Как стать подлинным национальным лидером

Секретом может поделиться израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху

23.07.2019 в 17:41, просмотров: 5237

20 июля 2019 года стало значимой датой в политической истории Государства Израиль: суммарно находясь на посту премьер-министра 13 лет, 4 месяца и неделю, Биньямин Нетаньяху побил рекорд пребывания в должности главы правительства кого-либо из одиннадцати своих предшественников.

Много лет назад я опубликовал статью, в которой охарактеризовал политическую систему Израиля словосочетанием «постоянство нестабильности»; Биньямину Нетаньяху эту динамику удалось победить. Он стал первым политическим деятелем со времен Давида Бен-Гуриона — премьер-министра Израиля времени провозглашения государственной независимости, — кому удалось сформировать дееспособное правительство после трех парламентских выборов подряд: и в 2009, и в 2013, и в 2015 годах, и если бы не предательство бывшего главы его администрации Авигдора Либермана — сформировал бы и в четвертый раз, после выборов, прошедших 9 апреля 2019 года. Из-за этого предательства Государство Израиль оказалось втянутым в новую электоральную кампанию — вторую за год, которую, впрочем, Биньямин Нетаньяху, скорее всего, тоже выиграет.

Мы часто используем словосочетание «национальный лидер», не всегда задумываясь о смыслах, которые в него вкладываются. «Национальными лидерами» — и даже «отцами отечества», «великими государями», «вождями», «великими кормчими», «верховными товарищами и великими учителями», «великими вождями», «великими руководителями», «братскими лидерами и лидерами революции», «отцами народа» и «лидерами нации» — на протяжении веков называли себя государственные деятели, которых отличала одна крайне важная черта: они не запрашивали у народа мандат доверия, их невозможно было переизбрать. Все процитированные выше титулы Марк Туллий Цицерон и Юлий Цезарь, Алексей Михайлович и его дети, Бенито Муссолини и Мао Цзэдун, Энвер Ходжа и Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, Муаммар Каддафи, Мобуту Сесе Секо присвоили себе сами — напрямую или резолюциями полностью подконтрольных им органов псевдорепрезентативной власти. Многие из них, годами и десятилетиями наслаждаясь безграничной личной властью, окончили свои дни незавидно: Цицерон, Юлий Цезарь, Бенито Муссолини и Муаммар Каддафи были убиты, а Мобуту Сесе Секо бежал из родной страны; никакие титулы их не спасли.

Напрашивается поэтому вывод, что национальным лидером невозможно себя провозгласить в одностороннем порядке, им невозможно стать отныне и вовеки, раз и навсегда. Меняются общественные настроения, меняются социально-политические реалии — и, чтобы остаться уважаемым и почитаемым населением, лидеры должны им соответствовать и на вызовы времени отвечать. В ретроспективе очевидно, что Вудро Вильсон, Франклин Делано Рузвельт, Уинстон Черчилль, Шарль де Голль и Вацлав Гавел, никакими особыми титулами не обладая, национальными лидерами безусловно были, проявив исключительную политическую волю в периоды, когда народы их стран столкнулись с беспрецедентными кризисами.

Стоит заметить, что современники порой были весьма критичны к ним: достаточно сказать, что Черчилль, под руководством которого Великобритания противостояла гитлеризму с едва ли не наименьшим числом жертв среди гражданского населения из всех европейских стран, в 1945 году потерпел поражение на выборах, проиграв Клименту Эттли, само имя которого к настоящему времени почти забыто. Пять лет спустя британцы одумались и вернули Черчилля на Даунинг-стрит, 10, но фатальную ошибку населения старейшей демократической страны мира нельзя забывать, как нельзя забывать ошибку населения Германии, в январе 1933 года в большинстве своем проголосовавшего за национал-социалистов. Придя к власти, Гитлер сразу же провозгласил себя вождем, и все мы хорошо знаем, помним и, надеюсь, никогда не забудем о том, чего все это стоило не только порабощенным нацистами странам, но и самому народу Германии. Конец самого Гитлера тоже не был тем, о котором кто бы то ни было мог мечтать, что лишний раз показывает, насколько трудно на самом деле (а не в собственных грезах и на языках корыстных подхалимов) национальным лидером быть.

Взглянем на тех, кто возглавляет сегодня (и возглавлял вчера) страны, которые традиционно считаются эталонами демократии. Барак Обама осточертел половине американцев настолько, что они выбрали ему на смену его полного и абсолютного антипода. К Дональду Трампу, человеку несомненно незаурядному, можно относиться по-разному, но, думается, никогда еще во главе США не стоял столь уверенный в себе президент, настолько ненавидимый едва ли не большей частью населения страны (напомним, что на выборах за него проголосовали на три миллиона меньше человек, чем за его соперницу). Ни один из последних президентов Франции, ни Николя Саркози, ни Франсуа Олланд, не был переизбран на второй срок; Олланд был настолько непопулярен, что даже не стал баллотироваться. Великобритания получила сегодня третьего премьер-министра за три с небольшим года: Дэвид Кэмерон не сумел убедить в своей правоте население, проиграв 23 июня 2016 года референдум, а Тереза Мэй — парламент, депутаты которого большинством голосов трижды отвергли ключевое соглашение, подписанное ею с руководителями Европейского Союза.

Ни о чем по российскому телевидению не говорят чаше и больше, чем об Украине, и стоит напомнить, что и в этой стране никому из трех последних президентов (ни Виктору Ющенко, ни Виктору Януковичу, ни Петру Порошенко) не удалось удержаться у власти больше чем один срок. У Януковича, насколько можно судить, амбиций стать национальным лидером не было, но и у Ющенко, и у Порошенко они несомненно были, однако граждане страны сочли эти амбиции неоправданными.

На этом фоне особенно очевидны достижения Биньямина Нетаньяху, который заслуженно претендует на то, чтобы получить мандат на формирование правительства в пятый раз (повторные выборы назначены на 17 сентября).

Я живу в Израиле почти тридцать лет и могу засвидетельствовать, что ни о ком из руководителей страны отдельные израильские газеты и телеканалы десятилетиями не говорят и не пишут с такой злобой и остервенением, как о Биньямине Нетаньяху. СМИ любят называть сами себя четвертой властью, а своих журналистов — opinion-makers, но если бы так на самом деле было, то в офисе премьер-министра Израиля давно сидел бы кто-то другой. Израильская пресса, которая является независимой и внепартийной только в своих собственных глазах, проглядела тот факт, что, ни разу не назвав себя таковым, Биньямин Нетаньяху национальным лидером несомненно стал, свидетельством чего является поддержка, которую граждане страны раз за разом оказывают ему на выборах. Можно только удивляться тому, что те, кто громче всех объявляют себя и только себя «демократами» и «защитниками демократии», год за годом втаптывают в грязь волеизъявление большинства своих сограждан, борясь против главы правительства собственной страны, каждые несколько лет получающего обновленный мандат доверия от ее граждан.

Но сколько бы собаки ни лаяли, караван должен продолжать идти; условия существования Израиля во враждебном арабо-мусульманском окружении не оставляют иного выхода. Нетаньяху, занимающий сейчас наряду с постом главы кабинета и пост министра обороны, с беспрецедентной твердостью отстаивает интересы безопасности руководимой им страны. К репортажам о бомбардировках израильскими военно-воздушными силами иранских военных баз на территории Ливана и Сирии читатели газет по всему миру уже привыкли, но на прошлой неделе была атакована и иранская база на территории Ирака. Без шума и громогласных заявлений делается то, что должно быть сделано, чтобы предотвратить общерегиональную войну, причем все это совершается без ущерба для экономики и финансовой системы страны, безработица в которой остается на рекордно низком уровне, а рост ВВП составляет целых пять процентов в год.

Исключительные личные отношения, установленные Нетаньяху с руководителями России, США, Индии, Бразилии и ряда других стран являются еще одним бесценным стратегическим капиталом Израиля. Когда я приехал в Израиль, между моей родиной и новообретенной страной не было ни дипломатических отношений, ни прямого авиасообщения, а в наши дни летают по шесть-семь самолетов в день, действует безвизовый режим, израильские ученые трудятся над целым рядом научных и гуманитарных проектов со своими российскими коллегами, а в Тель-Авиве активно работают и посольство, и Культурный центр Россотрудничества, бывая в которых, я рад встречать своих коллег по Институту стран Азии и Африки МГУ, где я преподавал каждую осень двенадцать лет подряд, дипломатов — профессора А.А. Крюкова, Д.С.Пархомчука и Ф.В.Георги. Две недели назад мы летели в Москву вместе с руководителем Ассоциации дружбы Израиль—Россия (АДИР) д-ром Зеэвом Ицхаром и в беседе сошлись на том, что тридцать лет назад не могли и мечтать обо всем этом.

И важно понимать, что все это не возникло само собой, что если бы Нетаньяху поддался сильнейшему давлению Обамы и вступил бы в 2014 году в бессмысленную и беспощадную санкционную войну, то многое, слишком многое было бы сегодня иным. Мало кто умел говорить Бараку Обаме «нет» так, как это умел делать Нетаньяху; лично я думаю, кстати, что именно за эту непреклонность лидера и силу воли в защите национальных интересов Нетаньяху более всего уважают в Кремле. И в России, и в Израиле ценят государственных деятелей, не пляшущих под чужую дудку, чьей бы она ни была, а отстаивающих национальные интересы.

Как верно отмечает руководитель Центра изучения Израиля и диаспоры Юрий Гиверц, «каким бы привлекательным ни был тезис о необходимости сменяемости власти, сегодня ни один из политических деятелей Израиля, в своем большинстве рвущихся к власти исключительно ради удовлетворения своих амбиций, не может и близко сравниться с Нетаньяху ни в профессионализме, ни в опыте, ни, тем более, в силе воли по защите интересов страны».

Именно это, собственно, и превращает его в подлинного, а не самопровозглашенного, национального лидера. Главой государства стать сложно, но все же более чем двумстам людям на нашей планете это в настоящее время удается; лишь единицы из них стали национальными лидерами, и глава правительства Израиля — один из них.