Стрелков и Квачков арендовали опенспейс в коворкинге

Оргкомитет Объединенной оппозиции обсудил революцию

05.06.2019 в 18:36, просмотров: 31862

Оказывается, у нас замышляется революция. В среду оргкомитет Объединенной оппозиции (есть и такой) обсуждал тему: «Россия: революция или эволюция?». На полном серьезе и с озабоченными лицами. Поскольку среди лиц оказались руководитель движения «Новороссия» Игорь Стрелков, общественный деятель Владимир Квачков, протоиерей Всеволод Чаплин, а также был обещан Сергей Удальцов, «МК» решил поприсутствовать на мероприятии.

Стрелков и Квачков арендовали опенспейс в коворкинге

Вселенная начала подавать мне знаки еще по дороге на заседание. В метро попался ретро-поезд, на выходе из подземки уличный музыкант пел нетленку Цоя «Перемен», а на лестнице, ведущей к месту сбора оппозиции, встретился Квачков.

Оргкомитет Объединенной оппозиции арендовал для мероприятия опенспейс в коворкинге. Это не я придумал, это мне так объяснили, как место найти. Проще говоря, сняли небольшой конференц-зал у конторы, предоставляющей рабочие места за компьютерами за деньги.

Оппозиционеров оказалось девять человек. Журналистов, считая меня, четверо.

Поскольку Удальцова с утра увезли в суд по очередному административному делу, идеи «Левого фронта» озвучивал его представитель. Коротко и по делу. «Левый фронт» за расширение массовых акций протеста, сейчас это в первую очередь акции против мусорных полигонов, старается их поддерживать. Что касается политической деятельности, то фронт сотрудничает с коммунистами, в том числе по вопросам выборов.

Руководитель движения «Свободная Россия» Игорь Скурлатов тему революции едва не убил, заявив, что сейчас в стране нет предпосылок для формирования революционной ситуации. И от Ленина нырнул глубже в историю, к народовольцам. Нужен, сказал, эволюционный путь — хождение в народ. Правда, оговорился, что под народом в данном случае понимаются представители власти, в большинстве своем силовики. И даже намекнул, что есть поддержка в верхушке ФСБ, где недовольны нынешним положением дел. На них-то и будет опора, когда придет время менять власть. А что касается уличных акций, то Скурлатов предложил формирование команд для подавления майданов, которые могут устраивать либералы и «назначенный Кремлем оппозиционером» Навальный.

Игорь Стрелков, в свою очередь, тоже заявил, что революция, аналогичная 1917 году, сейчас невозможна. Но для «верхушечных переворотов» время отличное. Поскольку у нас отрицательная эволюция, а с 1991 года — вообще обвал. Но теперь элиты наверху делят власть, так как у Путина последний срок, и не исключено, что они могут начать устраивать перевороты, опираясь в том числе на майданы.

А если патриотическая оппозиция начнет противодействие майданам, то по ней ударят с двух сторон. Сначала майдановцы, а потом власть, против которой выступал Майдан. Это он вынес из киевского опыта. Так или иначе, катастрофа, по мнению Стрелкова, неизбежна. Но нужно искать точки соприкосновения с той частью силовиков и деловых людей, которые не заинтересованы в развале России.

Владимир Квачков как православный социалист вернул революцию за стол и процитировал сам себя: русская революция неизбежна. Все потому, что страна катится в пропасть. Тем более что «у нас религия денег, нам нужно избавиться от этого религиозного дурмана. Или правда, или капитализм; русский народ за правду, а капитализм — против правды».

Протоиерей Всеволод Чаплин как представитель организации «Русская миссия» хорошо поставленным на богослужениях голосом сообщил, что должны быть сметены элиты. Путину на время удалось остановить деградацию элит, поскольку он почувствовал чаяния народа. Но сейчас деструкция продолжилась. А выход Чаплин видит в том, что надо переименовать страну из Российской Федерации в Россию, перейти от конкуренции к кооперации, установить реальный общественный контроль за властью, а значительную часть прибыли от нефти и газа сделать национальным достоянием, чтобы каждый мог пользоваться. Иначе нас ждут или хаос, или революции, или внешнее управление, или диктатура.

Потом выступали еще руководитель КПСС Скворцов, футуролог и, судя по размерам бицепсов, тяжелоатлет Максим Калашников, похожая на вернувшегося из турпохода хипстера девушка Маша из «Другой России»...

Затем началась дискуссия, и мне пришлось уйти на том моменте, когда футуролог требовал от Маши не употреблять через слово «как бы».

Вокруг Дворца молодежи кипела жизнь. Уличный музыкант пел уже что-то советско-лирическое. И никто не подозревал, что вот тут, рядом с ними, в опенспейсе сидят «революционеры» и верят, что меняют страну.

02:04