Родных погибшего солдата в Израиле должны известить за 10 часов

Кто и как занимается ушедшими из жизни военнослужащими

Вот уже более десяти лет в российской армии несут духовную службу помощники командиров по работе с верующими военнослужащими. Военных священников можно встретить в самых отдаленных гарнизонах, в том числе на базах за рубежами России, например, в Киргизии, Таджикистане или Сирии. Есть военные духовники и в иностранных армиях. Причем нередко им доверено выполнять самые деликатные и непростые задачи, связанные с познанием и погребением погибших военнослужащих. Именно так происходит, например, в Армии обороны Израиля — ЦАХАЛ.

Кто и как занимается ушедшими из жизни военнослужащими

Известно, как в Израиле ценят жизнь каждого своего гражданина. Самым первым пунктом Устава Армии обороны Израиля является древнейший основополагающий принцип иудеев - «пикуах ха-нефеш»: сохранение человеческой жизни любой ценой. Суть его в том, спасение человеческой жизни (своей или чужой), когда ей угрожает опасность, является долгом.

А всем, что связано с кончиной и погребением военнослужащих, в Израиле занимаются люди, чье призвание – служить богу. Военный раввинат – это последний визави израильского воина.

Религия в солдатских ботинках

К сожалению, теракт – будни Ближнего Востока. На месте трагедии бородачи ортодоксальной добровольческой организации ZAKA («Опознание жертв бедствий») появляются сразу же вслед за полицией и медиками. Врачи занимаются выжившими. А раввины ZAKA в перчатках, с черными пакетами в руках скрупулезно собирают останки. Спрашивать их в этот момент о чем-либо, например, о том, что они чувствуют, бесполезно. В ответ низенький раввин с седыми пейсами лишь говорит: «Вы задерживаете их души…».

Раввины ZAKA стараются не давать интервью и как можно меньше контактировать со светской частью израильского общества. Они просто делают свое дело. Дело, которое по законам Талмуда людям светским делать запрещается. Дело в том, что считается грехом иметь какой-либо телесный контакт с умершим. Поэтому священники как бы берут этот грех на себя.

Длинные пейсы, кипы, на первый взгляд совсем не вяжутся с армейской формой. Однако именно военные раввины занимаются самой страшной работой – сбором останков с места гибели, опознанием и похоронами согласно иудейской религии.

Военный раввинат работает в тесном контакте с находящимся в Тель-Авиве институтом судебно-медицинской экспертизы «Абу-Кабир». И свидетельство о смерти военного или гражданского всегда выдает только эта организация. Медики лишь констатируют факт физической кончины и более не имеют никакого контакта с телом.

Все служащие военного раввината имеют различные звания в зависимости от места службы, носят военную форму и подчиняются уставу. Военным раввином Армии обороны Израиля является бригадный генерал Эяль Карим. В его подчинении - раввины войсковых частей и соединений, родов войск и военных округов.

Опознание

Солдатский жетон на шее и ботинках, рентгеновский снимок зубов, образцы ДНК в лаборатории – солдатское «memento mori». В случае гибели все это поможет опознать человека.

Опознание — это, как правило, ступенчатый, сложный процесс. В особых случаях задействованы высокие технологии: магнитно-резонансные томографы, рентген, микробиологический или генетический анализ.

Скорбная процедура проводится военным раввинатом в первичных пунктах сбора раненных и убитых, а в случае необходимости - в институте судебно-медицинской экспертизы «Абу-Кабир».

Существуют несколько этапов этого, тяжелого для всех его участников, дела. На первом происходит опознание двумя сослуживцами, которые были знакомы с убитым лично. Каждый из них в присутствии командира части и своего офицера должен опознать погибшего по лицу. Бывает так, что возникает расхождение в опознании по лицу между двумя солдатами. Это немедленно переводит процедуру опознания на другой уровень.

Если опознать погибшего по лицу невозможно, проводится опознание по личным вещам и личным жетонам. Если и таким образом личность не опознана, то составляется протокол с заключением «опознание в части не состоялось».

С этим документом, а также с медицинской карточкой тело поступает в «Абу Кабир».

Там последний этап опознания. Как правило, на этом этапе сравниваются отпечатки пальцев, слепок зубов, делают микробиологический анализ тканей.

Разрешение на третий уровень опознания выдается армейским раввинатом, и получить его, если не присутствуют исключительные обстоятельства (например, лобовое столкновение военных вертолетов), не так просто. Причина этого – очень настороженное, даже крайне негативное, отношение иудейской религии к вскрытию.

Треугольник опознания

Очень часто в процессе опознания используется технология перекрестного наложения информации. Она дает возможность в самые сжатые сроки - за несколько часов, с максимальной достоверностью опознать погибшего. Система базируется на трех основах: документирование идентификационных параметров призывников, сбор идентификационных данных после гибели и сравнение их для окончательного и достоверного опознания. Это, так называемый, «треугольник опознания».

Биометрические данные военнослужащего получают в день призыва: фотография, отпечатки пальцев, дигитальная фотография полости рта, рентгеновский снимок зубов и анализ крови на случай, если придется сравнивать ДНК.

Идентификационные данные погибшего снимают с помощью сверхчувствительной компьютерной мыши аппарата morpho-smart optics (оптическая умная морфология) и сканера. Собранную информацию после проверки передают в центр сбора данных о погибших.

Сравнением биометрических данных военнослужащего с информацией о погибшем занимается подразделение расследования и идентификации. Оно устанавливает личность погибшего. Эти данные передаются в Главный военный раввинат, где вносятся в папку погибшего. В уставе Армии обороны Израиля четко прописаны сроки, в которые должны вписаться все исполняющие опознание и извещающие о гибели.

Так, информация о смерти военнослужащего без указания его имени должна быть передана в течение 15-60 минут. На то, чтобы установить имя погибшего, отводится от 1 часа до 4 часов. Опознание, в зависимости от сложности ситуации, должно произойти в срок от 90 минут до 9 часов.

Жена и родители должны быть оповещены о смерти военнослужащего в срок от 2-х до 10 часов. На то, чтобы о трагедии узнали все члены семьи, отводится от 3 до 11 часов.

Этот пункт иногда нарушается в том случае, когда члены семьи находятся за пределами Израиля.

Такой малый срок на оповещение связан с еще одной интересной традиций иудейской религии.

Последний путь

Многие традиции и уклады стран Ближнего Востока часто очень неоднозначны, нестандартны, имеют двойной, порой очень глубинный и трудный для сознания других народов смысл. Это касается и похорон, в том числе армейских.

Иудейская религия не воспринимает смерть как акт со знаком «минус». Именно из этого постулата исходит традиция захоронения тела в срок, не позднее ближайших 24-48 часов после гибели.

Считается, что до тех пор, пока тело не предано земле, душа погибшего не может освободиться и предстать перед Всевышним. Именно поэтому «боевые коты» ВВС (неофициальное название военных летчиков) стараются как можно скорее вывезти тело убитого с поля боя. Именно поэтому павшего военного хоронят в той одежде, в которой он погиб, вместе с землей, на которую пролилась его кровь.

Гроб с погибшим всегда несут равные ему по званию, по три человека с каждой стороны. Сопровождают процессию 14 солдат военного караула, каждому из которых выдается «короткая» церемониальная винтовка М16 для троекратного салюта...

В 1949 году, через несколько недель после образования государства Израиль, была принята единообразная форма всех военных памятников. Творческий конкурс выиграл иерусалимский архитектор Ашер Хирам. С тех пор надгробие на военных кладбищах выглядит так: каменная плита с ячейкой для посадки цветов, на которой выбиты имя, фамилия, звание, возраст погибшего по еврейскому календарю, дата и причина смерти, а также имена родителей и дата приезда в страну (если погибший не уроженец Израиля).

Обязательна и аббревиатура из букв иврита, означающая фразу «пусть твоя душа будет свободна от трудностей бытия». В правом углу плиты выгравирован личный номер погибшего и символ Армии обороны Израиля или специализированной части, где он служил.

На могилы, как правило, не кладут цветов, исключением являются только венки. Но вот маленькие камушки всегда можно увидеть на мраморных плитах – их кладут родственники, как память о древнейшем обычае. Евреи всегда жили в пустыне и, свои могилы засыпали песком, обкладывая их камнями, чтобы хищники не разрыли свежую насыпь. Сегодня же маленькие камешки символизирует неразрывность связи между миром живых и миром мертвых.