Токаев значит Victory

Обозреватель «МК» передает из казахстанской глуши, где тоже выбирали президента

09.06.2019 в 15:45, просмотров: 4111

Двойным праздником патриотической направленности было ознаменовано воскресенье в Казахстане. Сначала все сознательные граждане республики проснулись в выходной день спозаранку, чтобы посмотреть в 9 утра по ТВ, как гордость республики, прославленный боксер Геннадий Головкин нокаутирует в 4-м раунде своего соперника в Нью-Йорке. А затем они дружными рядами направились на президентские выборы. Конечно в реальности это были не сколько выборы, сколько плебисцит — референдум о доверии преемнику Назарбаева Касым-Жомарту Токаеву. Но это ни в коей мере не умоляет значение прошедшего в Казахстане мероприятия: до этого воскресенья Токаев был назначенным президентом. С ближайшего понедельника он превратиться во всенародно избранного президента — политика, обладающего принципиально иным уровнем легитимности.

Токаев значит Victory
Фото: akorda.kz.

Как казахстанские выборы выглядят изнутри? Ответ на этот вопрос я решил поискать не в хорошо знакомой мне столице страны с ее небоскребами в дубайском стиле. Вместо этого я направился в казахстанскую глубинку — в расположенный между Нур-Султаном (так теперь называется главный город Казахстана) и шахтерским центром Карагандой Аршалынский район Акмолинской области.

Конечно, глубинка — это по современным казахстанским меркам понятие относительное. Караганду и Нур-Султан связывает новое платное шоссе. Заплатив смешную по российским меркам сумму, эквивалентную 30 рублям, двигаясь с разрешенной скоростью 120 км даже до Караганды можно «долететь» менее чем за 2 часа. А до райцентра Аршалы ехать и вовсе совсем ничего. Но прибыв сюда я сразу понял: вот он Казахстан моего советского детства. Кое-что здесь, конечно, поменялось. Перед зданием районного акимата (бывший райком партии) теперь красуется не памятник Ленину, а статуя золотого человека — одного из символов независимого Казахстана. Но все остальное — глиняные дома, памятник погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, ностальгического вида газетные киоски — все осталось прежним. А еще прежними остались люди — люди, которых граждане РФ могут понять с полуслова. Но я увлекся ностальгическими воспоминаниями и отошел от темы президентских выборов. Сделаю героическое усилие и постараюсь к ней вернуться.

Сразу после выезда и Нур-Султана мы остановились на избирательном участке в поселке Жибек Жолы , что по русски переводится как «шелковый путь». Выборы здесь проходили в подчеркнутой веселой обстановке. Сразу за дверью участка (в обычные дни это школа) вольготно разлегся «пушистый избиратель» — потрепанного вида кот. На самом участке гремела музыка, танцевали маленькие девочки в национальных костюмах, маленький мальчик пел в караоке. Все это ни коем образом не мешало ходу избирательного процесса. Как рассказала мне председатель избирательной комиссии: на 11.30 утра проголосовало уже 39%. Стремясь скорее доехать до казахстанской глубинки я направился к выходу и, как выяснилось потом, чуть поторопился. Участок Жибек Жолы оказался единственным в районе, где присутствовал иностранный наблюдатель — настоящий американец Джордж с переводчиком — и два наблюдателя от не имеющего никаких шансов на победу прозападного кандидата в президенты, бывшего функционера советского комсомола Амиржана Косанова. Ругая себя за то, что я не использовал шанс спросить их о потенциальных нарушениях, я оказался в территориальной избирательной комиссии и выяснил: нарушителем являюсь я сам. Оказалось, что мое аккредитационное удостоверение является действительным только в комплекте с паспортом, а паспорт я оставил в гостиничном номере в Нур-Султане. К счастью, сделать мне соответствующее внушение председатель избирательной комиссии Людмила сменила гнев на милость и вручила мне сувенир — кружку с выборной символикой. Как выяснилось, вручение сувениров на выборах в казахстанской глубинке — это что-то вроде местной традиции. Самого первого избирателя в Аршалы встречали тортом. Еще сувениры вручали каждому 50-му и каждому 100-му избирателю. Тех, кто голосовал впервые, кроме приветственной шоколадки одаривали еще аплодисментами.

Тем временем стрелки часов перевалили за полдень, а количество проголосовавших в сельских округах Аршалынского района — за 50%. Какой явки вы ожидаете к вечеру? — поинтересовался я в избирательной комиссии села Турген (бывшая Тургеневка) и сильно впечатлился, услышав цифру 97%. А что вы удивляетесь? — удивились моему удивлению в избирательной комиссии. У нас даже бабушки, которым положено голосовать на дому, приходят самостоятельно. — Как они говорят, чтобы на нас поглядеть. Выборы в сельском Казахстане — это практически светское мероприятие. И тем, наверное, все сказано. Чем закончится это светское мероприятие? Тщательно соблюдая политес и политическую корректность все связанные с выборами официальные лица отвечали мне односложной формулой: «Узнаем после подсчета голосов». Но я, как человек подчеркнуто неполиткорректный, знал результаты выборов уже сейчас: закончится все победой Токаева. И глава района Талгат, и простые люди, с которыми я общался «не под запись», говорили мне одно и тоже: нам нужна стабильность, нам нужна преемственность, нам нужно спокойствие. В Аршалынском районе живут по старинке, по-сельски: встают в 6 утра, выгоняют скотину на выпас, а потом идут на избирательные участки. Именно из таких избирателей и состоит база поддержки Касым-Жомарта Токаева — политического наследника Назарбаева, в чьих избирательных плакатах особенно акцентируется последняя буква его фамилии — символ Виктории «V». На этих выборах Токаев точно победит — благословение и доверие Назарбаева ему это гарантирует. Посмотрим насколько Токаев оправдает это доверие управляя Казахстаном.