Пороховая бочка Европы: как России восстановить свое влияние на Балканах

Эксперты: из ориты российского влияния исключены Черногория, Македония, Албания

28.09.2018 в 10:10, просмотров: 2161

Балканы – регион, который называют то «пороховой бочкой», то «мягким подбрюшьем» Европы. Здсь переплетено множество вненших и внутренних противоречий, задействованы региональные и глобальные игроки. Куда идут Балканы? И какова здесь новая парадигма сотрудничества для России? Этому посвящен доклад, подготовленный экспертами Валдайского клуба – доцента Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», старшего научного сотрудника Института Европы РАН Екатерины Энтиной, научного сотрудника Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН Александра Пивоваренко и директора Адриатического совета (Adriatic Council) Деян Новакович (Словения).

Пороховая бочка Европы: как России восстановить свое влияние на Балканах
фото: pixabay.com

Внутриполитическая ситуация на Балканах, говорится в докладе, определяется сочетанием двух факторов: растущего транзитного значения региона и периферийного положения в социально-экономическом смысле. Масштабный политический кризис, так или иначе, затронул все страны региона. При этом большое влияние на внутриполитические процессы балканских стран оказывают внешние игроки – прежде всего, ЕС и США. Однако, отмечают авторы доклада, «было бы неразумно сводить все кризисные проявления лишь к внешнему вмешательству и обвинениям в попытках «раскачать» ситуацию и дестабилизировать регион»: есть объективные предпосылки для дестабилизации, заключающиеся в ухудшавшейся в последнее десятилетие экономической ситуации, нерешённости национальных, территориальных и политических противоречий. Нельзя исключать, что некоторые кризисные проявления являются «управляемым кризисом», инспирированным балканскими лидерами для решения своих внутренних задач. С другой стороны, распространение на Балканах «протестного голосования» показывает, что доверие к нынешним политическим элитам подорвано — существует запрос на альтернативную повестку. Не следует забывать и о том, что на Балканах актуализируются нетрадиционные угрозы (например криминальный трафик).

И на фоне всех этих проблем Балканский регион сталкивается с нарастающим внешним влиянием. В числе основных участников можно назвать Евросоюз, США, Китай, Турцию, арабские страны, а также Россию.

Евросоюзу за последнюю пару десятилетий в целом удалось сформировать лояльные и лично зависимые политические элиты на Западных Балканах, полагают авторы доклада: «Но сделано это было ценой отказа от плюрализма мнений, верховенства права и гражданского общества. Как следствие, во многих балканских странах институты не работают сегодня должным образом, а линии противоречий касаются не только вопросов отношения к тем или иным геополитическим игрокам, но и проблемы ценностей».

С 2016 г. активизировали своё присутствие на Балканах Соединенные Штаты по нескльким линиям (противодействие российскому «ассиметричному» влиянию, реформирование «неприсоединившихся» балканских стран согласно стандартам НАТО, усиление давления на страны, демонстрирующие признаки многовекторности, прежде всего Сербию).

Впрочем, говориится в докладе, как в подходах как США, так и ЕС упускается важнейшее звено: завершённая военно-политическая интеграция в условиях проблемного региона не обязательно означает успех интеграции экономико-политической.

Еще одним внешним игроком на балканском поле становится все более активнее Китай, которому Балканы интересны как рынок сбыта и как транзитный регион, обладающий большим количеством относительно слабо загруженных портов и верфей, что даёт точки входа для доставки китайской продукции в Европу. «Колоссальное преимущество Китая по сравнению со всеми другими игроками на Балканах состоит также и в том, что никто не видит в нём опасности. Он не представляет угрозу ни в качестве гегемона, ни в качестве радикальной силы или спойлера. В результате страны региона сами обращаются к Пекину за поддержкой».

С учетом особенностей этно-конфессионального фактора на Балканах пытаются играть большую роль Турция, с одной стороны, и арабские страны, с другой. В частности, в 2009 г. Анкара официально провозгласила доктрину «ноль проблем с соседями» по периметру своих границ. При этом «Турция всё больше и больше расходится с остальными партнёрами по НАТО в понимании общности интересов безопасности в большом регионе». Анкара в последние годы весьма успешно балансирует и во внутрирегиональном политическом контексте. Она была первой страной, признавшей независимость Боснии и Герцеговины и Македонии, а впоследствии — и самопровозглашённой Республики Косово. Турция стала первым государством, открывшим у себя дипломатическое представительство последней. Однако это не помешало выстраиванию конструктивных отношений с Сербией, которая является наиболее важным рынком для турок в экс-Югославии.

У России солидный опыт взаимодействия с Балканами накопился еще со времен Петра I. Но, судя по выводам авторов доклада, здесь дело обстоит совсем не гладко. Если уровень отношений с Сербией является высоким, то взаимодействие с Черногорией находится в самой низшей точке за три века дипотношений. Из орбиты российского внимания фактически исключены Македония и Албания. Босния и Герцеговина как объект внешней политики де-факто существует только в формате взаимоотношений с Республикой Сербской. «То, как легко и неожиданно Россия проиграла партию за Черногорию, последовательно дружественную ещё с начала XVIII в. страну, прослывшую в конце 2000-х гг. «подмосковной Адриатикой», показало, что внешнюю политику нельзя было строить лишь на масштабных закупках недвижимости, обещании инвестиционных проектов и разговорах о «вечной дружбе», – говорится в докладе. – Вступление Черногории в НАТО послало сигнал балканским народам, что ориентация на Россию не означает автоматическую защиту и поддержку в момент принятия определяющих решений по региону, а России, в свою очередь, дало понять, что партнёрство в регионе не может выстраиваться лишь на солидном историческом прошлом».

Но несмотря на все, запрос на Россию в регионе по-прежнему существует: «Как ни странно, он во многом стимулируется антироссийской информационной кампанией, запущенной Западом в 2014 г. Старания Запада представить Россию монстром, который дискредитирует интеграционные усилия Запада – вмешивается в ход выборов в Черногории, планирует убийство черногорского лидера, сбивает с истинного пути Сербию и Македонию, «запускает руку» в хорватский бизнес — парадоксальным образом утвердили Россию в качестве «мировой силы» в глазах балканской общественности. Православные и традиционно прорусские силы в регионе увидели в этом возрождение «имперской» России. Остальные же — возвращение России на мировую арену в качестве глобальной альтернативы, что интересно для балканских политических кругов, исторически получающих дивиденды от игры на великодержавных противоречиях. Этим можно и нужно пользоваться».

Авторы доклада считают, что России необходимо заложить отход от исключительной ставки на «привилегированное двустороннее партнёрство», проводившееся в 2000-е гг. «Как показала история с Черногорией, стратегия двустороннего сотрудничества не даёт гарантии от недружественных жестов. С 2014 г. происходит вытеснение России с Балкан, что означает крах надежд Москвы на коллективную систему европейской безопасности. «Окно возможностей» для Москвы стремительно сужается. Сербия и Македония, вслед за Черногорией, становятся ближе к НАТО». Альтернативой должно стать многостороннее и многовекторное партнёрство со всеми странами региона (при сохранении достижений партнёрства двустороннего). Необходимо развивать взаимодействие не только в политической и экономической сферах, уверены авторы доклада, но и научной, гуманитарной и культурной областях (например, сделать ставку на возможность бесплатного или условно платного изучения русского языка в школах, ативизировать сотрудничество российских научных и экспертных центров с представителями российского бизнеса и политического истеблишмента).