После «атаки» южнокорейских самолетов летчики объяснили инструкции на случай перехвата

«Бывали прецеденты, когда включали форсаж над самолетом противника или сбрасывали топливо в его направлении»

23.07.2019 в 21:22, просмотров: 48604

Скандал вокруг инцидента с российскими Ту-95МС, к которым приблизилась пара истребителей F-16 ВВС Южной Кореи и отстрелила тепловые ловушки, набирает обороты. В МИД России сообщают: южнокорейскому атташе вручена нота протеста, а Япония заявила протест России и Южной Корее, поскольку инцидент произошел над спорными островами в Японском море. Мы выяснили, по каким инструкциям действуют наши летчики, если не перехват идут иностранные самолеты.

После «атаки» южнокорейских самолетов летчики объяснили инструкции на случай перехвата
Автор: Sergey Krivchikov - Russian AviaPhoto Team.

В российском военном ведомстве отмечают – истребители ВВС Южной Кореи сами являются нарушителями – они пересекли курс нашим Ту-95МС, чем создали угрозу их безопасности. При этом корейцы зачем-то отстрелили тепловые ловушки — средства инфракрасного противодействия, пиротехнические устройства, которые уводят ракеты противника от самолета, создавая ложную цель.

По версии нашей стороны, российские самолеты летели над нейтральными водами, соблюдая международные нормы.

Как летчики должны действовать в случае перехвата иностранными воздушными судами? Об этом мы спросили экспертов.

- Каких-то особых, жестко законодательно инструкций противодействия перехвату нет, - объясняет «МК» военный эксперт, подробно изучавший историю становления современной авиации Олег Желтоножко. – Однако есть определенные договоренности о предотвращении воздушных инцидентов. Например, если ты перехватываешь самолет, то должен помнить следующие правила: слишком не приближаться, не пересекать курс и не влиять на конструкцию самолета, который ты перехватываешь.

Эксперт рассказал, что бывали прецеденты, когда включали форсаж над самолетом противника или сбрасывали топливо в его направлении. Сейчас это категорически запрещено.

- Если перехватывают тебя, да еще на таком тяжелом самолете как бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС, то у тут вариантов немного. Первое – пытаться наладить связь с самолетом-перехватчиком по открытому международному каналу, - поясняет Олег Желтоножко. – Если это успеха не имело, то командир может прибегнуть к открытию предупредительного огня. Если и это не возымело результата, то остается последнее – открыть огонь на поражение.

Однако эксперт дает оговорку: открытие огня на поражение – это уже «casus belli» - причина к открытому военному конфликту.

Другой военный эксперт, имеющий непосредственное отношение к боевой авиации, Алексей Леонков, напоминает о еще одном варианте, которым располагает летчик перехватываемого самолета.

- Это радиосвязь с землей, чтобы вызвать самолеты поддержки. В нашем случае в водах Японского моря это могут быть Су-30 или Су-35. Параллельно нужно и дальше пытаться связаться с самолетами-перехватчиками, вплоть до специальных жестов рукой, чтобы они вышли на международную частоту для переговоров.

А вот открыть предупредительный или заградительный огонь, по мнению Леонкова, наши Ту-95МС не могут - пулеметы на них демонтированы. Все, что у них есть для самообороны – это средства радиоэлектронной борьбы на случай атаки самолета ракетами. Поэтому возможно только два решения: связь с «землей» для вызова самолетов поддержи и попытка связаться с перехватчиком.

В случае нынешнего ЧП южнокорейцы не пытались связаться с российскими самолетами.

Точно также поступили и самолеты Швеции и стран НАТО, когда 6 июня попытались перехватить транспортный самолет Ил-20 с членами Общественного совета при Минобороны на борту. Как тогда сообщил нашему корреспонденту один из пилотов самолета, перехват в воздухе рядом с границами не дружественных государств - явление частое.

- Когда нас перехватывают, мы пытаемся связаться с ними по радиосвязи, - рассказывал летчик. – Но, как правило, никто с нами на обратную связь не выходит. Тогда мы просто докладываем о происшествии на «землю» и продолжаем полет. Мы ведь ничего не нарушаем и летим по заранее согласованному маршруту. Поэтому перехватчикам ничего не остается, как покрутиться рядышком и убраться восвояси.