В США обсуждают компенсации чернокожим: заплатит ли Россия Прибалтике

Требование репараций превратилось в глобальную международную забаву политиков

08.09.2019 в 15:14, просмотров: 9706

Польские власти вновь подняли вопрос о выплате Германией репараций за нанесенный ущерб в ходе II Мировой войны на сумму около 1 триллиона долларов. Немцы им отвечают, что не видят к тому оснований: Польша в 1953 году сама отказалась от репараций. Поляки тычут пальцем в Россию: мол, мы отказались, потому что не были на тот момент самостоятельны, являясь советским сателлитом. Пример Варшавы оказался заразительным: вот уже и Афины требуют от Германии репараций, правда, в более скромных размерах. Свой ущерб греки оценивают в 278 миллиардов.

Не обсуждая суммы, я бы назвал эти требования справедливыми, будь они выдвинуты 60 или хотя бы 40 лет назад, когда еще было живо поколение, которое несло прямую ответственность за то, что привело к власти Гитлера, и без особых колебаний восприняло нацистскую идеологию и практику. Сегодня, спустя 80 лет после начала войны, когда уже несколько поколений немцев всей душой открестились от прошлого, эти требования звучат, мягко говоря, спорно. Это как если бы сегодня Россия обратилась к Франции с требованиями возместить ущерб, причиненный вторжением Наполеона.

Еще более спорны, на мой взгляд, требования странами Балтии репараций от России за советскую оккупацию. Что и говорить, свободу после присоединения к СССР эти государства, конечно, потеряли. Но вот экономической дискриминации, как мне помнится, там не было. Напротив, эти страны по своему уровню развития были как бы витриной страны Советов и уж точно получали от центральной власти не меньше, а может, даже и больше, чем другие советские республики. Но дело даже не в этом. Если Польша и Греция, несмотря на большую долю абсурда в своих притязаниях, все же реально питают надежду как-то поживиться за счет богатой Германии, балтийские политики едва ли имеют иллюзии относительно России, у которой в этом споре есть немало контраргументов. Да даже будь ситуация и бесспорна — извиняться Россия в принципе не умеет, а перед нашими вечными оппонентами тем более. Словом, требования прибалтов на этом фоне изначально бесперспективны, а потому и выглядят чистейшей политической пропагандой.

Забавно, что идеи репараций, словно переплыв океан, нашли приют и глубокое понимание в Соединенных Штатах Америки среди либерально настроенной публики. Но в отличие от поляков, греков и прибалтов американские либералы не требуют ничего для себя, а напротив, предлагают репарации выплачивать. Кому и за что? Вы удивитесь — чернокожему населению Америки за два с половиной века рабовладения. Нет, это не анекдот, все совершенно серьезно. Хотя если вдуматься, то это примерно то же, как если требовать сегодня выплат репараций потомкам крепостных в России. К слову, с рабством Америка покончила примерно тогда же, когда и Россия с крепостничеством, — полтора столетия назад.

Но репарации чернокожим — все это сегодня и всерьез. За малым исключением почти два десятка претендентов на президентский пост от Демократической партии выступают за репарации (или, по крайней мере, за создание комиссии, которая рассмотрит этот вопрос). Политики то выразительно размахивают руками, то делают театральные паузы и скорбные лица, пафосно рассуждая об исторической справедливости, о долге белых перед негритянским населением и всем таком прочем. Но ни слова о том, во что обойдется эта затея. Да и как выплатить справедливую компенсацию за труд и подневольную жизнь сотням тысяч давно умерших рабов, не подвергая при этом несправедливому наказанию десятки миллионов живущих сегодня налогоплательщиков, которые о рабстве знают лишь из истории?

И здесь возникает масса вопросов. Ну во-первых, кому именно полагается компенсация — потомкам рабов? Допустим. Но чем они смогут подтвердить свою родословную? Проще всего, конечно, выплачивать всем неграм подряд. Проблема только в том, что у многих из них в роду вообще не было рабов. А если и были, то в рабстве их предки находились на территории Южной Америки или в других странах, а в США их дети или внуки попали уже годы спустя после того, как с рабовладением в Америке было покончено. Как быть с этим? Как быть с людьми от смешанных браков?

Рабовладение — это безусловное преступление, достойное всяческого осуждения. Но вот вопрос: почему за преступления предков, совершенные несколько веков назад, должны расплачиваться ныне живущие? По этой логике Москва или Новгород могут обратиться к Казани за возмещением выплаченной Орде дани, Англия — потребовать репарации у Франции за вторжение нормандцев тысячелетней давности. Да и Израиль может предъявить счет Египту за 430 лет еврейского рабства, имевшего место, если верить Пятикнижию и Библии, задолго до рождения Христа. Этот список исторических претензий всех ко всем бесконечен. Не думаю, что здесь возможны справедливые решения.

Но очевидно, что высшей несправедливостью было бы собирать репарационный налог с людей, чьи предки не были рабовладельцами (далеко не все американцы в XVII–XIX веках владели рабами). И уж тем более несправедливо наказывать тех, чьи праотцы переселились в Америку после отмены рабства, не говоря уже об иммигрантах нынешних. Иными словами, выплата репараций без того, чтобы вызвать еще один серьезный конфликт в обществе, — задача практически неосуществимая. Тогда спрашивается: к чему все это шаманство?

Придется начать издалека. В последние годы мы видим заметное полевение либеральной части американской публики — электоральной базы Демократической партии. Видим все больший рост сочувствия социалистическим конструктам: призывы к бесплатному образованию, бесплатной медицине и прочему, что, по мнению идеологов социализма, должно быть оплачено запретительными налогами на состоятельных граждан и бизнес. Всё как социалисты любят: отнять и разделить. Особенно эти взгляды сильны среди молодежи. Примерно половина молодых людей хотела бы видеть страну социалистической. Да и среди взрослых картина похожая — 43% американцев считают социализм хорошей идеей.

Эти настроения родились из растущего с каждым годом отчуждения между простыми людьми и политическим классом, который в общественном представлении погряз в собственных интересах и уже больше никак не озабочен их нуждами. Всплеск социалистических настроений рождало и все крепнущее ощущение социальной несправедливости, растущая пропасть между богатыми и бедными, чему в немалой мере способствовали процессы глобализации. Они же во многом привели и к скукоживанию среднего класса, основы американского общества. Рабочие места уплывали в Китай, Мексику, другие страны с дешевой рабочей силой. На протяжении долгого времени цены в стране росли, а доходы населения оставались на месте. Люди стали терять веру в американскую мечту, в то, что завтра будет лучше, чем сегодня, а дети будут жить лучше, чем родители. Но именно эта мечта служила главной пружиной развития страны на протяжении всех веков ее существования. В этих условиях многие либерально мыслящие американцы стали видеть выход в смене курса на социалистический лад. Вопрос о репарациях идеально вписывался в этот общий нарратив. И конечно же, политики, чьей главной мотивацией всегда остается борьба за власть, чутко уловили эти настроения своих избирателей.

История с репарациями имеет и более частный характер. В США приближаются выборы, когда демократам требуются особые усилия, чтобы взбодрить своих чернокожих избирателей. И конечно же, репарации — идеальный манок, особенно для тех афроамериканцев, жизнь которых никак не назовешь благополучной.

Не сомневаюсь, что какая-то часть либерально настроенной публики в духе гоголевской маниловщины совершенно искренне полагает, что историческую вину белого человека нужно искупать выплатой репараций. Упрощенное мышление, конечно же, простительно идеалистам обывателям, но в устах искушенных политиков это звучит как откровенный цинизм. Цинизм, потому что политикам прекрасно известно, что реально решать проблемы малоимущей части чернокожего населения, как, впрочем, и всех других нуждающихся американцев, следует путем создания рабочих мест, борьбы с наркотиками, улучшения качества школьного образования в беднейших районах и пр. А вот тут демократам за 8 лет правления Обамы удалось сделать немного. Впрочем, все их разговоры о репарациях — это лишь вишенка на торте социалистического счастья, которое они так красочно расписывают.