Сенаторы решили послать всех митингующих в одно место

Родилась идея ограничить проведение уличных акций определенными точками на карте города

09.08.2019 в 19:14, просмотров: 16145

«Эврика!» — воскликнул, как известно, Архимед, открыв гидростатический закон. Что в переводе означает: «Я нашел!». Какие звуки исторгли уста законодателя, которому первому пришло в голову решение проблемы оппозиционной уличной активности, доподлинно неизвестно. Но вряд ли возглас сильно отличался по содержанию и эмоциональности, ибо ларчик открылся легко и просто: разрешить митинговать лишь в строго отведенных для этого местах — и нет проблемы.

Сенаторы решили послать всех митингующих в одно место

Страна пока не знает имени гения: коллективным Архимедом выступает целая группа членов Совета Федерации, прежде всего членов комиссии верхней палаты по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ. Известно, впрочем, кто первым озвучил идею. «Необходимо разработать законопроект, который четко определял бы места проведения политических акций», — заявила, выступая на заседании указанной комиссии, сенатор Людмила Бокова.

Судя по всему, работа над проектом не затянется. Вице-спикер Госдумы Сергей Неверов уже объявил о готовности фракции «Единой России» его незамедлительно рассмотреть. По мнению Неверова, в Москве единым местом проведения таких акций мог бы стать проспект Сахарова.

Для справки: согласно действующей редакции закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» митинговать в принципе можно где угодно: «Публичное мероприятие может проводиться в любых пригодных для целей данного мероприятия местах в случае, если его проведение не создает угрозы обрушения зданий и сооружений или иной угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия».

Список исключений из этого правила очень короток. Публичные мероприятия запрещается проводить: 1) рядом с «опасными производственными объектами»; 2) вблизи нефте-, газо- и продуктопроводов, железнодорожных магистралей и высоковольтных линий электропередачи; 3) на территории, непосредственно прилегающей к резиденциям Президента РФ, зданиям судов и учреждениям пенитенциарной системы; 4) в пограничной зоне — если отсутствует разрешение пограничных органов.

Правда, шесть лет назад закон был дополнен пунктом, предписывающим исполнительной власти субъектов РФ определить «специально отведенные места», предназначенные для «коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений». Но, во-первых, закон все ж таки не запрещал проведения массовых мероприятий и за пределами этих «зон гласности».

А во-вторых, в 2013 году нововведение было признано Конституционным судом не соответствующим Основному закону — «в той мере, в какой им... нормативно не закрепляются критерии, обеспечивающие соблюдение равенства юридических условий реализации гражданами права на свободу мирных собраний». КС обязал законодателя скорректировать закон, а до этого «при определении специально отведенных для проведения публичных мероприятий мест следует исходить из необходимости наличия таких мест как минимум в каждом городском округе и муниципальном районе».

Что-то подсказывает, что конституционные судьи имели в виду совсем не те поправки, работа над которыми сегодня кипит в Совете Федерации и которые с высокой вероятностью станут законом уже осенью этого года. Но шестилетнее игнорирование постановления законодательной властью ясно говорит: если КС говорит «нельзя!», но этого очень хочется, то вполне можно.

Зато идея идеально корреспондируется с конституционным проектом, разработанным четверть века назад писателем-сатириком Аркадием Аркановым: «Граждане нашей страны имеют гарантированную свободу слова. Свобода двух, трех и более слов согласуется с правоохранительными органами... Граждане нашей страны имеют право на свободу совести. Свобода совести осуществляется гражданами только в строго отведенных для этого местах».

Тогда, в начале 1990‑х, проект Арканова казался даже не антиутопией, а просто веселой шуткой. Но, видимо, права песня: мы и впрямь рождены, чтоб сказку сделать былью. Точнее, Кафку.

Главное — не останавливаться на достигнутом. Ведь, как ни блокируй проспект Сахарова — двойным, тройным, четверным кольцом оцепления, — протест все равно может вырваться наружу. Логично было бы отвести для этого какой-нибудь достаточно вместительный стадион и огородить от греха зарослями колючей проволоки. Справедливости ради, идея эта не нова. Нечто похожее, помнится, было в 1970‑х в Чили.

Правда, тот опыт нельзя назвать однозначным. На какое-то время автору изобретения удалось успешно решить проблему уличного протеста — как и любого протеста вообще. Однако в конце концов его самого упекли за решетку. Но тут уж ничего не поделаешь. Искусство политики, а тем более такого сорта, требует жертв. И не с одной, как может показаться на первый взгляд, а с обеих сторон.

Читайте также: Совет Федерации ужесточает закон о массовых мероприятиях