Донбасс объединил «межгосударственный» пограничный переход: жизнь порознь стала привычной

Линия соприкосновения становится новой границей

01.09.2019 в 18:38, просмотров: 12678

Накануне очередной встречи в «нормандском формате» бывший представитель Украины в минских переговорах Роман Бессмертный и олигарх Игорь Коломойский заявили, что «Минск-2» никто выполнять не собирается, поэтому нужно «бетонировать» границу с ЛДНР. Впрочем, в самопровозглашенных республиках придерживаются того же мнения и активно готовятся к полному отделению от Украины. Корреспондент «МК» увидел этот процесс своими глазами, проехав вдоль всей линии соприкосновения по обе стороны линии фронта.

Донбасс объединил «межгосударственный» пограничный переход: жизнь порознь стала привычной
Минное поле под поселком Золотое.

ЛДНР: дороги ведут в Россию

В среду, 28 августа, глава ДНР Денис Пушилин приехал на открытие нового КПВВ «Еленовка», построенного за старым комплексом вагончиков и бетонных сооружений, выполнявших роль пограничного блокпоста все годы войны.

Путь через Еленовку проходит по «довоенной» трассе Донецк–Мариуполь. Рядом выезд через Александровку на Днепр и Запорожье — тоже на «естественную» трассу. Остальные переходы через линию соприкосновения на Донбассе сложились прямо на войне, вокруг случайных пунктов, к которым нужно добираться по каким-то второстепенным дорогам — от Майорска на Гнутово, к станице Луганской…

Сейчас в Еленовке случилось эпохальное по меркам ДНР событие — очень быстро, за пару месяцев, построили полноценный, «европейский» пограничный переход на территорию, подконтрольную Украине. В местных СМИ он зовется громко — «межгосударственный».

Я был там в начале августа на этапе его строительства — удобные навесы, расширенная до шести полос трасса, вагончик дьюти-фри... В ДНР любят разнообразный эпатаж: сигареты всевозможных брендов — от американских до сербских, но произведенных на табачных фабриках Донецка и Дебальцева, — тут гордо продавались в магазине беспошлинной торговли. Сейчас на вагончике только скромная надпись про продажу сигарет, полноценный пограничный переход говорит сам за себя лучше карикатурного дьюти-фри.

От Донецка в прошедшие годы построены неплохие дороги, но отнюдь не к КПВВ на линии соприкосновения, а все больше к пограничным переходам в Россию, на Успенку и Новоазовск. С наступающей осени Донецк попробует жить по «экономической» модели — с адекватными затратам на поддержание ЖКХ коммунальными платежами. За местную большую трехкомнатную квартиру больше не будут платить в три раза меньше, чем в России, — 2 тыс. рублей в отопительный сезон.

Луганская область: погранпереход в никуда

Непередаваемо пахнет степь, светит солнце, дорогу разрезают характерные «ступеньки» подземных шахтных провалов, между разбитым асфальтом и полузаброшенными постройками над горными выработками строгие красные таблички: «Осторожно, мины!».

Дорогу в 30 км от Лисичанска до поселка Золотое наша машина осилила за час с четвертью. Калейдоскоп из сплошных ям, выбоин, пыльных поселков, минных полей и одуряюще красивых степных луганских горизонтов. Благо рассматривать их можно было не спеша — на скорости в 20–30 км в час.

Поселок Золотое причудливо делится на несколько номерных кусков — просто Золотое, и Золотое‑2, 3, 4, 5.

Пара Золотых представляют собой линию фронта. Возле главного поселка — торжественное, заросшее травой КПВВ «Золотое». Скучающие бойцы с автоматами и заросшие места для отдыха и высадки людей, выгоревшие щиты с информацией международных организаций, знаки «стоп» и привычные «спартаковские» красно-белые бетонные блоки, перегораживающие дорогу. Об эти блоки в первые годы войны часто бились машины и автобусы. И их, несмотря на демаскировку, начали ярко красить.

КПВВ «Золотое» — единственный в Луганской области автомобильный переход через линию соприкосновения, согласованный на переговорах в Минске и с ОБСЕ еще осенью 2016 года. Он был построен и даже торжественно открыт украинской стороной в этом году. Напротив «открытого» украинского блокпоста — город Первомайск, дорога к которому заминирована, вторые «ворота» с той стороны не построены и, разумеется, не открыты.

Шахтоуправление «Первомайскуголь» было довольно крупным предприятием до войны. Линия фронта разделила его напополам, шахта «Родина» оказалась посредине, на линии огня. Шахты в ЛНР и брошенная персоналом разбитая «Родина» затоплены или затапливаются. В мае прошлого года скопившиеся воды прорвались на украинскую сторону в ствол шахты «Золотое», вода прибывала со скоростью 2000 кубометров в час, сейчас из шахты откачивают 800 кубометров. Но старые очистные сооружения рассчитаны на поток в 300 кубометров в час, поэтому поток воды без очистки сбрасывается в речку Камышеваху, а та впадает в Северский Донец, неподалеку от места, где он течет на территорию Российской Федерации. Вода с мая идет невиданным старожилами потоком оранжевого цвета, забивает трубы, которые приходится чистить вручную каждые три месяца — тут запредельный уровень соединений серы и железа.

Что течет в Россию из шахты «Золотое», толком не понимает никто, последний украинский природоохранный мониторинговый пост находится на Северском Донце, в Лисичанске, выше по течению.

Все, что ниже по течению, — проблемы России. У расположенной в Славянске бассейновой комиссии Северского Донца никакой связи с российскими коллегами нет с 2014 года.

Выход из тупика — в разные стороны

В Луганской области с украинской стороны продолжается дорожное строительство — государственное, что важно заметить. Потому что внутри городов по-прежнему все плохо. Промышленность обвалилась не только на территории ЛНР. Тот же Лисичанск сейчас вообще не имеет работающих промышленных предприятий, а значит, и приличного городского бюджета. Новый луганский областной центр Северодонецк местами жив, кое-где даже красивые муралы на домах нарисованы — в защиту женщин от домашнего насилия. Но на городские дороги денег не хватает.

Такой же показательно идеальный вид имеет «дорога жизни» — импровизированная трасса в обход Донецка из Краматорска в Мариуполь. Это спонтанно получившееся в 2014 году «шоссе» идет по местным селам, городкам, по бывшим второстепенным дорогам. Теперь оно обустраивается ударными темпами на подконтрольной Украине части Донецкой области — как главная трасса.

Еще один важный участок дороги строят от Мариуполя к Запорожью на деньги немецкого правительства. Мариуполь таким образом пытаются лишить заслуженного в 2014 году статуса логистического тупика.

Кроме того, в Мариуполе уже на деньги французского правительства осуществляется монтаж установки как по очистке пресной воды, так и опреснению морской. Это проект, повторяющий опыт по водоснабжению Сингапура. По завершении Мариуполь перестанет зависеть от Донецка в вопросах поставки питьевой воды. И тогда самый крупный город подконтрольной Украине части Донбасса станет полностью автономен.

Полностью разъединить территории Донбасса невозможно, пока их еще соединяет канал Северский Донец — Донбасс, системы водоснабжения, горные выработки, общий воздух, потоки людей и степь. Зависит от поставок воды с украинского Попаснянского водоканала город Луганск. Неделю назад остался без воды украинский Торецк (бывший Дзержинск) — его водоснабжение идет из Горловки, а в Горловку вода поступает по каналу с подконтрольной Украине территории. То, что связано несколькими десятилетиями, за пять лет не развяжешь. Но начало положено...

Переговоры в Минске. Хроника событий