Владимир Жириновский: пятьсот миллионов европейцев живут в рамках либеральной демократии

12.07.2019 в 17:07, просмотров: 3617

— Владимир Вольфович, недавно в ряде регионов прошли местные выборы, на некоторых партия власти получила более 70% мест в муниципальных советах. Как Вы считаете, это справедливые выборы?

Владимир Жириновский: пятьсот миллионов европейцев живут в рамках либеральной демократии

— Я уже вносил закон, что ни одна партия не может получить больше 40%. Я исходил из практики мировой. Во всех странах мира партия-победительница получает 36–38%. Больше 40% я не видел, чтобы получила. Вот, скажем, в Греции были левые у власти, СИРИЗА — объединение левых. Они проиграли выборы, теперь будут правые консерваторы. Потом они проиграют. Но будет движение сил, смена партий, смена курса. То есть освежение, вода, чистая вода. Всем же хочется чистую воду пить, а не из болота. Как у нас застой при Брежневе и сейчас полузастой.

— Какие законы Ваша партия готовит к рассмотрению?

— Мы внесем поправку в закон о землепользовании — ограничить размер земельных участков — 10 га, не больше. Почему? Новые латифундисты, землевладельцы скупили огромное количество участков, извлекают прибыль, и — деньги за границу. А если земля будет в руках мелких собственников, он будет с трудом получать прибыль и не только за границу ничего не выведет, но истратит их, чтобы в новом году посеять, и так далее. Мелкий инвестор — это хорошо, но их должно быть миллионы. И тогда идет развитие финансовых потоков, а на селе развитие сельского хозяйства. Крупные предприниматели не заинтересованы в развитии. Заинтересованы выжать все и отправить за границу и туда сбежать.

— Как Вы относитесь к инициативе о запрете мобильных телефонов в школах?

— Вот почему на уроках дети смотрят в мобильник? Он им нужен, хотя бы чтобы заснять случай издевательства над учениками. Помните, учительница била ученика? Ему лет 10 всего. Только с мобильника увидели, как издевается. Но на уроках почему они не слушают учителя? Серость. Я учился в школе, тоже их никто не слушал. Ждали звонка, кричали «ура!», когда учительница заболела. Поставьте других учителей, никто в мобильник утыкаться не будет. Я провел урок в московской школе, показал, как надо. Они все слушали меня, разинув рот, никакого мобильника близко не было, хотя я бы не стал им запрещать.

— Еще одна обсуждаемая инициатива — вновь разрешить продажу алкогольных энергетиков. Что скажете?

— Сколько мы боремся с алкогольной мафией? Сейчас пиво, рекламу запустили на экраны. Теперь энергетики. Травят молодежь. И наконец, пьяный шофер подвез пассажиров на цистерне с бензином. Это вообще... Что у него было в голове? Говорят, был нетрезвый, может быть, старый двигатель, не удержал на дороге, в кювет, кто-то погиб, кто-то в больнице. Но психология этого водителя? Мы измучили людей. Он не может трезвым сесть за руль, ему нужно заработать, потому что бензовоз — это не для пассажиров. Общество толкает людей на нарушения и злоупотребления алкоголем.

— Ваша партия называется либерально-демократическая. Как Вы прокомментируете критику в адрес либерализма, которую мы недавно услышали?

— Пятьсот миллионов европейцев живут в рамках либеральной демократии, либеральной экономики. Ну дайте другое. Какая экономика, какая демократия? Нет, на всех передачах, вот они эти либералы. Это не годится. Не годится, не езжайте в Европу. А чего вы в очереди стоите, чтобы поехать в Европу? Чего вы там отдыхаете? Чего там ваши дети учатся? Чего вы там живете? И товары покупаете из Западной Европы? Она же плохая. Вам же не нравится либерализм, либералы, демократия не нравится. Там нет этих вещей. Там мигранты испортили ситуацию. А у нас посмотрите, сколько случаев, когда таксисты сегодня ведут себя оголтело. Очередной таксист сбил московского мотоциклиста. Или убили парня в парке. Он там защитил кого-то. Или под Москвой десантника убили. Или в Пензенской области табор напал на кого-то, кто-то. Это все столкновения на этнической почве, потому что плохая жизнь у людей. При хорошей жизни не будет столкновений. В Европе хорошая жизнь, но приехали люди из зоны войны, и им плохо.