зону боев».

- Какие силы стоят за протестующими?

Маркедонов: - Нельзя сказать, что это какие-то вполне определенные силы. Пашинян? А какой у него уровень популярности? Он не слишком велик. Многие люди, которые выходили на эти акции, говорили, что от Пашиняна они совершенно не в восторге. Его вынесла наверх уличная волна. Я не уверен, что именно он будет основным бенефициаром от смены власти.

- Да, но на майдане в 2013 году Яценюк и Кличко тоже большинством не воспринимались как будущие лидеры…

- Но это не майдан. Почему надо обязательно сравнивать с украинским майданом? По каким-то внешним признакам есть что-то общее, но глубинно это совсем другое. На украинском майдане много говорили о цивилизационном выборе, о внешней политике, о европейских ценностях. Во время протестов в Армении внешняя политика была отодвинута на второй план. Пашинян прежде выступал достаточно критически по отношению к евразийской интеграции, но вдруг резко замолчал. Потому что телегу впереди лошади не ставят. Сейчас у оппозиции в Армении совсем другие задачи.

- Так, может быть, они просто решили скрыть до поры до времени свои истинные намерения в геополитическим плане?

- Ну а куда они денутся? Как они будут решать карабахский конфликт без России? Как они будут решать без России проблему с Азербайджаном? Я этого не представляю. Пока Турция в НАТО, говорить о том, что у Армении есть выбор, аналогичный выбору Грузии и Украины, невозможно.

Ханбабян: - Изначально Никол Пашинян и его соратники особо пророссийских тенденций не проявляли. Они даже выступали в парламенте, предлагая обсудить, желательно ли продолжение пребывания Армении в евразийском союзе. Но когда начались протесты, все подобного рода высказывания исчезли. Не думаю, что при любом исходе произойдет отдаление Еревана от Москвы. Да это даже и физически невозможно, учитывая целый ряд военно-политических и экономических обстоятельств.

- Как будут теперь выстраиваться отношения Армении с РФ?

- Очень многое зависит от того, какая тональность сейчас будет избрана в РФ в отношении этих событий. Пока позиция Москвы весьма сдержанная.

До следующих парламентских выборов будет происходить дележка наследия Саргсяна, и большинству будет не до геополитических конфигураций. Очень интересной будет роль Карапетяна. Он сейчас фактически реальный руководитель страны. Сам по себе персонаж довольно любопытный. Я как-то сравнивал его с Евгением Примаковым. Это человек, который вроде бы при власти, но не слишком связан с какими-то внутренними дрязгами.

Проблема Пашиняна в том, что он мастер уличных акций. Он оратор, организатор. Но это совсем не то, что заниматься экономикой, внешней политикой, ему все равно потребуются кадры реальных управленцев. Пока идут предвыборные баталии, вопросы внешней политики отойдут на второй план. И здесь Москве крайне важно не упустить ситуацию и попытаться наладить контакты. У Карапетяна хорошие связи с Москвой, это нужно использовать. Большая проблема в России на армянском направлении - это то, что долгие годы делали ставку на Сержа, считая, что он будет всегда.

- Сыграл ли свою роль в нынешних событиях тот факт, что в свое время Кочарян и Саргсян сами пришли к власти путем переворота, и те силы, которые тогда были отстранены от власти, отплатили им той же монетой?

Ханбабян: «Тер-Петросян подал в отставку сам. Как тогда говорили, под давлением своих соратников. Но та история была намного более глубокая. Дело в том, что тогдашний министр иностранных дел РФ Евгений Примаков разработал некий план решения карабахской проблемы. Обсудив его с Тер-Петросяном, решили выдать его за план Тер-Петросяна. Этот план оставлял Карабах де-юре в составе Азербайджана, де-факто выводя его из подчинения Баку.

Тер-Петросян выступил тогда со статьей «Война или мир: пора призадуматься», в которой писал, что было бы правильно пойти на разумный компромисс на пике победы, которую одержала армянская сторона. Это был план Примакова. Но он был жестко отринут ястребами в Москве, генералы убедили Ельцина, что это означает отпустить Армению в «свободное плавание».

От плана отказались, и тогдашний министр обороны Вазген Саркисян по прямому указанию из Москвы предложил Тер-Петросяну подать в отставку. И Ельцин, который называл Тер-Петросяна «Лёвушкой», чему я лично был свидетелем, пальцем не пошевелил. Это информация из моих достоверных источников».

01:16

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.