Загадка Владимира Бортко

В чем не прав теперь уже бывший кандидат в питерские воеводы

02.09.2019 в 19:08, просмотров: 17853

Известный кинорежиссер и теперь уже бывший кандидат от КПРФ на выборах губернатора Санкт-Петербурга Владимир Бортко принял тяжелое, но мужественное решение: отказался участвовать в низкопробных политических играх и послал куда подальше невидимых кукловодов питерских выборов. Владимир Бортко проявил эгоизм и легкомыслие: подвел весь левый электорат Санкт-Петербурга, лишив его возможности отдать голос за кандидата от своей партии. Сенсационное заявление режиссера фильмов «Блондинка за углом» и «Собачье сердце» вызвало в основном именно эти два типа реакции. Но вот какой из них является более адекватным? Ответ на этот вопрос пока, похоже, знают лишь сам Владимир Бортко и некая горстка посвященных в «тайны невского двора». И вот это обстоятельство, с моей точки зрения, однозначно является совершенно неправильным.

Загадка Владимира Бортко

Умение «создавать саспенс» (в переводе с английского — состояние неопределенности и тревожного ожидания) крайне ценно не только для кинематографа, но и для публичной политики. Но для всего есть свое время и свое место. В той ситуации, в которой находился кандидат в губернаторы одного из крупнейших российских городов от крупнейшей оппозиционной партии, сказав «а», Владимир Бортко был обязан сказать и «б». То, что мастер кинематографа этого не сделал — не счел необходимым мотивировать свое решение, — показывает как минимум его несерьезное отношение к политике.

Как рассказал мне близкий к руководству КПРФ информированный собеседник, в партии Зюганова не очень-то рвались делать Владимира Бортко официальным кандидатом от своей партии. В роли такого кандидата в коммунистической верхушке видели либо депутата Законодательного собрания города на Неве Ирину Иванову, либо известного журналиста Максима Шевченко. Но эти планы были сломаны напором самого Владимира Бортко. Ставший в 2016 году членом Государственной думы в результате своей победы на выборах в одномандатном округе в центре Санкт-Петербурга (раньше он избирался в Думу по партийному списку), знаменитый режиссер очень хотел баллотироваться в губернаторы и убеждал всех, что он справится и не подведет. Верхушка партии Зюганова пошла Владимиру Бортко навстречу и в результате очень сильно просчиталась.

То, что в выборах главы второго города России не будет участвовать кандидат от второй по своей мощи партии страны, — это самый настоящий скандал, который бьет далеко не только по имиджу КПРФ. Впрочем, начать разбор полетов следует все же с коммунистов. Сначала эта партия выдвинула идеального по «анкетным данным» кандидата на пост Президента России. Этот «идеальный кандидат» Павел Грудинин тут же продемонстрировал, что анкетные данные в политике решают далеко не все. От потрясающе наивных заявлений, которые Грудинин делал в ходе предвыборной кампании, в состояние глубокого отчаяния впадали даже многие члены коммунистического руководства.

Теперь история, по сути, повторилась в еще более худшем варианте на выборах губернатора Санкт-Петербурга. Обладатель прекрасных «анкетных данных» Владимир Бортко поставил Зюганова в откровенно неудобное положение, снявшись с выборов, проигнорировав резко отрицательное отношение партийного вождя к такому решению. Возможно, у меня что-то не то с обонянием. Но мне явственно кажется: от партии веет ароматом легкомысленности, непрофессионализма и несерьезности. Аура легковесности окутывает теперь, однако, не только коммунистов. С одной стороны, кандидату от власти Александру Беглову теперь станет легче — число его соперников поубавилось. Но длина этой «одной стороны» настолько микроскопична, что ее можно заметить разве что в микроскоп. Выборы, с которых, ничего не объясняя, в последний момент снимается значимый кандидат, неминуемо теряют часть своей легитимности в глазах общества.

Разумеется, и Зюганов, и Беглов вполне способны сами позаботиться о себе. Не будем лить слезы из-за того, что демарш Бортко создал для них политические проблемы. Кому действительно стоит посочувствовать, так это избирателям Санкт-Петербурга: им не только сузили свободу выбора, но даже не сочли необходимым что-либо объяснить. Конечно, не сказав ничего прямо, Владимир Бортко выдал весьма многозначительный намек: «Не хочу играть в эти игры, карта-то крапленая, в колоде пять тузов». Не догадаться, что именно имеет в виду знаменитый режиссер, сложно. Но при всем уважении к Владимиру Владимировичу, в том положении, в котором он находился, он должен был либо сказать все, либо не говорить ничего.

Критиковать политика (только политика, а не человека или деятеля искусства) Владимира Бортко я мог бы еще долго. Но я не буду этого делать. Не буду в том числе и потому, что он сам подверг себя гораздо более жесткой и, с моей точки зрения, абсолютно незаслуженной критике, назвав себя помимо всего прочего «политическим трупом». Никакой вы не «политический труп», Владимир Владимирович! Не имею чести быть с вами знакомым, но абсолютно убежден: вы очень хороший и достойный человек, идеалист с высокими моральными принципами. Ваша единственная проблема в том, что вам, видимо, в принципе не стоило заниматься практической политикой — или по меньшей мере практической политикой на таком высоком уровне. В схватку с таким уровнем ответственности нельзя бросаться очертя голову. В нее надо либо изначально не вступать, либо — раз вступил — заранее быть готовым к тому, с чем ты там столкнешься.