Участников шествия в центре Москвы обхитрили

Почему на субботней несанкционированной акции не применяли дубинки

31.08.2019 в 22:23, просмотров: 54660

За сутки до несанкционированного шествия по бульварам интернет-чаты протестного движения разрывались от информации. Чем ближе час-икс, тем страшнее выглядели комментарии. «На Пушкинскую ночью привезли водометы», «все переулки в центре перекрыты», «сотни автозаков ждут посетителей». Такие оповещения многих спугнули от прогулки. Несовершеннолетние и вовсе предпочли воздержаться от опасного приключения накануне учебного года. Но на деле все оказалось прозаичнее: ни водометов, ни заполненных автозаков, ни ОМОНа с дубинками. Чего все боялись – не произошло.

Участников шествия в центре Москвы обхитрили

- Что это было? Почему нас не задерживали? – недоумевали по окончании мероприятия собравшиеся. – Наверное, так выглядит свобода?

Нет, так выглядит хитроумный план правоохранителей. На этот раз митингующих не трогали, зато их снимали на камеры со всех ракурсов. На протяжении всего маршрута можно было заметить, что на фонарных столбах гроздями висели видеокамеры. А в толпе были замечены люди с рациями и специальными приборами для распознавания лиц. На крючке теперь все – семьи с детьми, молодежь с плакатами, те, кто скандировал лозунги и не дай бог указывал направление движения.

Что происходило на самом мирном из последних несанкционированных митингов – в материале «МК».

К началу шествия у памятника Грибоедова на Чистых прудах собрались сотни людей. Постояли. Помолчали. Скандировать лозунги поначалу никто не рисковал, как и разворачивать баннеры. В 14.15 народ двинулся в сторону Пушкинской площади.

Вместе со всеми шел Григорий Явлинский. Его маршрут оказался недолгим. Политик раздал интервью и поспешил ретироваться в сторону парковки.

- Кого снимали? – перешептывались молодые люди, указывая на удаляющегося политика.

- Не знаю. Какой-то известный чувак.

Люди направились в сторону Пушкинской. Я двинулась вместе со всеми. По дороге только и разговоров: «Я не секу, а че это никого не задерживают, автозаков не видно, ОМОНа нет? Где все?». В ответ: «Может, на Сахарова, там сегодня концерт». «Я только что оттуда, там странная публика собралась: бабушки, дедушки. На живую Бузову решили посмотреть», - доложил обстановку молодой парень.

Вскоре начались первые аплодисменты. Затем – снова тишина. Народ замер в ожидании – раньше за любое телодвижение «винтили».

Идем дальше. По пути следования нас только что не улыбками встречали полицейские в светлой форме. Приветствовали дружественными сигнальными гудками автомобилисты. И снова недоумение в толпе: «Может, решили никого не забирать?». «Рано радуетесь, нас примут на Пушкинской», - раздалось в ответ. «Давайте, пока не видно автозаков, скандировать», - предложила девушка. Понеслись стандартные кричалки: «Допускай», «Отпускай», «Свободу политзаключённым», «Россия будет свободной», «Выборы – нечестные, мы пришли на честные», «Россия без … (звучали разные фамилии)», «За Россию без Едра».

- Вам не страшно выходить на несанкционированное шествие? – подлетел к пенсионеру человек с микрофоном без опознавательных знаков.

- Страшно, но бояться не надо.    

Постепенно лозунги становились более громкими и смелыми. Полиция по пути шествия митингующих будто оглохла. Ноль реакции.  

«Можно меня не снимать?»

В 14.30 послышались первые предупреждения по громкоговорителю о том, что митинг несанкционированный, просьба соблюдать порядок.

Народ к тому времени вошел в раж. Митингующие развернули плакаты.

По пути следования по бульварам, людей опрашивали социологи: «Ваш возраст, профессия, за кого планируете голосовать на выборах в Мосгордуму».

- Проходите, не задерживайтесь, для вас ведь движение перекрываем, - так нас встречали сотрудники ДПС.

Шествие по бульварам продолжалось.

- Откуда вас столько взялось, не выйти теперь отсюда? – ругались женщины на лавочках, которые случайно оказались в районе Страстного.

- Крысы сидят в стороне, - неожиданно грубо прилетело в их адрес.

Оглядываюсь по сторонам. На проезжей части - несколько автозаков. По назначению транспорт не использовали. Автобусы установили, как предмет интерьера. Для устрашения.

Все кафе, рестораны, магазины работали. На двери у всех вывеска: «Открыто».

Митингующие спокойно добрели до Пушкинской площади. Определить количество людей на глаз - сложно. Несколько тысяч точно дошли до конечной точки.

- Ну, все, сейчас нас здесь и повяжут, - вскинул руки мужчина в годах.

По всему периметру площади выстроились молодые военнослужащие в бронежилетах. Их лица – открыты. Колонну снимали журналисты. Парни надвинули козырьки фуражек на лицо.

- Можно меня не снимать, - попросил один из них.

Можно. Прохожу мимо.

У взвода останавливается мужчина: «Я служил в Афганистане. Никогда не думал, что увижу такое. За границей военнослужащих уважают, ими гордятся. Я сам до сих пор храню свою форму. У меня гордость за ту армию, в которой я служил. Ребята, поймите, у нас заработков нет, а вы продолжаете защищать этот режим. Посмотрите, что за Уралом творится:  люди за 3 тысячи рублей берутся за любую работу. Мои знакомые за 100 рублей продают черешню, чтобы прокормить семьи. Эх, вы…»

Машет рукой и уходит.

- А ведь интересно мужик говорит, - шепчет один из военнослужащих.

Около памятника Пушкина – веселье. Народ разбился на кружки по интересам. Вот молодая блондинка жарко спорит со взрослыми мужиками о роли Сталина в истории. Дама – на стороне генералиссимуса. Рядом мнутся студенты из ВШЭ, которые накануне организовывали лекции в Сахаровском центре в защиту политзаключённых. Здесь же пенсионеры обсуждают кандидатов в депутаты Мосгордумы: «Я хотел за одного проголосовать, но на прошлом митинге увидел, как он прошел вместе с Явлинским мимо женщины, которую избивали дубинками. И передумал. Больше из предложенного списка по моему округу голосовать не за кого».

«Мои часы всего 17 тысяч стоят»

В 15.45. снова призыв по громкоговорителю: «Просим не нарушать общественный порядок, покиньте площадь».

Возможно, люди разошлись быстро, если бы на авансцене не появился хедлайнер мероприятия – журналист центрального телеканала. Этот человек вызвал бурную реакцию у митингующих. Его взяли в кольцо и понеслось:  «Позор, позор». Снять стендап у корреспондента не получалось, как и прорвать оцепление.

К журналисту незаметно пробрался хмельной мужчина неопределенного возраста. «Вот его снимаем», - тут же сориентировался оператор его телеканала. Девушка из оппозиционного издания загородила камеру: «Зачем его снимать? Вы специально это делаете, чтобы потом сказать, вот такие люди явились на митинг?».

- Дай мне «желтуху», я выберусь наконец отсюда, - указывал на жилетку «пресса» тот, из которого развернулась борьба между журналистами. - Я сюда случайно пришел, а теперь выйти никак не могу из-за толпы.

Публика вскоре забыла о пьяном бедолаге и снова переключила внимание на корреспондента.

- Наверное, у тебя зарплата большая? – пытались пристыдить журналиста. – Вон, часы дорогие носишь.

- На, посмотри, у меня часы стоят всего 17 тысяч рублей, - срывается тот, к кому было приковано внимание публики.

Пока часть митингующих рассматривала часы журналиста, остальные окружили молодого парня из Бурятии, который толкал речь о произволе чиновников. В какой-то момент оратора прервал человек в штатском: «Налоги платите, назовите фамилию, где работаете». На этом концерт бурята закончился.

Ближе к 17.00 народ на площади осмелел окончательно. Молодые парни и девушки растянули перед памятником Пушкина огромный баннер с цитатой 31 статьи Конституции: «Граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования». Яркий кадр для журналистов.

- А ты что стоишь, не снимаешь тех, кто держит баннер? – мужчина в строгом костюме обратился к девушке в желтом жилете, - Тебя зачем сюда наблюдателем отправили? Иди и сними всех, кто держит плакат.

Дама направила камеру на митингующих.

Стало очевидно, что на этом шествии некая группа товарищей фиксировала на камеры всех митингующих. Собственно, эти самые люди и не скрывали своих намерений. «Да, снимаем, чтобы знать вас всех в лицо» - ответил протестантам один из таких фотографов.  

Ближе к окончанию мероприятия на площадь принесли магнитофон. Включили гимн Советского Союза. Толпа понемногу начала рассасываться.

К 18.00 о прошедшем митинге напоминало лишь слабое эхо, доносящееся из переулков: «Позор-позор», спрятанные во дворах пустые автозаки, да полицейские, которые довольно громко беседовали по телефону. Говорили все примерно одно и то же: «Я тебе целый список прислал, кто сегодня здесь был, посмотри внимательно и запомни эти лица».