Иранский гамбит Трампа

Конфликт с Тегераном может дорого обойтись Вашингтону

07.07.2019 в 15:32, просмотров: 10572

После того как Иран объявил, что прекращает выполнять часть своих обязательств по так называемой ядерной сделке, российская дипломатия работает на высоких оборотах. Сергей Лавров поспешил встретиться со своим иранским коллегой, а позже, вскоре после переговоров с госсекретарем США Майком Помпео, заявил о желании России избежать напряженности в американо-иранских отношениях, чреватой военным конфликтом.

Иранский гамбит Трампа

В переводе с дипломатического это может означать, что Москва попытается сыграть на растущей озабоченности Вашингтона из-за Тегерана, чтобы выбить из США уступки в других областях. Сколь успешной окажется эта стратегия, сказать трудно. Пока же США ввели новые санкции против Ирана. Ранее сообщалось, что Трамп чуть было не нанес удар по Ирану и буквально за 10 минут до ракетной атаки скомандовал отбой. По его словам, он принял такое решение из гуманных соображений, когда узнал, что ракетный удар унесет жизни 150 человек.

Звучит красиво, но все же как-то странно, что главкому доложили о возможных жертвах лишь за 10 минут до атаки. Да и не очень верится, чтобы Трампа при его «нежных» чувствах к иранцам остановили бы размышления о гуманизме, если уж он решил проучить аятолл. Не удивлюсь, если на самом деле планировался не ракетный удар, а PR-акция устрашения в духе северокорейской мелодрамы. Думаю, что Трамп совершенно искренен, когда говорит, что не хочет войны с Ираном, как, собственно, и с любой другой страной. И действительно, пока он остается единственным американским президентом за последние 50 лет, который еще не развязал ни одной войны.

В любом случае и в самой администрации Трампа, и за ее пределами, конечно же, есть влиятельные люди, у которых постоянно чешутся руки по кому-то вдарить… Не сомневаюсь, они настойчиво подталкивали президента к реальной атаке. Но заметьте, среди них нет военных, которые лучше других понимают, к каким последствиям это приведет. У Ирана нет возможности адекватно ответить Вашингтону ракетами, но есть много американских посольств и подобных целей по всему миру — вот они точно станут мишенями для ударов возмездия. И, конечно же, американцы на это ответят, а иранцы ответят на американский ответ, и начнется…

А если начнется, проиграют все, как это случилось при вторжении США в Ирак. А уж лично для Трампа такой разворот событий неминуемо поставит крест на его шансах переизбрания. Америка навоевалась, люди не желают ни новых жертв, ни новых трат на войны. Учет этих настроений в числе других запросов общества привел Трампа в Белый дом. Каким бы импульсивным, каким бы несведущим в политике Трамп ни был, он не может этого не понимать. Другое дело — смертельно душить Иран не военными, а иными средствами. Но все-таки, отчего эта ярость, эта непреклонная воля додавить Иран? На то есть целый ряд причин.

Общим фоном его агрессивного отношения к Ирану служит недоверие и даже неприязнь к мусульманскому миру. Здесь и память о захвате американского посольства в Тегеране при президенте Картере. И, конечно, трагедия небоскребов-близнецов в Нью-Йорке в 2001 году, другие теракты и зверства боевиков. Все это зло шло с Ближнего Востока, из мусульманского мира, сердцем которого Трамп, видимо, считает Тегеран.

Можно, конечно, говорить об абстрактной приверженности США принципу нераспространения ядерного оружия. Но для Трампа, думается, эта приверженность имеет вполне конкретную точку приложения — Израиль. Когда президент говорит, что Иран в принципе никогда не должен владеть ядерным оружием, он имеет в виду угрозу именно Израилю, к которому Трамп относится с очевидной симпатией. Возможно, это связано с тем, что Израиль с первого дня основания оставался самым верным союзником США на Ближнем Востоке — и, как президент, Трамп не может этого не ценить. Но, видно, в немалой степени особое отношение к Израилю связано с его зятем Джаредом Кушнером, выросшим в семье ортодоксальных евреев, за которого дочь Трампа вышла замуж по иудейскому обряду. Соответственно, и внуки Трампа от этого брака воспитываются в иудейской религии.

Для людей, осознающих себя евреями, Государство Израиль — где бы ни жил человек — отчий дом, хранящий культуру и историю нации. Продвинутое, способное за себя постоять государство — это как бы дорога в будущее, гарантия завтрашнего дня для пережившего так много бед народа. Очевидно, по этой причине очень многие евреи, живущие в самых разных уголках планеты, помогают Израилю, укрепляя его безопасность. Джаред Кушнер, надо полагать, не исключение.

Забота о безопасности, как известно, вопрос для Израиля насущный. Большая часть арабского мира настроена к нему враждебно. Самый больной вопрос — конечно же, отношения с палестинцами. Джаред Кушнер, пользуясь полученными от тестя полномочиями, пытается сделать невозможное — найти путь примирения враждующих вот уже 70 лет сторон, тем самым отведя от страны одну из угроз его существования. А заодно успех плана Кушнера принес бы Трампу громкую победу на международном поприще, которой ему так не хватает.

Впрочем, самая большая угроза Израилю идет не от палестинцев, а от Ирана, который публично объявил своей целью стереть Израиль с лица земли. И как-то даже попрактиковался в этом, запуская ракеты с химическим боезарядом на израильскую территорию. Впрочем, этому израильтяне научились как-то противостоять. Но если представить, что у Ирана появится атомная бомба (средства доставки уже есть), это может стать последним днем еврейского государства.

Надо думать, что именно с подачи Израиля Трамп разрушил ядерную сделку с Ираном (приостановка ядерной программы в обмен на снятие всех торговых ограничений). Ну и произошло то, что должно было произойти — Иран объявил, что возобновляет работы по своей ядерной программе.

Вслед за Израилем Трамп также заявляет, что ни при каких условиях не допустит создания Ираном ядерного оружия. Но в отличие от израильтян он хоть и бряцает оружием у берегов Ирана, воевать с ним не готов. Трамп будет использовать любые другие средства — например акции устрашения, введя в Персидский залив морскую армаду, или все новые и новые удушающие санкции, в том числе и против тех, кто нарушает американское эмбарго на сотрудничество с Тегераном. Он будет всячески стремиться создать вокруг Ирана политический вакуум. И даже пытаться подкупить Тегеран, обещая стать его самым большим другом, если тот откажется от создания ядерного арсенала.

Пока же его главная цель — засадить Иран за стол переговоров, чтобы заключить новую, надежную сделку. Проблема, однако, в том, что ранее Джон Болтон, советник Трампа по национальной безопасности, говоря языком шоу-бизнеса, выкатил Ирану такой райдер требований, что в глазах иранского руководства возможные переговоры с американцами были бы больше похожи на полную капитуляцию. Сейчас Трамп дал задний ход и говорит, что готов вести переговоры без всяких предварительных условий. Но гордый Иран отказывается, говоря, что не собирается ни о чем договариваться, находясь под санкциями. Но и для Трампа было бы неприемлемой потерей лица снять санкции ради начала переговоров. Тем более что он безоглядно верит в действенность удушающих санкций, полагая, что рано или поздно экономические трудности вынудят Иран сесть за стол переговоров и договариваться с Америкой.

Мне кажется, ошибка Трампа в стратегии ведения дел как с Ираном, так и с Северной Кореей состоит в том, что в отличие от многих других стран Тегерану и Пхеньяну нечего терять в отношениях с США. Хуже только война, которую по определению никто не желает. Набор средств для шантажа и давления на эти страны крайне ограничен. Здесь требуются иные подходы. Но никакого плана Б у Трампа, похоже, нет. А то, что есть, вскоре может создать ситуацию, когда Трамп окажется перед выбором: потерять лицо и оставить Иран в покое либо начинать боевые действия. И то и другое может стать для него катастрофой.

Между тем возможен и третий вариант. Шесть лет назад Россия оказала помощь Бараку Обаме, когда тот также попал в затруднительную ситуацию в Сирии. После громких слов о том, что в ответ на еще один случай применения химоружия Дамаском (что и имело место) США нанесут удар по Сирии, он должен был либо сдержать обещание (чего ему совсем не хотелось), либо признать, что все его угрозы ничего не стоят. Путин же смог договориться с сирийским президентом Асадом о передаче всего химоружия под международный контроль. Ситуация разрядилась. Как знать, не нуждается ли Трамп в подобной же помощи Москвы?