«Лидеры России» становятся площадкой для перезапуска кадровых лифтов в стране

Успех конкурса решает задачи подготовки управленческой элиты в сфере государственного менеджмента

17.03.2019 в 19:39, просмотров: 1795

Финал второго сезона «Лидеров России» — самого масштабного управленческого конкурса в новейшей истории страны — продемонстрировал запрос общества и управленческого класса на создание новых, высокоэффективных площадок для решения кадрового вопроса. Перманентная нехватка квалифицированных кадров, и особенно кадров для управления (причем как в сфере государственного менеджмента, так и в бизнесе и корпоративном управлении), является одним из препятствий на пути качественного экономического прорыва.

«Лидеры России» становятся площадкой  для перезапуска кадровых лифтов в стране
Фото: лидерыроссии.рф

Долгие годы одной из проблем отечественной системы подготовки и расстановки кадров являлась непрозрачность процедуры. Это приводило к невозможности амбициозным и эффективным кандидатам проявить себя в рамках решения масштабных задач по обеспечению экономического роста и созданию широкой кадровой «скамейки запасных» для этих задач. И «Лидеры России» за прошедшие два сезона смогли доказать, что идеология перезапуска кадровой политики — и в первую очередь в регионах — полностью себя оправдала.

Даже если не брать в расчет многочисленные истории успеха конкретных людей (которые, безусловно, важны как им лично, так и другим потенциальным участникам в будущем, демонстрируя принципиальную возможность роста), конкурс уже стал триггером системных изменений в восприятии региональными элитами посылаемых федеральным центром сигналов в сфере изменения подходов к созданию управленческого костяка прорыва.

Главный показатель этого — запуск во многих субъектах федерации аналогичных кадровых проектов. Это и «Мой Дагестан», и «Команда-2018» в Псковской области, и конкурс «Новая высота» в Кабардино-Балкарии, и «Команда Республики Коми», и «Лидеры Тамбовщины». Аналогичные проекты запущены в Новосибирской области, на Дальнем Востоке (в частности, на Сахалине), в ряде регионов Центральной России. Интересно отметить, что ряд крупных корпораций, которые являются партнерами федеральных «Лидеров России», видимо, посмотрев на текущие успехи конкурса и перспективные направления для развития кадров и управленческой мобильности, решили запустить похожие проекты и у себя. Это, к слову, является отличным ответом всем кликушествующим критикам конкурса, поскольку крупные корпорации никогда не будут попусту тратить ресурсы на неперспективные и малоэффективные предприятия, уж они то деньги считать умеют. Если по пути «Лидеров» пошли крупные корпоративные структуры, то это показатель того факта, что они всесторонне оценили все риски и преимущества предлагаемой «Лидерами» модели и она признана соответствующей современным запросам в сфере менеджмента.

Собственно говоря, именно такой широкий охват самой системной модели, программных принципов, лежащих в основе «Лидеров России», и создают целый каркас управленцев нового типа в стране. Постепенно образуется плотная сетевая структура прошедших кадровые конкурсы на федеральном, региональном и корпоративном уровне управленцев. Эта страта имеет доступ как к горизонтальным и вертикальным коммуникациям в своем сетевом «коммьюнити», так и возможность делиться идеями, получать позитивную обратную связь от наставников и что самое главное — за счет совокупного социального капитала в будущем влиять на кадровые процессы на всех этажах и уровнях власти и бизнеса в стране.

России сегодня как никогда нужны эти молодые, амбициозные, профессиональные и любящие свою Родину управленцы, их наличие — неотъемлемое условие реализации масштабных задач, стоящих перед страной, будь то исполнение майских указов президента и нацпроектов, инфраструктурное развитие, перевод экономики на цифровые рельсы.

В этой связи следует отметить вот еще какой момент. Лучшим показателем успешности конкурса является уровень востребованности его участников после его окончания. Можно проводить сколько угодно конкурсов и реализовывать какие угодно инициативы по наставничеству, однако если по итогу кадровый потенциал оказывается невостребованным, то, собственно говоря, все становится профанацией. Анализ биографии прошлых и нынешних участников «Лидеров России» показывает, что за них начинается форменная охота еще на стадии участия. Например, финалист этого сезона «Лидеров России» Роман Беагон уже получил предложение возглавить управление по культуре администрации Нижнего Новгорода. А сам в прошлом победитель конкурса губернатор Ямало-Ненецкого АО Дмитрий Артюхов назначил на пост руководителя регионального департамента госзаказа полуфиналиста конкурса Олега Клочкова. Другие руководители регионов также публично заявляют о том, что участники проекта смогут реализовать свои управленческие таланты в их командах, многие уже получили соответствующие предложения.

Все это стало возможным также и благодаря отлично проработанной с методологической стороны системы оценки самих участников и их персональных и профессиональных качеств. Тут и повторные тестирования для полуфиналистов, и обновленные критерии экспертных оценок, и сама многоуровневая система отбора, которая фиксирует не только какой-то статичный объем знаний, но и практические компетенции. Стоит отметить, что организаторы «Лидеров» замахнулись на довольно неординарную проблему. Дело в том, что в отечественной (да и мировой) образовательной практике фактически нет успешных кейсов запуска системы отбора кадров на основе меритократических (личностных) критериев. Если просто тестировать на знания, то «провисает» практико-ориентированный блок. Если оценивать людей чисто с аппаратной точки зрения и наличия каких-то неявно формализуемых заслуг, рискуем получить абсолютно забюрократизированный, неповоротливый, а главное — непрозрачный для талантливых людей «со стороны» механизм. «Лидеры России» демонстрируют нам в режиме онлайн как раз такую амбициозную попытку создания сбалансированного «конвейера по производству» управленческой элиты страны. И успех этой задумки нужно воспринимать как успех всей страны, поскольку задачи, решаемые в рамках «Лидеров России», как раз и являются отражением общегосударственных нужд.