Лесные пожары связали с коррумпированным бизнесом: почему это никого не интересует

Государство самостоятельно справиться с проблемой не может

16.08.2019 в 15:58, просмотров: 14015

Кто-нибудь еще помнит про сибирские лесные пожары? А ведь в этом году общество как никогда сплотилось в общей истерии по этому поводу. И это здорово! Это говорит о том, что общественное мнение может многое. Может освободить из-под стражи Голунова, отстоять сквер в Екатеринбурге, не дать поднять тарифы ЖКХ в Новосибирске. Может, как мы убедились, и заставить тушить пожары в тайге, даже если это не всегда обоснованно. Общественное мнение — великая сила. Оно заставляет говорить о большом, не вникая в частности. А дьявол, как известно, таится в деталях, из которых состоит наше лесное хозяйство.

Лесные пожары связали с коррумпированным бизнесом: почему это никого не интересует

Давайте устроим небольшую викторину на знание того, что в нашем лесном хозяйстве происходит. Для начала назовите автора цитаты: «Недальновидные финансовые, кадровые и управленческие решения привели к тому, что в лесоустройстве процветает начетничество и коррупция». Считаете, что это сказал кто-то из наших записных оппозиционеров? Ответ неправильный. Это сказал Владимир Путин на заседании президиума Госсовета по вопросам повышения эффективности лесного хозяйства. Он там вообще довольно подробно расписал ужасное состояние нашего лесного хозяйства. Например, отметил, что федеральное агентство лесного хозяйства и ряд субъектов предоставляют намеренно искаженную информацию о том, что происходит в лесах страны. Возмутился, что правоохранительные органы неэффективно реагируют на это искажение информации, а подчас и просто бездействуют. Что у нас не имеется даже полных и достоверных данных о количестве и качестве лесных ресурсов.

А есть такая информация лишь по 19% лесных территорий. В семь раз за последние годы снизилось число лиц, работающих в лесной сфере, их средний возраст приближается к 60 годам, молодые кадры не идут. Про это Путин тоже сказал. А еще про то, что близко к нашей резонансной теме лесных пожаров. А именно: в 4,6 раза снизилось по сравнению с 2005 годом и число тех, кто обеспечивает пожарную охрану лесного хозяйства.

Пятая часть лесов передана в аренду для заготовки и переработки древесины, но арендаторы не всегда выполняют свои обязательства, а аукционы организованы непрозрачно и их выигрывают, прежде всего, структуры, приближенные к власти. При этом люди, живущие рядом с лесом, не могут получить его для собственных нужд и по доступной цене. Это явление президент назвал «безусловным проявлением произвола».

Даже навскидку сложно найти еще хоть одну сферу хозяйственной деятельности, где у нас царит такой бардак. И это при том, что лес занимает две трети страны. Все это сказал Путин в далеком уже апреле 2013 года. Раз уж на проблему обратило столь пристальное внимание первое лицо государства, можно допустить, что с тех пор чиновники зашевелились, приняли меры и в ситуации что-то изменилось. Интересно, что же? Да практически ничего. Инерция нашего чиновничества способна похоронить любые инициативы. И свидетельство этому — еще одна цитата из Путина.

Берем, читаем. «Действия государства в этой сфере — в сфере защиты лесов в данном случае — неэффективны, не удается государству навести порядок. Очень коррумпированная сфера, чрезвычайно, и очень криминализированная». И еще читаем. «И на Дальнем Востоке, и в центральной части, если мы ничего не будем делать, у нас скоро просто лесов не останется в доступных для человека регионах, потому что вырубают там, откуда вывезти легче всего. А это что? Это там, где дороги есть, там, где люди живут в основном».

Эти фразы прозвучали из уст президента в декабре прошлого года. То есть через пять с лишним лет, прошедших с предыдущего острого заявления. Как видим, лесная отрасль по-прежнему очень коррумпирована и криминализирована, а государство не может навести в ней порядок, и президент снова вынужден это признать.

Итак, государство самостоятельно справиться с проблемой не может. Значит, необходимо подключать общество и действовать совместно. А то заколдованный у нас получается лес какой-то. Даже самые правильные либералы и самые пламенные борцы с коррупцией неприлично быстро проворовываются, когда доходит до лесного хозяйства. Впрочем, не будем портить нервы либералам упоминанием о деле «Кировлеса».

Последние новости отрасли внушают оптимизм. В Приангарье и на Байкале дожди наконец-то помогли улучшить ситуацию с пожарами, на Алтае на месте вырубленных участков собираются высаживать кедры, федеральное бюджетное учреждение «Авиалесоохрана» создает свой парк воздушных судов, регионы обновляют лесопожарную технику на миллиарды рублей. Чтение новостей по отрасли — просто именины сердца!

А главное — мощь закона обратилась против негодяев, уничтожающих наши зеленые насаждения. Об этом следует рассказать несколько подробнее. В июле один из районных судов Алтайского края вынес приговор в отношении жителя одного из местных сел. Еще в апреле этот злоумышленник «при помощи бензопилы совершил рубку сырорастущего дерева породы сосна общей кубомассой 1,5 куб. м», чем нанес ущерб на сумму 52 837 рублей.

Видимо, этот сельский парень не был либералом — он возместил сумму ущерба, получил год условно, а на суде признал свою вину и раскаялся в содеянном. Напомню, Навальному с подельником инкриминировали десять тысяч кубов и 16 миллионов рублей ущерба. А из года в год государство теряет миллионы гектаров на незаконных вырубках и миллиарды рублей на хищениях в лесной отрасли.

Заготавливается не та древесина и не в тех объемах, которые разрешены. От 10 до 20% древесины добывается нелегально на основе таких манипуляций или в результате вырубок, которые выдают за санитарные. Метод прост: лесопромышленники получают разрешение на вырубку больных и зараженных вредителями деревьев. По факту вместо больных деревьев вырубают здоровые. Но криминал происходит не только на лесных просеках, а пронизывает весь бизнес от вырубки до пересечения госграницы. У нас порой не только вырубают здоровые леса вместо больных, но и вместо дров, фигурирующих в документах, гонят на экспорт деревья ценных пород.

Осенью прошлого года руководитель лесного отдела российского Greenpeace Алексей Ярошенко предупреждал, что в России может быть незаконно вырублено около 40 миллионов гектаров лесов из-за неопределенности их правового статуса. Напоминаю, что горит в этом году в Сибири порядка трех миллионов гектаров. Так что пожары — еще не самая главная беда нашего заколдованного леса. Да и с пожарами без колдовства не обходится. Если карту очагов возгорания наложить на карту вырубки, они подозрительным образом совпадут на 80 процентов. Не обязательно делать вывод, что это свидетельствует о сознательном поджоге со злым умыслом. Кто у нас рубит лес? Арендаторы, и российские, и зарубежные компании. И редко найдется среди них тот, кто занимается восстановлением леса и убирает за собой легковоспламеняющиеся отходы — щепу и опилки. А в этом случае опасность возгорания резко возрастает.

В рамках нацпроекта «Экология» и федерального проекта «Сохранение лесов» Путин поставил задачу обеспечить стопроцентный баланс выбытия и воспроизводства лесов к 2024 году. Задача, невыполнимая на первый взгляд, на самом деле таковой не является. Однако работу предполагает очень большую и комплексную. Дело в том, что наши лесопромышленники пытаются урвать «быстрые деньги», подобно экспортерам нефти и газа. Но лес, в отличие от ископаемых энергоносителей, — возобновляемый ресурс. Вот только с возобновлением этим далеко не все благополучно. Посадки новых деревьев на месте вырубок идут по всей стране. К сожалению, толку от этого немного. Сама по себе посадка без дальнейшего ухода за насаждениями ведет к тому, что молодые деревья гибнут без всякой пользы. При этом у нас сейчас нет действенной системы защиты прав инвесторов, которые вкладывают средства в лесной фонд страны — в лесовосстановление, в уход за молодыми насаждениями, в строительство и поддержание дорог в уже освоенных лесах.

Как результат, леса не восстанавливаются в достаточной степени. Лесопромышленники видят в них лишь источник бревен и врубаются все дальше, наступая уже на нетронутый первозданный лес. А это уже прямая угроза экологии и потенциальная гибель редких видов животных и растений.

Общественное мнение этим летом побурлило и вынудило власти заняться тушением пожаров. Хорошо, что оно способно заставить власти шевелиться. Плохо, что результат этих шевелений оказался не таким уж эффективным, каким мог бы и должен быть.

Так, может, следует попытаться общими силами, не разовыми истеричными информкампаниями, а формированием в обществе устойчивого интереса к проблеме и постоянного мониторинга ситуации навести порядок в большом лесном хозяйстве? Может, пора взяться федеральному центру и регионам за внесение изменений в Лесной кодекс и кодекс Уголовный? Может, уже пора усилить профилактические меры по борьбе с пожарами?

Тема эта назрела давно. И мы должны вынести из обсуждения лесных пожаров этого лета главную пользу: раз уж шум поднялся — необходимо направить его в нужную сторону. Федеральные власти должны услышать в этих разговорах строгое предупреждение. И приложить все усилия для профилактики лесных пожаров, для системной методической работы по охране леса, который, как известно, наше богатство.